bambr: ⚜ 😿 ⧼16⧽ Живые игрушки или "Как погибают дельфины и киты, выловленные для потехи" ᛟᚠᛃ [5428705]


Репост статьи Лоры Белоиван из "Новой газеты"
В источнике автор обещает продолжение темы.

Статья большая, потому не стал компилировать в пост другие новости по теме "Живые игрушки", достаточно одной этой, хорошей на мой взгляд, статьи.

Тема дельфинариев и зоопарков не однобока и не однозначна. С одной стороны да, зрители подталкивают "бизнесменов" - эксплуататоров создавать те же дельфинарии и это плохо, с другой, те что созданы... только зрители могут позволить продлить жизнь бедным животным. Если зритель не пойдет вдруг в такие заведения, мне кажется, владельцы не выпустят бедных животных на свободу, а если и выпустят, те вряд ли там уже выживут, либо заморят голодом, либо убьют.
Мне кажется вопрос можно решить только на законодательном уровне и при государственном контроле за содержанием животных.


Как погибают дельфины и киты, выловленные для потехи

В двух соседних регионах — в Краснодарском крае и в Крыму — дельфинариев 34. В крошечном Лазаревском — приблизительно одна улица, зажатая между морем и горами, — их три. Откуда для всей этой прорвы балаганов берутся черноморские афалины, отлов которых запрещен с 2003 года, потому что эти дельфины — краснокнижные? Несомненно, какая-то часть рождается в неволе, но основная часть «артистов» — это животные, незаконно отловленные в Черном море. Доказать происхождение дельфина, часто выступающего по подложным документам, — практически невозможно.

В Большом Утрише находится «Анапский дельфинарий», один из четырех дельфинариев маленькой, но процветающей империи Людмилы Камаевой и ее ООО «Фирма Дельфин». Пожалуй, если не самой лучшей в стране по водоподготовке в частности и по содержанию животных вообще, то в пятерке лидеров точно. Офис в Анапе, открытый морской дельфинарий в Утрише, филиалы в кубанской Архипо-Осиповке, в крымской Оленевке и в Набережных Челнах. Белухи, ластоногие, 25 афалин.

Они плодятся. Мне уже столько не нужно. Я уже разделила всех: мальчиков отдельно, девочек отдельно.

Камаева — первая и пока единственная, кто заказал для своих дельфинов генетические паспорта.

Чтобы ни одна собака не смела говорить, что я подлавливаю дельфинов с воли, — сказала она.

Людмила Борисовна мне нравится. Она резкая, умная и не врет. Хотя про то, что библиотека ДНК на афалин позволит разводить их без риска близкородственного скрещивания, чтобы в перспективе торговать подрощенным приплодом, — не сказала. Но, правда, я и не спрашивала. Поехала в дельфинарий, смотреть на ее рожденных несвободными.

Если честно, понятия не имею, что для китообразных хуже: быть пойманными в море и очутиться в банке с водой или — родиться в банке с водой, никогда не зная о другой жизни? Если иметь в виду риск гибели и страдания при отлове, то рождение в неволе все это исключает, а значит, оно лучше, чем отлов.

Но что такое рождение в неволе и последующая невольничья жизнь для дельфина, у которого есть генетическая память? Природа миллионы лет затачивала его для жизни на дистанциях огромного размера, и вдруг он рождается в небольшой емкости или, как на Большой Утрише, в морском вольере, где сетка ограждает загон от большой воды. Как по мне, так «хуже оба».

Залив в Большом Утрише очень тесный. В два крайних вольера приливом натащило прорву медуз, и вода похожа на овсяный кисель. В первом сидят патагонские львы — самка и самец, второй с медузами, в третьем два юных дельфина поймали медузу и лениво перебрасывают ее друг другу. Потом медуза им надоедает, один дельфин берет мячик и начинает играть с ним, а второй подплывает к берегу и пытается что-то донести до сведения сотрудника дельфинария — тот кивает, берет еще один мяч и бросает в воду. Дельфин уплывает за мячом. Теперь оба заняты делом.

Вот эти два — они уже выступают вовсю, — говорит мне тренер, — их даже учить не пришлось, их родители всему научили.

Напротив дельфинария, у противоположного берега узкого залива, буквально по ту сторону сетки пришвартованы небольшие рыболовецкие суда. Слева выход в море. Справа горы. Сверху небо, и ему наплевать. Возвращаюсь в Анапу.

В начале весны 2016-го, увидев однажды, что дельфинов в «Китариуме» кормят строители, местные активисты написали заявление в Азово-Черноморскую природоохранную прокуратуру. Не только о плохих условиях содержания, но и о том, что двое из трех животных являются краснокнижными и что неплохо было бы узнать, откуда они вообще взялись. Экспертом — с согласия прокуратуры — выступил тренер из Москвариума Сергей Кожемякин, один из самых авторитетных в стране. Кожемякин прилетел в Анапу и сделал заключение, что «самка и молодой самец похожи на черноморских афалин». Нужен был генетический анализ, который бы доказал, что в «Китариуме» не тихоокеанские дельфины, а именно черноморцы. Но владельцы «Китариума» взять соскоб эпидермиса не позволили, а природоохранная прокуратура вдруг отказалась выдать соответствующее распоряжение.

Представителя Азово-Черноморской природоохранной прокуратуры, не ставшей конфисковывать белуху и афалин из «Китариума», зовут Алексей Шаповалов, и это тот же самый героический (без иронии) прокурор, который в 2015 году в очень похожем случае вынес — впервые в России — постановление о досудебном изъятии дельфинов у собственника.

История черноморских афалин Зевса и Дельфы действительно беспрецедентна: никогда прежде не изымались животные у владельцев дельфинариев, тем более до суда. Это с Рокси у Шаповалова пошло что-то не так, а в тот раз все получилось. Ответчиком был Михаил Крохин, директор ООО «Павловская слобода», что специализируется на отловах и продажах морского зверья. Крохин перевез двух афалин из Москвы под Тамань, держал их в коровнике. Почти уже безнадежных животных согласилась взять на ответственное хранение Людмила Камаева. Дельфу и Зевса перевезли из коровника в Большой Утриш и поместили в морской вольер. Увы, было слишком поздно: первой умерла Дельфа, а за нею и Зевс. Во второй раз Камаева вряд ли бы согласилась брать чужих зверей под свою ответственность, и, когда мы с нею встретились, она это подтвердила. Вот и Шаповалов тоже не стал повторять свой подвиг.

Волонтер Наталья Макеева говорит, что была рядом, когда составлялся протокол. Прокурорские записывали данные со слов владельцев «Китариума». Есть копия этого документа, и в нем смешные цифры. По ним выходит, что хозяева бочки не знали, сколько в ней литров, пытались сымпровизировать, но получилось плохо: сказали, что объем 350 кубометров, диаметр 10 метров и глубина 5,5. Раскопав в мозгу формулу площади круга и другие школьные принадлежности, мы получаем объем 172,7 куба (хотя, честно говоря, это уже вообще не важно).

Зато более или менее понятно, почему правоохранительные сердца не лежат к подробной возне с дельфиньим дерьмом, разбавленным хлоркой. Если оказалось бы, что в дерьме сидят черноморцы, то пришлось бы их изымать, а дальше — что? А некраснокнижная охотоморская белуха — ее куда девать? Перевезти в Охотское море и отпустить там? — допустим; но, во-первых, до решения суда это невозможно, а во-вторых, больное животное не выдержит транспортировки. Организовать временную передержку на время суда, лечения и реабилитации? — допустим; но на чьей базе? Кто из владельцев дельфинариев возьмет к себе чужую белуху с подозрением на тяжелое инфекционное заболевание? Никто. Где построить хотя бы временный, на скорую руку, реабилитационный вольер открытого типа? — нет ответа.

Как спасать?
В России нет ни одного реабилитационного центра для китообразных, и это «что дальше?» висело не только над прокурором Шаповаловым, но и над нами все то время, пока мы строили планы по освобождению Рокси. У нас были очень жидкие варианты ее пристройства на лечение и реабилитацию (я их не стану называть: вдруг окрепнут и когда-нибудь пригодятся), а у прокурора не было и таких. Но после гибели афалины он сообщил активистам, что «у него для них есть хорошие новости»: «готовим изъятие животных, но оставляем на ответственное хранение у собственника, а поскольку это уголовное дело, то оно будет под контролем Анапской прокуратуры».

А полиция Анапы отказывается возбуждать уголовное дело по статье 245 УК РФ «Жестокое обращение с животными».
А прокуратура Анапы говорит: ну на нет и суда нет. И возвращает дело «Китариума» в природоохранную прокуратуру.
А природоохранная — обратно.
А Анапская — опять в природоохранную.
А потом медуза утонула, и обе прокуратуры стали играть с мячиком, каждая со своим.

Источник



Подпишись на меня

Руны

СтихиФотографииКиноМыслиСонВред
Живые игрушки Опасность Статистика


Оригинал поста создан 25-04-2017 06:37:45 UTC


5415754 Тема недели: мелодия длиною в жизнь или русский рок навсегда
5415786 📷Смешение эпох
5416118 🛠 Регистрация на платформе RuDEX по модели "КОШЕЛЁК" (инструкция)
5416178 Так много попугаев!
5417235 Шкапчик
5417794 Вера и религия. Две половины одного целого или супруги в разводе?
5421796 Эхо прошедшей войны
5423027 Эротическая фото фабрика | Asylum Babygirls | G. Cantone A. Bordignon
5425358 Нью-Йорк. Часть вторая.
5426808 Прогулка по Орджоникидзе
5427359 Блины на завтрак. Нежные и вкусные, для любой начинки.
5428465 Госзакупки МЧС
5428610 1 Рубль СССР = 1 доллар США + 2 мороженого по 18 копеек на сдачу.
5428705 ⚜ 😿 ⧼16⧽ Живые игрушки или "Как погибают дельфины и киты, выловленные для потехи" ᛟᚠᛃ
5428792 Эксклюзивный фестиваль обуви от @strecoza

Прежде чем писать комментарий прочитайте О ПРОЕКТЕ
Поддержите проект донатом!


Comments 0