Гагарин, «Лед Зеппелин» и Чайковский



Посетить виртуальный концертный зал, находящийся в нашей школе искусств меня подвигло простое любопытство. И конечно, заявленная музыкальная программа, которую я случайно обнаружил в одной из соцсетей. Странно, что на центральной городской афише о предстоящем мероприятии ни слова. Причем время начала для желающих посетить концерт, тоже неудобное – 15:00 и это в рабочий день. Поэтому, наверное, и в зале собралось человек семь или восемь взрослых дядечек и тетенек.
И еще с десяток ребятишек – скорее всего, из когорты обучающихся музыкальной грамоте в этом же учреждении.
Итак, мне предстояло увидеть и главное услышать программу классической музыки проекта Московской филармонии «Мама, я меломан» с участием Академического симфонического оркестра. Дирижировал молодой, но уже достаточно известный Димитрис Ботинис, а в качестве приглашенной звезды выступил виолончелист-виртуоз Александр Рамм.
В зале погасили свет и на экране, кстати, в хорошем изображении предстал концертный зал имени П.И. Чайковского, оркестр и…неожиданно, спортивный комментатор Дмитрий Губерниев.
На него была возложена задача – быть ведущим сего мероприятия. Что ж, очень любопытно!
Как и положено конферансье, Дмитрий широко улыбался, отпускал странные на первый взгляд шуточки, типа: «Друзья, позади меня стоит крепкий, как оборона сборной Финляндии по хоккею, оркестр!». Затем объявлял, что именно сейчас будут исполнять музыканты, и кратко излагал историю создания произведения. В данном случае, предстояло прослушать Бетховена вторую часть седьмой симфонии. И началось волшебство…
Мелодия лилась, обволакивала душу, и я забыл, что сижу в зале на неудобном стуле, что мало людей вокруг. Звук, кстати, на удивление приличный, не давящий на уши, не звеняще-дребезжащий, а равномерно позволяющий услышать все инструменты оркестра.

Следующим номером шла третья часть девятой симфонии Антонина Дворжака. На что наш странный ведущий сказал, будто бы американский астронавт Нил Армстронг брал с собой на Луну именно эту симфонию, а наш Юрий Гагарин, по ночам слушал «Голос Америки», но не группу «Битлз» а именно это произведение.
Реакция публики в зале Чайковского была неоднозначна: кто смеялся над шутками Губерниева, кто-то попросту отворачивался. Но опять всех помирила великая музыка. Стоит ли описывать это произведение, думаю, нет. Его надо слушать. Лично мне понравилась такая легкая перекличка скрипок и духовых инструментов, и даже что-то уловил из чешского юмора и почему-то, гармонии музыки американских прерий.
Вот кого для себя открыл… Будучи, не очень сведущ в именах композиторов-классиков, вызвал интерес заявленный в программе Эдуард Элгар. Честно признаюсь, о нем я услыхал впервые.
Но перед произведением этого британского автора, наш комментатор выдал тираду, сравнив Элгара с Элтон Джоном и чемпионом по академической гребле Стивеном Редгрейвом. Затем, пропел какую-то ерунду, типа:
«Включилось новое кино
И началась иная пьянка
Но все равно, но все равно,
То тут, то там звучит Таганка…»

«Как-то раз, у великого гитариста «Лед Зеппелин» Джима Пэйджа спросили: «Ну вот, как ты играешь?» Он ответил: «Да что я, я поигрываю, а вот молодой парень с виолончелью из Москвы, он по-настоящему играет…». Так представил перед публикой балагур Губерниев виолончелиста-виртуоза Александра Рамма. И добавил, что он «Кристиану Роналду мировой виолончели». Вызвав улыбку у публики, Дмитрий удалился, а дирижер взмахнул палочкой…Концерт для виолончели с оркестром, первая и вторая части. Эдуард Элгар. Неофиты, запомните это произведение! Да простят меня фанатки Стаса Михайлова и поклонники реппера Oxxxymiron за сентиментальность - у меня через две минуты звучания этого гениального опуса выкатилась слеза.
По-моему, именно Элгар был жемчужиной этой программы и еще Рамм. И тут я согласился с нашим чудаковатым ведущим – у гитариста Джима Пэйджа на гитаре есть лады, у Александра на грифе его инструмента их нет. Только идеальный слух. Тонкая, профессиональная работа.
Такое было ощущение, что из меня вытащили все, потом пустое тело закинули куда-то в космос…И в финале, вернули обратно, запихали сердце, печень, легкие, вернули мозг на место и все оказалось новым, нетронутым, девственным.

Далее шел известный полонез Петра Чайковского из оперы «Евгений Онегин». Здесь ведущий особо не острил, рассказал немного об истории создания и грянул оркестр. Сразу в памяти возникли мужские фигуры в гусарских ментиках и фраках, дамы в бальных платьях…
Адажио Рахманинова из второй симфонии конферансье представил без юмора - видать устал или понял, что с шутками явный перебор. Эту музыку я сравнил с котом-Баюном - завораживающая, мягкая, почти усыпляющая…Закрыв глаза, я до конца произведения был вне времени. Когда наступила в финале тишина, глянул на экран – дирижер Димитрис Ботинис крупным планом, с испариной на лице, видимо тоже вернулся откуда-то с параллельного мира в зал.
Вообще, дирижер здесь – это отдельная песня. Его надо видеть. Иначе, не до конца ощущаешь мощь сочинения.
Под занавес, после не очень удачной остроты про армян (сказывается спортивное прошлое Губерниева) оркестр завершил концерт залихватской лезгинкой из балета «Гаянэ» Арама Хачатуряна.
Включили свет. Стали расходится немногочисленные зрители. Вышел на осеннюю улицу города.
А ведь, не зря сходил и Дмитрий ничего не испортил своим дурачеством. Потом только понял, что все это затеяно для молодых и тех, кто хочет приобщиться к прекрасному. И когда все серьезно, то было бы скучно.


Comments 0