Всё смешалось в… «стенах» Инь-Янских



 

Два величайших китайских поэта Ду Фу и Ли Бо жили в одно время, были знакомы, вместе путешествовали, посвящали друг другу стихи, обменивались письмами… Встреча Ду Фу и Ли Бо, которую китайские ученые по традиции относят примерно к осени 744-го года, считается ярчайшим событием в истории китайской литературы.
Опять-таки, вполне согласно с китайскими традициями, мироощущением, мировоззрением и «просто» житейским взглядом на жизнь бытие, знатоки усматривают между поэтами следующее качественное различие: Ли Бо рассматривается как олицетворение «лунного» знака Инь, Ду Фу же рисуется как проявление «солнечного» знака Ян. На этом фоне нередко утверждают, что Ли Бо и Ду Фу символизируют единство взаимно дополняющих друг друга сущностей Инь и Ян.
Короче, в единстве они там или нет, но Ли Бо – это как бы Инь, а Ду Фу – это как бы Ян.
Это довольно забавно, если вспомнить, что среди прочих эпитетов указанных сущностей обычно указываются следующие: Инь – женское начало, Ян – мужское.
Нет, в этом вопросе всё не так просто, конечно, хотя бы потому, что термины «женское» и «мужское» имеют в данном случае как традиционные (западные и не только) коннотации, так и более широкие границы-значения и «тонкие» философские (восточно-философские) смысловые оттенки (Западу не всегда, а то и вовсе порой непонятные; причем нередко по признанию самого Запада). Но с другой стороны, опять-таки в эти начала вполне вкрапляются, в них усматривают и «достаточно органично» вписывают необязательно философские (не говоря уже «тонкие»), но и общепринятые (не только западные) «бытовые» мужские и женские «сущности» и их проявления.
 

Имя поэта Ли Бо уже при жизни оказалось окружено легендой. Он слыл великаном с громоподобным голосом и величественной осанкой и был знаменит не только своими стихами и философскими познаниями, а также рыцарской доблестью. Еще в юном возрасте он оставил отчий дом и поселился в горах с даосским наставником. Далее последовали годы напряженного воспитания и самовоспитания – «взращивания духа»… Закончив учебу, Ли Бо стал странствующим рыцарем – одним из тех, чье «слово всегда предполагает исполнение» и кто «не жалеет себя, устремляясь туда, где ученому страх и опасность». Ибо «долг странствующего рыцаря – заступаться за обиженных и угнетенных». По первому зову такие воины-бродяги бросались в бой, чтобы восстановить справедливость: «странствующий рыцарь остановит плеть сборщика налогов, занесенную над головой бедного крестьянина, накажет откупщика, обирающего мелких ремесленников, спалит усадьбу князя, чьи егеря и ловчие вытаптывают крестьянские посевы». Кроме того, странствующие рыцари не признавали государственных указов и постановлений. Прячась в дремучих лесах, на берегах рек и озер, они собственным мечом творили правосудие над теми, кого оставляли безнаказанными официальные судебные приговоры.
Одним словом, Ли Бо обладал «великанской» внешностью, громким голосом и богатырским здоровьем, много путешествовал, фехтовал на мечах, умывался водой из проруби, делил единственную пару сандалий с лесными отшельниками или другими странствующими рыцарями, поднимался в высокие горы. При этом он легко вступал в отношения с гетерами и охотно пьянствовал в деревенских харчевнях…
Когда его слава как поэта и философа достигла слуха императора, последний пригласил Ли Бо к себе, во дворец. Но поэт-рыцарь отказался и там повёл себя так, словно по-прежнему пребывал на вольном просторе «гор и вод»: ни перед кем не заискивал, никому не кланялся, не соблюдал придворный этикет, с вельможами и вовсе был дерзок и насмешлив. Про него говорили, что в нём есть этакая «кость мужской гордости». При этом его «мужской», маскулинный авторитет не подвергался нападкам или даже сомнениям (так, однажды Ли Бо на пиру обратился к верховному евнуху Гао Лиши с пожеланием, чтобы тот снял с него туфли, и тот не посмел перечить; впрочем, этот поступок (по крайней мере, в том числе) впоследствии стоил Ли Бо удаления из императорского дворца в результате закулисных интриг; но именно закулисных – открытого конфликта с громогласным великаном, тем более что тот был весьма популярен у императора и «драгоценной супруги» последнего, царедворцы избегали).
 

Ду Фу же был, казалось бы, чем-то противоположным. Слабый, если не сказать тщедушный, с больными лёгкими, он нуждался в особых лекарственных травах из-за преследовавших его кашля и приступов астмы. Уже в сравнительно молодом (особенно по современным меркам) возрасте он много болел и, по собственным в том числе поэтическим признаниям, чувствовал себя стариком.
В отношениях с женским полом каких-либо легкомысленных поступков-«подвигов» Ду Фу вроде не совершал (по крайней мере, сродни тем, которые числились или подразумевались как числящиеся за Ли Бо). В сравнительно зрелом возрасте женился и впоследствии прожил остаток жизни с единственной женой, которую, насколько можно судить, искренне любил.
В социальном-карьерном плане Ду Фу не достиг того, что в соответствующем возрасте полагалось достигнуть (по крайней мере, с конфуцианской точки зрения) «благородному мужу»: в молодые годы он пытался, но у него не получилось сдать экзамен и занять пост на государственной службе (не потому что он был плох, а скорее потому что был слишком хорош не соответствовал «необходимому», привычному «шаблону», как и его экзаменационная работа – принятому тогда шаблону исполнения). В результате, как нередко отмечается, к тому возрасту, когда это считалось приличествующим, у него не было ни должности, ни положения, ни даже постоянного места жительства. По сути, Ду Фу был вынужден с регулярной периодичностью скитаться в поисках случайных заработков (позднее у него были возможности и периоды работы на «официальных» должностях, но через некоторое время он сам отказался от чиновничьей карьеры и впредь старался уклониться и таки сравнительно мягко, совсем не эксцентрично уклонялся от предложений подобного рода). В поздние годы Ду Фу всё более сетовал на болезни, нищету и неустроенность… Одним словом, и по внешнему облику, и по образу жизни это был совсем не громогласный великан, не рыцарь, не воин, не ловелас и не повеса, каким нередко представляется Ли Бо.
Посему отнесение Ли Бо к Инь (aka женскому), а Ду Фу к Ян (aka мужскому) сущностям-началам … может показаться не совсем убедительным. Но это, наверное, если трактовать понятия мужского и женского, что называется, «в лоб», по-простому (если не сказать на сравнительно «низком», «домостроевски»-«непросвещенном», бытовом уровне), без учёта современных знаний на «гендерный» предмет.
 

Кроме того, даже в рамках современной и даже не совсем современной трактовок трафаретов-эталонов «мужского» и «женского» тут может оказаться не всё так однозначно. Особенно с учетом расплывчатости упомянутых начал-атрибутов в не менее, если не куда более расплывчатых Ян и Инь.
Дело в том, что некоторые слова поступки Ли Бо (а то и поведение в целом) нередко представляются эксцентричными, вызывающими или «даже» взбалмошными... эмм... по-«женски», что ли. Эти проявления исследователи нередко объясняют простыми человеческими слабостями (что, конечно, совершенно необязательно указывает на женское начало, а кто-то скажет, что и вовсе наоборот – в «быту» подобное вполне, а кто-то опять-таки скажет, что даже в большей мере, свойственно мужчинам; но если обратиться к, так сказать, более традиционным, легендарно-литературным лекалам, то слабости и слабость мифы-легенды и наследующие им классики всё же относят к женским чертам – и в широком и в более узких, как позитивном, так и негативном смыслах; пусть, конечно, и не во всех, но, вероятно, все-таки по преимуществу; ну такова наша цивилизация, при всей её многоликости; по крайней мере, пока).
Если пытаться подобрать некое именно китайское определение характера Ли Бо, то, как нередко отмечают специалисты, тут лучше всего подойдёт слово «ветротекучий». Так называли людей романтического склада, «как бы подчиняющих свое "я" "ветру и потоку" вселенского бытия». Ли Бо, «с его взлетами фантазии, причудами, резкими сменами настроений, непредсказуемостью речей и поступков», вполне подходит под это определение. То есть по многим даже современным меркам (даже некоторым западным, несмотря на все проведенные и проводимые «мероприятия» как то эмансипацию, феминистическое движение и т. д.) представляющимися вполне себе женскими (ох уж эти стереотипы!). То бишь тут Ли Бо – Инь?
С другой стороны, Ду Фу был достаточно стабилен в предпочтениях и эмоциях (пусть даже и пребывал регулярно в «небольшом» унынии) и, что немаловажно, устойчив-размерен в своих мыслительной деятельности и поэтической активности, по-конфуциански трезв с выраженным стремлением к «созиданию имени» посредством государственной службы (по крайней мере, на первых порах) и кропотливого поэтического труда. Он был как бы по-мужски более «рациональным» в сравнении с несколько по-женски «экстравагантным», эксцентричным и импульсивным Ли Бо, с его даосским вдохновением «изгнанного небожителя», обладающего способностью «видеть невидимое» (угу!), и опять-таки некоторыми «женскими» (кавычки!) взбалмошностью, импульсивностью, эмоциональностью…
Кстати, отмечается, что дружба Ду Фу с Ли Бо скорее походила на ученичество первого у второго как мастера: в этом смысле Ли Бо для Ду Фу выступал «учителем»-«мастером» (а если учесть «женскость» Инь, то получится «учительницей»-«мастерицей»?), превосходящим ученика и по возрасту, и по опыту жизни. Считается, что Ли Бо повлиял на младшего товарища настолько сильно, что Ду Фу даже изменил своему конфуцианскому воспитанию и в немалой мере, вплоть до порой явного предпочтения, обратился к даосизму, если не сказать, в даосизм.
Одним словом, что там («)женское(»), а что («)мужское(») – не так-то легко и разобрать (как это уже вполне обычно нынче, пусть и не в обычае прошлого; причем сравнительно весьма недавнего прошлого). Но всё равно относить громогласного великана-воина Ли Бо к «женскому» Инь, а несильного, мягкого и даже немного испуганного не_воина Ду Фу к «мужскому» Ян (особенно в открытом сравнении этих двух исторических фигур друг с другом) на первый наивный, непосвященный «западный», некитайский или хотя бы не юго- или дальневосточный взгляд может показаться не слишком убедительным. Ну да китайцам виднее – в конце концов, это же их, китайские традиции.
 



Comments 6


14.09.2019 16:38
1

💡 @mr-who-who получил апвоут на 5% (VotingPower 9437.65). Сила Голоса 16773.572.
Апайте посты блога: /@djimirji и будете получать апвоуты на 32%

Делегируй СИЛУ ГОЛОСА - получай VIP апвоут!

Условия вызова бота:

  • Оставляй призыв под автором поста, находящимся у меня в подписчиках.
  • Вызывай не более 3-х раз за 24 часа.
  • АП на 5%, если "батарейка" более 93%. АП на 2% если батарейка от 92% до 85%. АП 1% если ниже 85%.
  • АПай коментарии и получай больший процент АПа.
14.09.2019 16:46
3

💡 Поздравляю, Ваш пост попал в рейтинг: Рейтинг постов от djimirji. Период 13.9.2019-15.9.2019.

В случае апвоута поста с наградой, вознаграждение составило бы: 3.510 GOLOS

16.09.2019 12:05
0

💡 Поздравляю, Ваш пост попал в рейтинг: Еженедельный рейтинг постов от djimirji. Неделя 9.9.2019-15.9.2019.

В случае апвоута поста с наградой, вознаграждение составило бы: 0.769 GOLOS

18.09.2019 09:04
0