От зари времён, к северу от рая. "Проклятие Дырошника". "Катастрофа"


Предыдущая глава

Проклятие Дырошника

Глас Первый: 
– Итак, кто ответчик?
Глас Второй: 
– Некий смертный. 
Глас Третий:
– Именуемый Вождём.
Глас Первый:
– Смертный, до поры до времени возомнивший о себе, как о равном Триединству; 
Глас Второй:
– Смертный, уверовавший в собственное мнимое величие и попытавшийся подвергнуть Верховное могущество Триединства сомнению и насмешкам;
Глас Третий:  
– Смертный, посмевший в своей разнузданной гордыне дойти до прямых оскорблений самих Верховных Вседержателей…
Вердикт Триединства. 
Отныне и вовеки повелеваем:
– Низвергнуть так называемого вождя и вероотступника с его трона;
– Проклясть и наречь имярека Дырошником за вероотступничество и  богохульство через пролом в крыше жилища;
– Обречь преступника и весь его род на вечные скитания по горам, лесам и болотам;
 – Отлучить преступника иже с ним всякого примкнувшего от человечьего Эзотериума; оставить единственную возможность быть увиденным человеческим глазом лишь в бурю и сквозь дырку от сучка в качестве вечного напоминания о грехе вероотступничества и богохульства;
– Исключить какие-либо сношения имярека с людским родом, затруднить общение внутри своего отныне проклятого рода; через поколение вовсе лишить его потомков речи и наделить звериным обличьем;
– Оставить роду вероотступников связи с созданиями Неба, Земли и Воды, дабы усугубить осознание ими своего низкого происхождения и животного предназначения; для этого сохранить человечью способность к мышлению;
– Наделить род вероотступников предельным для смертных созданий долголетием, дабы продлить его муки и раскаяние за совершённый грех;
– Женщинам Проклятого рода даровать последнюю милость: открыть секрет особого зелья, дающего возможность, подобно рыбам и гадам, дышать под водой через кожу, что также позволит свести на нет непозволительные контакты с миром людей;
Дата от начала времён. 
Подписи: Ливень, Гремень, Сполох. 
Небесная печать Триединства. Молния и гром. Занавес ночи.

Катастрофа

Рой пылающих стрел с древками,  вымазанными сосновой смолой, огненными метеорами устремился к самому центру деревни.
Землетрясение, случившееся этой ночью, не оставило людям ни одного целого жилища, похоронив под обломками и затянув в разверзшиеся и тут же с невыносимым рёвом сомкнувшиеся земные недра добрую треть его жителей. 
Болотное племя, давно поджидавшее удобного случая, чтобы расквитаться со своими извечными врагами, и постоянно следившее через лазутчиков за соседями, не преминуло воспользоваться такой блестящей возможностью. 
Частокол был местами повален, и в образовавшиеся бреши хлынули отряды вражеских воинов, подстегивая свой пыл боевым кличем. Лучшие из лесных охотников, чьи скрепы стояли рядом с жилищем Вождя, в этот недобрый час уже покоились под громадными обломками обвалившейся при землетрясении скалы. 
Ликующие враги приступили к разграблению ненавистного богатого гнезда. Женщины с плачущими детьми и старики при всем отчаянном желании не могли оказать им сколько-нибудь серьёзного сопротивления. Повсюду слышались хрипы и стоны умирающих, мольбы несчастных, истязаемых захватчиками, которые заглушали торжествующие вопли грязных болотных дикарей, не знающих пощады.
Кровавый шабаш затянулся до самой зари. Вождь, вместе с Травяницей едва выбравшись из-под брёвен разрушенного скрепа, сразу оказался в окружении низкорослых крепышей с болота. 
Он пробивал себе дорогу к родному лесу перекладиной, выдернутой им на бегу из обломков скрепа. Левой рукой, с перевязанной раной на предплечье, Вождь заслонял от дикарей свою испуганную спутницу. 
Весь красный от чужой крови в ярких отблесках пожарища и вне себя от бешенства, он неустанно и ожесточенно крушил черепа обитателей Вонючего болота всем, что подворачивалось под руку. Травяница,  временами зажмуриваясь от ужаса, едва поспевала за своим грозным защитником.
Наконец, лес принял беглецов в свое зелёное лоно, надёжно укрыв их, как зайчат, еловыми лапами от двуногих хищников, обезумевших от крови и безнаказанности.

Продолжение следует


Comments 2