Инквизитору


Я спляшу для тебя на костре,
не почувствовав кожей углей,
Буду снова по уши в золе,
Но не станешь ты мне родней.

Я сгорю на рассвете под бой,
Мимолетных набатов Милана,
И развеется пепел не мой,
В тишине бесконечный шалманов.

Я не стану птицей твоей,
Не смогу лечь слепою под нож,
Только знаю, что ты на заре,
нежно "hexen" меня назовешь.


Comments 10