Слезы не смывают боли


Слезы не смывают боли. Они ее просто замывают, загоняя ее в дальние углы сознания, и снова возвращая ее обратно, когда слезы высыхают, оставляя еще более тяжелые раны, глубокие трещины в рассохшейся душе. Холод, стремление спрятать душу, спрятать боль, закрыться от окружающих, помогают плохо, но дают хоть какую-то свободу от бесконечного чувства вины, от бесконечных жестоких мыслей, снедающих сознание. Слезы высыхают быстро, и повинуясь движениям Каты я встаю, и автоматически берусь за мяч. Я слышу боль в ее голосе, я слышу страдания и ее историю, и понимаю, где-то там, внутри, что ей тоже очень тяжело, что она пытается донести до меня свою боль - но я настолько заперта сейчас в свей темнице, которую создавала столько лет ради собственного равнодушия, что не могу себя заставить даже пожалеть ее, и удивиться сходству наших историй. Да, она права - лучшее лекарство от боли - это движение, работа, скорость, да все что угодно, что не позволяет снова зациклится, стать покорной рабой своих мыслей, своих расколотых в пыль иллюзий, которые не склеить уже никаким клеем самомнения или уверенности. Такие осколки навсегда остаются пылью, режущей глаза и забивающей глотку, не дающей вырваться из собственного замкнутого круга. Слишком сильного и одновременно слишком слабого, запертого, и лишенного возможности быть разорванным.
Дышу, пытаясь вырвать себя из паутины, которая все сильнее сдавливает горло и закручивает в воронку гнетущих сомнений. Мяч бесполезной игрушкой не глядя кидаю в корзину, и снова не попадаю. Нет никакого желания даже смотреть на этот странный вариант апельсина, который нельзя просто почистить и съесть.

  • Я уже давно - пустая коробка. - Горько ухмыляюсь. Прости меня милая, я настолько ослепла в своем горе, что не могу даже увидеть, как больно тебе. Нет. Самое страшное - это когда прекращаешь плакать. Когда леденеешь не только помыслами, но и телом, закрываешься в своей тюрьме, превращаясь в монотонного выживателя, живущего просто потому, что еще пока не умер.
    Поднимаю глаза на Кату, они абсолютно пусты и сухие, грубо ухмыляюсь краем губ - эта боль слишком сильно иссушает. Твой мир жесток? Нет, моя милая, ты живешь в мире, где розовые пони бродят по радуге и какая бабочками, поют веселые песенки живым грибочкам. Ты греешься под крылом своего жестокого и умного брата, защищенная его силой и властью. И видишь только то, что он позволяет тебе видеть - только ту малую часть его реальности, какой бы ужасной она тебе не казалась. Всегда остаются куда более глубокие, куда более отвратительные, куда более неумолимые вещи, которые ты никогда не увидишь, и никогда не столкнешься. Более того, твой деревянный брат никогда не позволит тебе о них узнать. И далеко не всегда это кроваво и грязно физиологически.

Comments 1