СЕРИАЛ «ЧЕРНОБЫЛЬ». АТОМНЫЙ ПЕПЕЛ НАШЕЙ ДУШИ


Это очень плохой и непрофессиональный подход, но раз уж "Онлайнер" с "Куку" заваяли рецензии, не дожидаясь выхода оставшихся трёх серий «Чернобыля», то с чего бы мне тянуть? Очень впечатлительным людям очень сериал не рекомендую - держать в горле сдавленный комок два часа или просто рыдать всё это время — не самый лучший вариант для выходного дня.

Давайте сразу — это самый проникновенный и жуткий мини-сериал из всех, что я видел за последние лет 15. HBO предстали настоящими профессионалами и мастерами жанра. Они создали такой шедевр, который цепляет с первых же минут и реально не отпускает. Если бы в Сети уже лежали три оставшихся часовых фильма, я бы не отрываясь смотрел их до 4 утра. А я сериалы, особенно ваши эти Гейс оф Тронес и прочие "Побеги", не смотрю вообще. Да ещё так, чтобы с открытым ртом.

Во время просмотра испытываешь целую бурю эмоций, а не моё любимое и всех уже задолбавшее "сопереживание". Не на секунду, а на два часа забываешь, что перед тобой художественное кино, а не документальные съёмки из квартиры в Припяти, окна которой выходят на ярко освещённую ЧАЭС. И только короткая вспышка и... ббаааааааам. Люди на твоих глазах идут на смерть. Они заглядывают в ядро активной части реактора, которое режиссёр абсолютно уместно показал практически как врата ада. Мы знаем, что те, кто на самом деле вошёл в реактор, уже много лет ничего не могут нам рассказать, но ощущение страха, бездны разверзшегося ужаса непередаваемое.

Опалённые пожарные, которые тушат «возгорание на крыше». Ошпаренные радиацией жители Припяти, вышедшие ночью на мост посмотреть на пламя. Уничтоженные руки медсестёр. Покалеченные атомщики. Я уже давно не думал, что так можно жалеть персонажей на экране. Они отдают жизни за нас прямо в эти секунды, в эти страшные минуты и часы, когда по всей Европе верещат зуммеры радиационного загрязнения, которое движется со стороны Украины.

300 «Хиросим». Причём «Хиросим» в самой грязной модификации — в виде этакого распыленного в атмосфере многократного ядерного взрыва, постоянно подпитываемого новыми «бомбами». Смотреть на это без боли невозможно. Сердце сжимает так, что невольно за него хватаешься.

Вместе с сопереживанием и болью приходит ненависть. Ненависть к этим мумифицированным партийным функционерам, которые во имя великой химеры — государства СССР — были готовы молчать, БТРами давить людей, приказывать дулами автоматов «оставаться на местах!». Ностальгировать по этому "совку" - некомпетентному, убогому, плюющему на людей, технику и оборудование - могут только полные психи, свихнувшиеся на парадах, ракетах и красном-кровавом флаге. Ублюдки, которые ориентировались на показания карманных дозиметров и вальяжно рассуждавшие о "пожаре на крыше". И всё в приказном тоне, с чувством превосходства, значимости и святой коммунистической непогрешимости. Смотрите, фанатики, вот он ваш забытый "совок".

За ненавистью накатывает бессилие. Сделать ничего нельзя. Просто потому, что ничего такого раньше не происходило. Многие действительно ничего не понимают. Ядерный пепел касается ресниц детей, как неожиданно весёлый апрельский снег. Рыжий лес мгновенно убивающий своим ароматом. Отсутствие элементарной защиты в городе атомщиков, молодой Припяти, в которой за ночь принимали по 10 родов. Город, которому стало суждено стать символом беспечности, самонадеянности и злобным памятником мнимого величия человека над мирным атомом. "Реакторы РБМК не взрываются!" - самый ужасный лозунг 20-го века и приговор всей системе, гниль которой оседала на спрятанных под резиновые перчатки пальцах пожарных.

Некоторые кадры, короткие, но запоминающиеся, ранее нигде в аналогичных фильмах не демонстрировались. Автобусы, мчащиеся вдоль Киевского моря. Новенькие "ЛАЗы", которые потом увенчают своими ржавыми скелетами локацию Россоха в Зоне. Вертолёт, цепляющий лопастями трос крана и падающий вблизи реактора. Три фамилии: Ананенко, Беспалов и Баранов, три богатыря, которые предотвратили превращение Европы в выжженную пустыню на ближайшие 500 000 лет. В этом сериале каждый, кто оказался в те дни в Чернобыле, Припяти и Славутиче — герой.

Сериал балансирует ровно на той грани между документалистикой и вымыслом, которая больше всего цепляет. Заметил я и пластиковые окна и исторические несоответствия. Но когда кино сделано с душой, это всегда видно. Особенно в мелочах в виде термоса и часов.

Писать можно ещё очень долго. Знаменитое "Эхо Чернобыля" сильнее всего отдаётся в глазах моего поколения, рождённого после апреля 1986 года. Точное число жертв, масштаб последствий и глубину запрятанного в уголки глаз глухого фатализма вам не назовет ни Алексиевич в своей книжонке, ни кто-либо другой. Мама рассказывала мне, что помнит 27 или 28 апреля. Она тогда гуляла по Минску, как вдруг налетела непроглядная свинцовая туча. Она заволокла небо и пошёл дождь. Не радостный и босоногий апрельский дождик с глухим рокотом почти майской грозы. А немой и словно сдавливающий уши чёрный дождь. Не будь мы так далёко, он принёс бы нам только мучительную смерть. Невидимую и моментальную.

Но мы легко отделались. Мы живы. И лишь атомный пепел Чернобыля неумолимо обволакивает наши души всё сильнее с каждым годом и набатным громом отзывается в сердце.


Comments 0