dstain: Когда все умрут [ Глава 8 часть 2 ] [7166451]


Автор: Я Дмитрий Стаин

МОЯ Группа: Вконтакте

ГЛАВА 1

ГЛАВА 2

ГЛАВА 3 Часть 1

ГЛАВА 3 Часть 2

ГЛАВА 4

ГЛАВА 5

ГЛАВА 6

ГЛАВА 7

ГЛАВА 8

Глава 8 часть 2

Майк силком заталкивает нас в комнату для допросов, где находятся лишь стол и два старых обшарпанных стула, а одну из стен заменяет большое зеркало. Сам парень отправился защищать нас от нападавших. Надеюсь, у него есть хотя бы оружие, иначе придется туго. Я оборачиваюсь, осматриваю сестру, маму, Кристи. Последняя держит на руках Томми, который, кажется, ничего не понимает, а лишь кривляется в двойное зеркало. Повезло же ему, что ничего не понимает пока. Но это если, конечно, Майк сможет отбиться от этих уродов. Тишину в нашем укрытии прерывает глухой стук обо что-то железное, кажется, о дверь главного входа в участок. Сразу послышался выстрел, а затем и звон бьющегося стекла. После, через приоткрытую дверь доносятся крики детектива. Неужели он тоже за них?! Или пришел спасти нас? Я должен это узнать, и заодно помочь нам всем спастись. Окинув еще раз всех здесь сидевших, я направляюсь к выходу, но тут путь мне перекрывает семья.
— Эван, я не пущу тебя туда. – Говорит мама, Эмми же просто держит меня за руку.
—Мам, не волнуйся, у Майка, судя по выстрелам, есть оружие. И у детектива, если он…
Окончание фразы я произнести уже не в силах, ибо просто отказываюсь верить, что все вокруг против меня. В тишине никто не замечает, как в здании полиции затихают выстрелы, и наступает тишина. Дверь в допросную открывается….


Майк прекрасно понимал, что выбраться отсюда живым для него задача сверхневероятная, и все же он должен попытаться…ради жены, ради сына, ради того паренька и его семьи. На чьем-то столе он замечает брошенный пистолет, а в нем почти полную обойму. Мало, чтобы выжить, однако достаточно, чтобы задержать их и, если все будет плохо, дать всем возможность убежать. На том конце участка раздался протяжный стук в железную дверь и следом звук, как она распахивается и ударяется о стены. Майк сделал первый выстрел, попав в окно на двери. Осколки посыпались на не ожидавших такого сопротивления тварей. Над головой парня пролетел нож для мяса, воткнувшийся в стену за спиной. Выругавшись, он сделал еще пару дуплетов в сторону выхода.
Неожиданно, с той стороны участка начался какой-то кипеш и раздались новые выстрелы, но не в сторону парня. Высунувшись, Майкл увидел, как в его сторону вдоль одной из стен перебежками направляется странно знакомая фигура, при приближении оказавшаяся детективом. Парень уже было обрадовался неожиданному подкреплению, но счастье было не добрым. Пуля со стороны врагов угодила в Харли. По инерции детектив пробежал еще несколько метров, после чего рухнул на пол. Парень поспешил к нему, но мужчину уже было не спасти. Кровь хлестала из раны на груди, а изо рта вырывались только хрипы, которые с трудом складывались в слова.
—Там…у черного….входа….машина….с подкреплением…..они спасут вас….ключи от дверей в….левом кармане.
Сказав свои последние слова, Девидс испустил дух.
—Твою же мать. Это не к добру. Надо срочно валить отсюда.
Майкл достал из кармана трупа связку ключей, сделал еще пару выстрелов и, по расчетам, у него оставалось еще три пули, вполне достаточно. Он перебежкой направился в сторону допросной.


Просто не передать словами, как я рад, что это оказался Майкл, а не кто-то из них. В руках у него дымящийся пистолет, а за спиной стояла зловещая тишина.
— Так, живо выбираемся отсюда. Здесь есть черный выход, через него и уйдем. Там нас будет ждать полицейская машина.
—А детектив? Я слышал его голос. – спрашиваю я. Майк грузно выдыхает и отводит взгляд. Мама, видимо, поняв, что случилось, охнула, прикрыла рот ладонью.
Мы выходим из допросной, направляясь вглубь здания. В коридорах уже темно, меня словно охватывает чувство дежавю, я сразу вспоминаю те события, когда мы с Сэмом скрывались от «противогазов» в том подвале и шли по костям, но тогда было хоть что-то видно, а сейчас сплошная темнота и она существенно мешает двигаться. К черному выходу мы пробрались быстро, Майк все время придерживал Кристи с сыном, наверняка он сильно переживал за них, ведь это его семья и он должен их оберегать. Смотря на него, мой страх куда-то пропал и я, ощущая ответственность за себя и свою семью, взял за руки маму и Эмми. Хотя подозреваю, что они решили, что я боюсь.
Выбравшись из участка, я сразу замечаю полицейский фургон. Майк разворачивается к нам и на полуслове замирает. Я прослеживаю его взгляд и вижу, что к нам идут три «противогаза». На них рваная одежда, а топоры в руках говорят, что они явно не наши спасители. Я с Майком одновременно поворачиваю голову в сторону машины, но и оттуда к нам направляются маньяки, со всех сторон наступали эти монстры. Да сколько их? Мама пятится назад, увлекая за собой Эмми и закрывая меня своей спиной. Майк, прикрывая Кристи с Томми, поудобнее держится за лом, валявшийся прежде рядом с лестницей черного входа, готовясь к драке. За пазухой у него пистолет, который парень готов применить в самой тяжелой ситуации. Я судорожно думаю и ищу глазами, чем можно ему помочь. На глаза попадается ветка, я поднимаю ее, оценивая какую пользу принесет кусок дерева, если нужно будет помочь Майку. Как оружие так себе, но если целится куда-нибудь в живот местом слома, то на время обезвредит противника. Я выскальзываю из-за спины мамы и, подбежав, становлюсь рядом с Майком. Он оценивающе посмотрел на меня и мое оружие.
—Эван, я сейчас отвлеку их внимание на себя, а ты хватай женщин и беги к машине. В это мгновение один из маньяков налетает, и сбивает Майка с ног. Я толкаю маму с Эмм и Кристи в сторону машины, боковым зрением замечаю, что остальные «противогазы» просто стоят и смотрят на нас. Добежав до автомобиля, Кристи открывает заднюю дверь полицейского фургона и запускает вперед маму, передает ей ребенка, и сама забирается вовнутрь. Следом залезает Эмми, оборачивается и протягивает руку, чтоб я мог тоже забраться в убежище. Но вместо того, чтобы лезть следом за всеми, я захлопываю дверь и, взяв палку покрепче, бегу на помощь к Майку. Он в это время уже сидел на маньяке и бил его кулаком по лицу. Правая бровь парня рассечена, из носа течет кровь. Я останавливаюсь в метре от них и смотрю на «противогазов», они также стоят, но уже сняли свои маски.
Их лица… я сразу вспоминаю, как мы с Сэмом на заднем дворе его дома жгли пластмассовую бутылку, нам нравилось, как плавленая пластмасса шипящими горящими комками, словно лава или шаровая молния, падала на землю и застывала в причудливых формах. Один раз даже такой комок попал мне на ногу, от чего остался шрам над большим пальцем. Так же выглядели и лица маньяков, будто бы на них вылили гору таких горящих бутылок. Что-то сильно разъело им кожу, от чего местами видны зубы, застывшая плоть буграми и гноящимися ранами покрывает то, что когда-то можно было назвать лицом. У кого-то не было носа, у кого-то глаза. Так, разглядывая друг друга, мы стоим с минуту, из транса выводит хрип одного из них, он поднимает руку и одним из оставшихся трех пальцев указывает на нас. Остальные, как по команде, начинают движение в нашу сторону. Майк резко подрывается, хватает меня за руку и мчится к машине. Преодолев расстояние, он открывает дверь и, запихивая меня в салон, залетает следом.
—Поехали! Кричит он, и машина двигается с места.
Кристи с Томми сразу пересели к Майку, она попыталась осмотреть его раны, но он лишь отмахнулся. Никто не обратил внимания, что человек на водительском сиденье смотрел строго прямо, на лоб была натянута полицейская фуражка, под которой виднелись темно-рыжие волосы.


На металлическом сиденье, какие обычно используют стоматологи, сидит полностью голый, довольно тощий парень, голова, ноги и руки которого закреплены кожаными ремнями. Над ним так же, как в той операционной, горит лампа. Он в сознании, пытается вырваться, выкручивает руки, но только наносит себе еще больший вред. Остальная часть комнаты погружена во мрак. Из темноты выходит медсестра, Джулия. Девушка невысокого роста, одетая в белый медицинский халат, едва доходивший до колен, темно-рыжие волосы завязаны в тугой хвост, лицо скрывает маска так, что видны лишь голубые глаза. Перед собой она катит такой же столик из нержавейки, на нем аккуратно расположились бритвы, пассатижи, дрель и еще куча разнообразных предметов быта, которые, девушка собирается использовать не по назначению. Она устанавливает столик рядом со своей жертвой, который начинает понимать, что обречен. Джулия внимательно смотрит во тьму, затем на парня и снова во тьму. Ее глаза сужаются, а лицо под маской растягивается в безумной улыбке. О да! Ей позволят сделать это лично, самой.
Девушка делает укол парню в шею, затем осматривает свои инструменты, словно пытаясь определиться, с чего же ей начать. Сделав выбор, она закрепляет специальным приспособлением рот парня так, что он остается открытым, как бы жертва не силилась его закрыть. Джули берет пассатижи и присматривается к белоснежным зубам паренька. После углубляется орудием пытки в рот парню и за пару движений выдергивает зуб. Он орет и бьется в конвульсиях, теряет сознание, но следующий вырванный зуб возвращает жертву обратно в реальность. Весь свой «улов» она складывает в металлическую миску. Покончив с зубами и недосчитавшись пары штук, девушка качает головой, а затем берется за дрель. Несколько раз нажав на кнопку и оставшись удовлетворенной звуком работающего прибора, она целится в кончики пальцев своей игрушки. Воздух наполняется кислотно-сладковатым запахом, а тьму прорезает новый крик боли. Просверлив два пальца, Джулия вдруг обращает внимание на лезвие и, отложив дрель в сторону, снимает с себя запачканную кровью медицинскую маску. Накрашенные яркой алой помадой губы снова раздвинулись в улыбке. Закрепив еще один ремень над коленом парня, она берет лезвие и делает глубокий надрез, затем еще и еще, пока не добралась до сияющей белизной кости. Оценив свои старания, девушка снова принялась кромсать конечность своей жертвы, только уже вдоль, а не поперек. Едва лезвие начинало тормозить, как Джули меняла его на новое, и так несколько раз. Судя по вращающимся зрачкам юноши, он еще жив, но вряд ли что-то чувствует. Пытки должны были убить всякую чувствительность, если, конечно, разум все еще при парне. Такими манипуляциями девушка вырезала солидный кусок человеческого мяса с ноги парня, оголив кость.
Взгляд девушки падает на живот, и она снова злорадно улыбается. Она протыкает кожу лезвием чуть выше пупка и несколько раз проворачивает руку, тем самым сделав небольшое отверстие. Нагибается к нижней полке столика и, взяв в руку стеклянную банку с чем-то живым внутри, достает из кармана халата зажигалку. Почти заботливо откручивает крышку и прислоняет отверстие банки к дырке в животе, чиркает зажигалкой, та загорается, а копошащиеся твари внутри нагревающегося стекла начинают искать выход, а он только через рану парня. Насекомые спешно скрываются внутри несчастного. Юноша чувствует, что внутри него кто-то есть и начинает вырываться с новой силой, от кровоточащей ноги во все стороны разлетаются брызги, а изо рта доносятся лишь булькающие звуки.
Джулия явно получает от происходящего несказанное удовольствие, ее лицо сияет от счастья. Она добавляет новую порцию боли, наступив на оголенную кость. Раздается хруст ломающихся суставов, и парень теряет сознание. Но уже девушка не обращает на это внимание, она уже слишком вошла во вкус, чтобы обращаться внимания на такие мелочи. С нижней полки столика выуживается слегка потускневший газовый баллон. Освободив маленький клапан от крышки, Джули нажимает на кнопку, и поток газа охватывает огонек от зажженной зажигалки, превращаясь в мощное пламя. Мучительница подносит огонь к раненой ноге парня, от чего он резко дергается и снова пытается кричать, но кровь из поврежденных десен заливает горло, от чего он только начинает захлебываться собственной кровью. Маньячка водит баллоном с огнем по его телу, от колена к бедру, перемещаясь попеременно то на одну, то на другую ногу. Прижигает пробитые дрелью пальцы, затем переносит пламя к дырке в животе. Помещение наполняется отвратительным запахом горелого мяса, от которого любому другому человеку хочется блевать. Но Джулию, похоже, не беспокоили ни крики, ни запах пережаренной плоти. Она всё водит по телу молодого человека свой адский огонь, от чего кожа покрывается волдырями и начинает лопаться, а затем лоскутами падать на пол, издавая неприятный шипящий звук. Она прожарила почти всё тело, и теперь принимается за лицо, видимо решив, наконец, покончить со своей жертвой. Видно, как кожа на лице начинает покрываться волдырями. Глазные яблоки тают и медленно начинают вытекать наружу через широко раскрытые веки. Жертва больше не шевелится. Лицо Джулии расплывается в радостной улыбке. С ее губ срывается лишь одна фраза.
—Ну что, начнем игру?

Продолжение следует...


Оригинал поста создан 24-06-2017 20:51:21 UTC


7166451 Когда все умрут [ Глава 8 часть 2 ]
7166580 Воспоминания
7166818 Зачем учёному Голос?
7167183 7 полезных советов при изучении иностранного языка
7168022 Кооперация - единственный путь для жизни России
7168100 Мой Город. Или куда кроме Эрмитажа и Петергофа, можно пригласить гостей в С-Петербурге.
7168307 Плакаты, CSS, пиксельарт
7168393 История одной жизни - Переезд
7169045 Её величество экономика. Вся такая непредсказуемая...
7169844 Ярославль. Город-князь.
7170361 Школа КУНГ-ФУ. Цзяюйгуань.
7170628 Секреты блогинга от злой кусачей рыбки
7172059 Спецвыпуск "Пионерской правды" - кому перешёл дорогу @fyrstikken и что от него хотят
7172646 Анонс Peerity: социальная блокчейн-платформа!!
7172901 ​…А кроме файеров – Бои Рыцарей!..

Прежде чем писать комментарий прочитайте О ПРОЕКТЕ
Поддержите проект донатом!


Comments 0