Записки из "Жизни с соседом".


i_grew_cold_to_you___by_lostoneself-d6b3bm6.jpg

- Что-то произошло?

- Нет.

- Тогда почему ты плачешь?

- Просто дерьмовое настроение.

- Знаешь, для таких случаев у меня есть одно очень хорошее средство. - Он достал из кармана пакетик с двумя розовыми таблетками и демонстративно покачал им перед моим лицом.

- Что это?

- То что определенно поднимет тебе настроение!

Я с сомнением посмотрела на покачивающийся перед глазами пакетик, но почему-то не спешила произнести «нет». Я понимала, что запрещенные вещества - это плохая идея, но я совершенно этого не чувствовала.

- Да брось, перестань париться.

Впрочем, может он и прав. Мы выпили заветные таблетки и согласно инструкции моего «друга», подействовать они должны только через 40 минут. Развалившись перед телевизором, я удобнее устроилась в кресле, не особо рассчитывая на волшебное излечение от гнетущего меня состояния. Мне давненько не приходилось улыбаться и честно говоря, я уже и позабыла какого это, чувствовать себя счастливой, ну или хотя бы радостной.

Накрыло. Так ведь это называют. Просто в один миг все вокруг хоть и было прежним, но стало другим. Цвета стали более яркими, запоминающимися и самое главное западающими в душу. Хотя на самом деле теперь в душу западало абсолютно все, на что бы я не направила свой взор. Каждая вещь обладала особенными чертами, словно мне открыли глаза, и я стала замечать те детали, что не видела раньше. Но самое чудесное, это то какой красивой предстает окружающая тебя обстановка, по крайней мере, такой мне сейчас казалась эта старая комнатушка с ободранными стенами, в которой мы еще частенько будем поднимать себе настроение подобным образом.

Поведав о своих ощущениях своему соседу, я увидела, нет почувствовала в его глазах абсолютное понимание. То понимание, когда вам не нужны слова, ведь теперь вы обнаруживаете, что у вас обоих появилась способность общаться на ментальном уровне. Он широченно заулыбался в ответ на мои мысли и посоветовал перестать смотреть по сторонам, а начать прикасаться к вещам. И о да, он был прав.

Мой плед. О, мой шелковый плед! Вы знаете, то самое ощущение, когда вы и плед становитесь единым целым. Наверняка нет. Так вот в этот момент ты знаешь, что он греет не только тебя, но и твою душу. Мои пальцы скользили по его приятной фактуре, и мне было жаль, что раньше я не была способна почувствовать всю степень его мягкости.

Тем временем, мой проводник в мир новых ощущений принес мне клубничный морс, наверное, этим и заслужив мою любовь в тот вечер. Хотя я могу ошибаться, но это потом. Про что я? Ах да, про ахренительно вкусный и сладкий напиток. Больше такого я никогда не пробовала, и вряд ли еще попробую, потому что холодный стакан был отнят теплой рукой. Зачем? Постой, не забирай, он ведь такой вкусный. Его губы, мои губы. Хмм, тоже вкусно. Тоже приятно. Я бы даже сказала, слишком приятно.

Сколько мы целовались, сложно было сказать, время перестало течь привычным образом. Оно тянулось, как в самой отдаленной галактике. Вы спросите был ли секс? Нет, конечно не было. Я все еще его ненавижу, хотя количество любви в моей крови и зашкаливало. Кстати говоря, мой напарник не предпринимал никаких попыток, чтобы поцелуи перетекли в что-то большее. Мне бы хотелось рассчитывать на его благородство, но как потом выяснилось, просто напросто под этим веществом мужчина физически ни на что не способен. Что-то там, да как-то там действует на сосуды, не давая крови приливать к необходимым органам. Если вы понимаете о чем я.

К сожалению, и этот прекрасный вечер под конец дал трещину. Может действие таблеток стало угасать, и мои чувства и ощущения возвращались на круги своя, но как только его руки заскользили по моему телу, в моей голове раздался душераздирающий крик. Правда оказалось, что прозвучал он не только в моей голове, кричала я на самом деле, до одури напугав лежащего вплотную ко мне соседа.

Не могу сказать, что мне попался плохой товарищ на вечер употребления запрещенных веществ, так как он всячески пытался помочь мне справиться с душившей меня панической атакой, но ведь это именно его ручонки заставили меня вспомнить, какими неприятными бывают прикосновения. Я попала в замкнутый круг того ядовитого воспоминания, что отравляет мою жизнь уже несколько недель подряд. Тяжелое потное тело, сковавшее мои движения, холодные небрежные касания к моей груди, животу, ребрам.

- У тебя глаза, как у испуганного оленёнка, - бормотал мужской голос. - Сейчас найдем чем тебе помочь. - В его руках появился бумажный сверток. Распаковав его трясущимися руками, он сначала понюхал измельченные зеленые листья и только потом насыпал немного в довольно странный аппарат. Он приволок его с какого-то дальнего ящика, кстати долго искал, и пока я сидела одна в ожидании, в голову закралось еще больше гадких пугающих мыслишек. Так что, когда он вернулся с этой штуковиной, я была неимоверна рада, что больше не одна, может еще и поэтому ему не пришлось долго уговаривать меня.

- Я не курю.

- А ты просто вдохни дым, - прозвучало довольно просто. Почему-то именно сейчас я доверяла этому человеку, что знаю без году неделю, сильнее чем себе.

Вдох, несколько минут мучительного кашля и зрение потекло. Не знаю, как это описать, но главное, что страх отступил, сменившись на дикий смех. Мой напарник вкурил гораздо больше, мотивируя тем, что не новичок в этом деле, а значит мое количество не устроит его тело, то есть попросту не подействует. Объяснял он это с таким серьезным лицом, что с каждой секундой моя улыбка становилась шире, и когда я уже не смогла сдерживать вырывающийся из самого нутра смех, мой товарищ объявил, что голоден:

- Закажем пиццу!

Черт, ведь он прав. Так есть захотелось. Заказать пиццу оказалось гораздо сложнее, чем мы планировали, поэтому просто дошли до кухни и стали закидывать в свои желудки все, что казалось съедобным. Залежавшиеся бублики, чернеющий банан, молоко, четыре замороженные сосиски, кубики сахара. Не важно в какой последовательности есть, все равно это будет вкусно, и сам процесс поедания доставлял особенный восторг.

Пресытившись, мы оба пришли к выводу, что стоит лечь спать, ведь обоих сморил сон. Глянув в зеркало, я обнаружила, что потяжелевшие веки мне особенно не идут, делая мое лицо еще более грустным, чем оно обычно бывает. Расстроившись, я так и погрузилась в сон с этими мыслями.

НА УТРО:

Из-за напрочь сожженного серотонина утро стало еще одним испытанием. Теперь к моим душевным терзаниям добавилась еще и неспособность организма вообще хоть на какой-либо позитивный эмоциональный отклик. Обстановка, что еще вчера вечером казалась мне такой теплой и уютной, потеряла все свои краски и стала сжимать меня в тиски похлеще чем убийственное давление на дне Марианской впадины.

К слову, мой сосед, выползший из своей комнаты, выглядел не лучше меня - его отекшие веки расползлись на пол лица большими темными кругами, делая его похожим вовсе не на милую панду, а скорее на потрепанного жизнью пьяного сантехника Валеру. Да и ощущал он себя видимо так же, потому как просто кивнув мне, молча поковылял на кухню, едва передвигая ногами.


Comments 1