Мой Высоцкий.


Мой Высоцкий вошел в мою жизнь, когда я училась в седьмом классе. Тогда же, когда были открыты мной "Мастер и Маргарита" Булгакова, Надя Рушева, Леонид Енгибаров, Елена Камбурова, Новелла Матвеева, Григорий Поженян...
Отчетливо вижу эту картину: летний сезон, потому что я живу на веранде нашего деревянного дома в Кирове, я одна наедине с магнитафоном. Откуда он и откуда взялась запись концерта Высоцкого, не помню, но прекрасно помню свои впечатления от услышанного: большое удивление и восторг от голоса, от слов, от историй рассказанных этим голосом. Возможно, я даже не воспринимала в тот момент эту информацию как просто песню. Песни ведь в то время звучали совсем другие. Даже многочисленные пластинки бардов, прорвавшихся на "Мелодию" не давали мне того, что дали эти рассказы о совершенно различных героях Владимира Высоцкого. Все было новым и все заставляло вслушиваться в каждую фразу, а сердце в груди временами то замирало от восторга, то пыталось разорваться от надрывного крика: "Идет охота на волков..." "Парус порвали, парус..." Я и представить не могла, что бывает такая охота на волков... Высоцкий с его историями был для меня тогда - девочки - очередной книгой, живой книгой со своим голосом и своим особым миром, совершенно новым для меня. Так он пришел. Ярко!
А позже были дополнения в виде разных открытий. Когда я увлеклась Леонидом Енгибаровым, оказалось, что у Высоцкого есть отличное стихотворение о нем.
Енгибаров тоже ушел из жизни 25 июля. Мог ли Владимир Семенович думать в 72-м году, что эта дата станет и для него рубежом.
Владимир Высоцкий посвятил ему пронзительные стихи:

ЕНГИБАРОВУ ОТ ЗРИТЕЛЕЙ.

Шут был вор: он воровал минуты —
Грустные минуты, тут и там, —
Грим, парик, другие атрибуты
Этот шут дарил другим шутам.
В светлом цирке между номерами
Незаметно, тихо, налегке
Появлялся клоун между нами
Иногда в дурацком колпаке.
Зритель наш шутами избалован —
Жаждет смеха он, тряхнув мошной,
И кричит: “Да разве это клоун!
Если клоун — должен быть смешной!”
Вот и мы... Пока мы вслух ворчали:
“Вышел на арену, так смеши!” —
Он у нас тем временем печали
Вынимал тихонько из души.
Мы опять в сомненье — век двадцатый:
Цирк у нас, конечно, мировой, —
Клоун, правда, слишком мрачноватый —
Невеселый клоун, не живой.
Ну а он, как будто в воду канув,
Вдруг при свете, нагло, в две руки
Крал тоску из внутренних карманов
Наших душ, одетых в пиджаки.
Мы потом смеялись обалдело,
Хлопали, ладони раздробя.
Он смешного ничего не делал —
Горе наше брал он на себя.
Только — балагуря, тараторя, —
Все грустнее становился мим:
Потому что груз чужого горя
По привычке он считал своим.
Тяжелы печали, ощутимы —
Шут сгибался в световом кольце, —
Делались все горше пантомимы,
И морщины глубже на лице.
Но тревоги наши и невзгоды
Он горстями выгребал из нас —
Будто обезболивал нам роды, —
А себе - защиты не припас.
Мы теперь без боли хохотали,
Весело по нашим временам:
Ах, как нас прекрасно обокрали —
Взяли то, что так мешало нам!
Время! И, разбив себе колени,
Уходил он, думая свое.
Рыжий воцарился на арене,
Да и за пределами ее.
Злое наше вынес добрый гений
За кулисы — вот нам и смешно.
Вдруг — весь рой украденных мгновений
В нем сосредоточился в одно.
В сотнях тысяч ламп погасли свечи.
Барабана дробь — и тишина...
Слишком много он взвалил на плечи
Нашего — и сломана спина.
Зрители — и люди между ними —
Думали: вот пьяница упал...
Шут в своей последней пантомиме
Заигрался — и переиграл.
Он застыл — не где-то, не за морем —
Возле нас, как бы прилег, устав, —
Первый клоун захлебнулся горем,
Просто сил своих не рассчитав.
Я шагал вперед неукротимо,
Но успев склониться перед ним.
Этот трюк — уже не пантомима:
Смерть была — царица пантомим!
Этот вор, с коленей срезав путы,
По ночам не угонял коней.
Умер шут. Он воровал минуты —
Грустные минуты у людей.
Многие из нас бахвальства ради
Не давались: проживем и так!
Шут тогда подкрадывался сзади
Тихо и бесшумно — на руках...
Сгинул, канул он — как ветер сдунул!
Или это шутка чудака?..
Только я колпак ему — придумал, —
Этот клоун был без колпака.

1972 год

Много позже появился Высоцкий - артист. Потрясающий, искренний. В каждой роли ему веришь сразу, безоговорочно. Мне до сих пор сложно сопоставить Высоцкого - певца и Высоцкого - актера. Будто два разных человека. Еще позже, когда у меня уже была своя семья, я открывала его как человека, изучала его жизненный путь читая и сравнивая воспоминания его женщин, по крупицам собирала его биографию. Глупая девушка - тогда я еще не понимала, что вся его биография в стихах и песнях. "Не читайте обо мне, читайте меня" - говорила Марина Цветаева. Я стала слушать Владимира Семеновича. Не так как в юности, не просто, как информацию, а глубоко, понимая все его боли и печали. Даже в его веселых песнях...
Рядом подрастали дети. Я не вынуждала их слушать со мной, но видимо Высоцкого все же было слишком много, а у них подошел возраст протестов. "Отстаньте со своим Высоцким" - говорил мой старший, будто я к нему приставала.))) Но через два года самостоятельной жизни в Москве, этот же сын, уже совсем мужчина, привез два больших диска с полным собранием песен. И сам он уже знал почти каждую наизусть. Кто для него открыл Владимира Семеновича - не знаю. У него, конечно, свой Высоцкий. А мой - теперь совсем тихий и очень лиричный. Я почему-то с трудом уже слушаю его надрывные произведения, разве что в исполнении Елены Камбуровой или каких-нибудь молодых бардов на фестивалях авторской песни. Впрочем, мне не нужно их слушать. Песни давно живут во мне - как часть меня. И нередко я встречаю в жизни таких же людей, которые так же носят творения Владимира Семеныча в своей груди. Это такой опознавательный знак - Высоцкий. Поселился уже навечно и будет жить там до даты нашего собственного рубежа.

В Долгопрудном, в том июле,
Сам в санчасти я скучал,
Все до дембеля тянули
Время, спали, гвозди гнули,
А на меня весь взвод стучал.

Пыль, жара, олимпиада,
Папиросы, десять штук,
Бог весть тронул что, ребята,
Словом, но боец отряда
Не заметил тихий стук.

Вот страна, союз безбрежный,
В центре лысый монумент,
Вот он я, мудила грешный,
Перестарок и студент.

Словно темы нету больше
Для беседы на веку,
До Афгана и до Польши
Было дело дураку.

Коридоры, вечный юмор,
Голод, в радио ла-ла,
Врач сказал – Высоцкий умер,
И другая жизнь пошла.

Андрей Анпилов
25 июля, 2014 г.

На снимках два Высоцких проживающих в Сочи. Первого я очень люблю. Его можно найти недалеко от Михайловской церкви. "Купола в России кроют чистым золотом...".
Второй находится на реке Агуре. И он странный. Такого же цвета, как сама Агура, наполняемая лечебными источниками, стоит себе в лесочке, в стороне от шума и суеты.

Елена Камбурова получает премию Владимира Высоцкого.

Андрей Королев исполняет песню Владимира Высоцкого на концерте памяти ушедших поэтов в Мурманске.


Comments 5


Народ миленький! Если заметите ошибки, подскажите. Я уже засыпаю на ходу, ничего не вижу!) Хотелось успеть к 25-му. Очень вам буду благодарна!

24.07.2017 21:31
0

И нередко я встречаю в жизни таких же людей, которые так же носят творения Владимира Семеныча в своей груди.

Ну в глаза бросился разве что "Семеныч" вместо Семёновича..., но быть может тоже от "походного засыпания" от взора ушло, что это не огрех орфографии, а Ваше авторская интерпретация...
Вспомнилась "Дорогая передача... Во субботу, чуть не плача, вся "Канальчикова дача" к телевизору рвалась..." - вот это про нас)))

24.07.2017 21:43
0

Не, "Семеныч" - в этом случае, как бы звучит нежнее.)) Один раз всего использовала это простонародное имя Высоцкого.) А "Дача" - да, она мне тоже вспоминалась.)) И не только! Хорошо хоть телевизора у меня давно уже нет!

24.07.2017 22:05
0

Спасибо за воспоминания..)Только "много позже появился Высоцкий артист"...Неа...Много раньше..)

25.07.2017 18:15
0

Я же про СВОЕГО Высоцкого пишу. Я его, как артиста, узнала позже, сначала были песни, потом - артист, (потом - человек). Мне не разрешали особо в детстве смотреть телевизор, поэтому я не могла его знать в этой роли.)) А биографически - конечно!)

25.07.2017 19:30
0

Да я понял..У каждого свой...))Для меня раньше..)) Со Стряпухи...А песни я уж только в конце 70-х стал слушать..без фанатизма..

25.07.2017 20:55
0