Дениска


-Дениска, привет! Как ты там без меня? Борщ решил сварить? Да мой же ты хороший! Только не забудь, сынок, капусту в борщик положить. Не знаешь, где у нас капуста? В кладовке! Как зайдёшь, головку направо поверни и увидишь. Она на полке лежит. Я перед отъездом целый вилок купила. В холодильник не поместился - я его в кладовке оставила.

Люба, шестидесятилетняя женщина, большая, с крепкими мужскими руками, разговаривала по телефону громко и часто, особенно с Дениской, который под её руководством варил борщ.
Пять женщин разного возраста, находящиеся вместе с ней в больничной палате, вынуждены были слушать её наставления и советы. Некоторые выходили в коридор, когда разговор затягивался, а я выйти не могла, так как в первые сутки после операции должна была лежать и не дёргаться.

Я выслушала, что морковь надо натереть на тёрке, которая висит прямо над раковиной на крючочке, что мяско надо прежде вынуть из кастрюли и только потом положить картошку, которую желательно порезать кубиками, что петрушка растёт рядом с малиной, что в холодильнике в двухлитровой банке стоит томат и многое другое. Когда наступил небольшой перерыв между переговорами, я спросила Любу, кто такой Дениска.

-Сынок мой! — радостно ответила Люба. -Первый раз борщ варит. Хоть я ему и наготовила перед отъездом, но ему борщика захотелось. Это мой младшенький, тридцать пять недавно исполнилось.

-Он не женат?-осторожно спросила я Любу.

-Пока нет, -ответила без сожаления мать.- Жил с одной некоторое время, но характером не сошлись, и Дениска вернулся домой. А мне и лучше — есть о ком заботиться. А то осталась одна — хоть волком вой.

Вновь зазвонил телефон, и Люба стала убеждать Дениску, что борщ можно и без свёклы варить, но если очень хочется, то тогда надо сходить к соседке тёте Вале, у которой в этом году свёкла вышла сладкая и сочная. Потом Люба рассказывала Дениске, где висят его джинсы и рубашки, интересовалась его здоровьем, так как накануне её отъезда Дениска «засопливел» и многое-многое другое. Поговорив с Дениской, Люба звонила старшему сыну, потом дочке. С ними, правда, говорила она недолго.

А я лежала и думала, что есть матери «хорошие», а есть «плохие». «Хорошие» мамы растят деточек, а «плохие» — детей. У «хороших» мам деточки всегда в коротких штанишках, а у «плохих» сразу впрыгивают в штаны. У «хороших» мам деточка может стать мальчиком и не более, а у «плохих» - мужчиной. Я, к сожалению ( или к счастью), «плохая» мать. А вы? Кто из вашего «Дениски» вырос?


Comments 3


от ты систа в больничке историй наберешься....

13.10.2018 11:21
0

@mirta я бы не была так категорична: плохая и хорошая мать. Есть матери мудрые, которые растят детей так, чтобы они смогли сами о себе заботиться. Мне кажется, на этом строится главный принцип любого воспитания: создать дееспособное потомство)) А есть вот такие мамашки, у которых тридцатипятилетние Дениски спрашивают, где его штаны... Уверена, она ему и список написала и сто раз уже все рассказала. Но грустно то, что матери не вечные, а кто потом ему будет про морковку, картошку рассказывать... Такие Дениски сейчас на каждом шагу. Я даже не знаю, какая я.... Я долго и старшую нянчила, а теперь вот второго до 7 лет дорастила, а все еще ему рюкзак в школу собираю...

13.10.2018 16:59
0