Наброски. Часть 3.


Часть 1
Часть 2

   В доме, где поселили бывшего Советника, оставалась ещё куча неразобранного багажа. Этот небольшой беспорядок одновременно и нервировал, и успокаивал. Всё-таки Ерталь не спешил возвращаться на Родину и, так сказать, — остепениться. А эти неразобранные, ещё пыльные дорожные сумки поддерживали ощущение путешествия, эдакого скитания по миру, которого он так жаждал, покидая эти края. 

   В то же время его смущало ощущение принятого решения, которое так и не вступает в силу. Возможно, уже пора смириться и разобрать вещи, старательно разложенные по сумкам. По крайней мере, он уже был нанят на обучение этой девочки.  

   Три года назад ему удалось убедить Бригана, что начинать обучение девочки с пяти лет — слишком рано. В это время ей нужна нянька, а не учитель с кипой книг и строгими нотациями. Сейчас же, спустя три недели после начала обучения, он уже считал, что, похоже, ошибся — девочка взбалмошная, разбалованная и совсем не так смиренна и терпелива, как подобает наследным особам.  

   Первая сумка обнажило своё чрево, полное необычных книг. Эти книги приобретались самым случайным образом в самых разнообразных местах. За годы путешествий таких книг набралось немало. И если бы некоторые из них не были получены обменом на другие вещи — сумок было бы гораздо больше. Книги перекочевали на стеллаж. Возможно, ближайшие десять лет он будет перебирать эти книги, вспоминая их содержимое. 

   Через час на вечерние занятия должна была явиться девчонка. Советник заварил травяной чай и, наслаждаясь ароматным сочетанием мелиссы и лимонника, с удовольствием откинулся в глубоком кресле.  В очередной раз окинув взглядом полупустую гостиную, Советник решил, что всё-таки возраст берёт своё. Ибо чем ещё можно было оправдать появившееся желание обжить данное место? Хотя где-то глубоко внутри маленький противный колокольчик напоминал о пыльной длинной дороге, полной обилием неизведанного. 

   Ему уже шёл седьмой десяток. И шататься по миру с учениками, встречая рассветы у костра, уже было не то чтобы не безопасно, но вредно для его здоровья. Как ни крути, а мягкая постель однозначно лучше воспринималась его спиной, чем мёрзлая земля. Да и верховая езда не проходила бесследно. Около восьми лет скопилось в этих несчастных сумках, что теперь ждут своего часа у двери.    

   Двери приоткрылись ровно на столько, чтоб пробежала кошка, но петли всё же тонко скрипнули. Советник, поморщившись, открыл глаза. Всё-таки надо отправить слугу к кузнецу за новыми петлями — того гляди рассыпятся! 

   В гостиную на цыпочках пробиралась девчонка, считая себя незамеченной. На глаза ей попались дорожные сумки — что может быть загадочнее, чем неизвестное содержимое сумок учителя? Тем более, наполнены были они вещами из других стран! Тихо подкравшись к приоткрытой сумке, Ами начала изучать содержимое.  

— Нехорошо копаться в чужих вещах. Тем более особе благородных кровей, — старик мысленно вкушал плоды своего инкогнито. Амриль подскочила как ужаленная, залилась краской и явно не знала, что сказать в оправдание.  

— Откуда у тебя столько книг? — девочка не умела извиняться — с младенчества ей всё прощалось. 

— Я много путешествовал. Если ты, как следует, извинишься, я покажу тебе парочку книг, - хитро прищурился старик, угадывая интерес девочки к книгам.  

— Извините, Учитель. Я больше не буду без спроса трогать ваши вещи, — слишком легко и уж точно, не раскаиваясь, выпалила девочка. Ерталь с досадой отставил остывающий чай и принялся доставать остальные книги. Вместо вечерних занятий они разбирали сумки бывшего Советника. Девочка то и дело увлекалась созерцанием иллюстраций в той или иной книге.   

881 г. от осн. Великой Империи, Терус, Альтерус-Ар-Нида.  

   Истефан медленно прогуливался по террасе, заложив руки за спину. С этой террасы открывался прекрасный вид на скалистые горы. Именно эти горы дали материал для постройки практически всех зданий в столице государства Альтерус-Ар-Нида. Вершины гор скрывались в облаках. Нет, не так. Облака не покидали вершины никогда. Сколько помнил себя Истефан — он ни разу не видел вершин.  

   На террасу выскочил секретарь. Правая рука государя явно был взволнован. Поспешно приблизившись к своему государю, мужчина произнёс: 

— Глава Дома Сайен скончался три дня назад. 

   Истефан улыбнулся — вечер явно переставал быть скучным. 

— А мальчишка? 

881 г. от осн. Великой Империи, Исгиртель, Дом Сайен.  

   Этой осенью медовые лучи частенько заливали долину. В ожидании зимы лес золотился в лучах солнца чаще, чем омывался дождями — с такими приметами зима ожидалась особо снежной.   Необычайно яркие краски наполняли жизнью и без того прекрасный пейзаж. Осень полноправно расправила плечи и гордо вскинула голову над просторами долины Триша. 

   Даже старый замок Северного Ветра, чьи толстые каменные стены изнутри не могли обогреть тысячи очагов, казалось, нежился под последними тёплыми лучами осеннего солнца. Однако, многие каменные переходы и верёвочные лестницы между башнями находились слишком высоко, и любой обитатель замка, проходящий по ним, ёжился от холода и колючего ветра. Складывалось впечатление, будто изнутри замок обволакивала тень, и солнечные лучи ласкали лишь его стены, редкие балконы и террасы. 

   Сам замок вырастал из склона Тришской Горы, и вся долина Триша, простирающаяся равниной на много километров от подножия Горы просматривалась со Срединных наблюдательских башен замка любому желающему.  Замок был бесподобен настолько же, насколько неприступен. Размеры той его части, что представала взору путника, дважды уступала размерам помещений, врезающимся внутрь горы. Это был почти подземный город, сообщающийся с поверхностью сотнями выходов со всех сторон горы. Выходы, несомненно, тщательно охранялись. 

   Совершенно неприступный, богатый и развивающийся, он притягивал взгляды не только врагов и недоброжелателей, но и старших князей остальных семей клана Северных Ветров. Его обширные покои, богатые глубинные шахты, бесчисленное множество охраняемых выходов на поверхность с любой стороны горы заставляли загораться огнём восхищения глаза любого гостя замка. Но не только красота, богатство и восхитительное убранство замка привлекало внимание —  Исгиртель был столицей клана Северных Ветров. И после похорон последнего мужчины из рода Сайен начнётся настоящая война за престол самой северной Столицы.   

  Благодарю за внимание, продолжение следует...  


Ваша,



Comments 0