Алиса 132.0


Иногда себя надо радовать (впрочем, книги это то, в чем я себе обычно не отказываю). Вышел еще один перевод Алисы. Я совсем было собрался пройти мимо с мыслью «с дуба приупали, не иначе!», но зацепился взглядом за переводчика. Его «Между двух стульев» стали (привет, Аня и Коля, точнее Коля и Аня) очень большим событием моей жизни.

Это человек с совершенно бесконечной фантазией. Причем вовсе не галлюциногенного характера, как можно подумать. Нет ничего сложного (ну, я предполагаю) в том, чтобы обдолбаться до полосатых слонов и запротоколировать результат прихода. Но написать книгу, в которой при всем ее безумии будет строгая внутренняя логика и совершенно чудесный лингвистический и философский посыл надо cуметь. Вот Клюев сумел. При этом она истерически, гомерически, симпсонически смешная. Это я про «Между двух стульев».

Кстати, книжка существует в двух вариантах, разные обложки и концовки. Короче, это сплошная читательская радость. Какой-то англичанин говорил, что нет такой ситуации, к которой он бы не смог подобрать цитаты из Охоты на Снарка. Вот что-то подобное можно сказать и про «Стулья». Она какая-то универсальная. Живое чему подтверждение моя подруга Аня, которая постоянно (и крайне уместно) ее цитирует. Кстати, Снарка Клюев тоже переводил.

Кроме Стульев у него вообще большой опыт в литературе абсурда. И теоретизирования на эту тему. Книжку «RENYXA: литература абсурда и абсурд литературы» мне нравится едва ли не больше «Между двух стульев» (хоть это труднопредставимо). Это сборник, в котором собрано все, связанное с абсурдистской литературой. От переводов лимериков, «Охоты на Снарка» Кэррола (зачем я это пишу? все и так знают, чей Снарк), до совершенно замечательной теоретической «Теории литературы абсурда» (это седьмая книга сборника).

В душе я немножко филолог (я имею в виду личное пространство, а не душевую кабину). А так как кроме этого мне повезло, и меня не насиловали анализом книжек, то я полюбил это дело в одностороннем порядке. Вот так стоит родителям отвернуться, а из ребенка филолог вышел. Хорошо хоть не с документом гособразца. Но следы остались. Например, если что-то из текстов меня трогает, я стараюсь понять, почему так произошло. Понимание механизма у меня не ослабляет эмоцию, а усугубляет.

Недавно я приводил в пример Бродского с его «С точки зренья комара, человек не умира». Мне это стало нравиться много больше, когда я понял, почему там появилось слово «умира». Почему именно так. Потому, что его (комара) прихлопнули. Так что комар и человек связаны не только сравнением длительности их жизней, но и чем-то более трагичным. Блин, ну круто же! А еще это стало отлично рифмоваться. И вообще, я питаю слабость к литературному хулиганству.

Так вот, я страшно люблю разбираться в том, почему тот или иной текст производит впечатление, и Клюев в своей «Теории…» меня сильно в этом понимании продвинул. Меня очаровала его идея про то, что в лимериках важна не семантика, а форма. Рифма в лимериках и любой другой абсурдистской литературе должна быть безупречна. В смысле должна запоминаться с первого раза. Чтобы она была и неожиданна, и в то же время, чтобы было ощущение, что «ничего другого тут не может быть». Так всегда было, просто мы только сейчас об этом узнали. Или его соображения про строгую формальность обеих Алис. Там много еще разных идей, которые помогают, во-первых, понимать лимерики и вообще литературу такого рода, а во-вторых, дает путеводную нить переводчику таких текстов.

Кстати, переводы лимериков Самого Клюева мне не так понравились, да и Охоту на Снарка я предпочитаю в переводе Григория Кружкова, но тут, я думаю, эффект первой любви. Эстетический импринтинг. Тем не менее, Клюев — это значительный чувак, в непростом деле перевода и написания оригинальных и умных текстов.

Именно этот человек и взялся за перевод Алис. Плюс, там совершенно замечательные иллюстрации Флоор Ридер. Я уж не говорю о том, что это по-настоящему хорошее издание (в руках не держал, но по фото и отзывам тех, кто книжку осязал). Овес, нынче, конечно, дорог. Но так хочется. Тем более, Алисы это одни из самых моих любимых книг. Причем еще в то время, когда технику чтения сдавали. Первый или второй класс (может и раньше, но за 1-2 я отвечаю). Кстати, это первый раз в онтогенезе, когда я отстаивал литературные интересы перед мамой. Она всегда настороженно относилась к любой странщине, и я прям с пеной у рта ее отстаивал. Так что, это первый случай проявления литературной субъектности (простите, вырвалось).

Вот теперь сижу, жду. Как ребенок.

По ссылке ниже более внятная рецензия (не от меня). Если кому интересно – милости прошу:

https://godliteratury.ru/projects/novye-priklyucheniya-alisy

Если что, заглавная иллюстрация – не из нового издания, а классический Тенниел.
И, да, 132, это число, взятое с потолка. Просто переводят ее так же яростно, как как Шекспира (эмоциональное оценочное высказывание).


Комментарии 10


Чтобы читать и оставлять комментарии вам необходимо зарегистрироваться и авторизоваться на сайте.

Моя страницаНастройкиВыход
Отмена Подтверждаю
100%
Отмена Подтверждаю
Отмена Подтверждаю