Уловка 23


Публикую этот рассказик в рамках рубрики @denis-skripnik о фантастике.

Уловка 23

Доктор Фриберг невольно дёрнул шеей, скользнув взглядом по дипломам, вывешенным на стенах кабинета.

– Конечно, можно попробовать альтернативные методы: диету, упражнения, медитацию или какие-то дешёвые продукты, но… сказать по правде, – он понизил голос до интимного шёпота. – Я бы посоветовал вам провести все процедуры и немедленно. В последний раз вы их делали, – он посмотрел в свои записи. – Двенадцать лет назад. Так что неудивительно, что эффект процедур начал улетучиваться, – он сложил губы трубочкой и озабоченно покачал головой.

– Их срок годности кончается. Надеюсь, вы понимаете, что я имею в виду? – добавил он, глядя на окаменевшее лицо пациента.

Дуайт вышел из кабинета озадаченным. Цена нового пакета процедур «кусалась»… 23 тысячи у.е. (условных единиц)... нереально. Док был прав. Дуайт не верил во всю эту альтернативную ерунду. В его-то возрасте?
Единственная по-настоящему реальная альтернатива, как он назвал это мысленно – заморозиться на пару лет, пока на его счёту накопится пенсия, чтобы покрыть все затраты. Но... тут было огромное «НО» – Элеонор.
Что случится с ней за эти пару лет, пока его тело будет отдыхать в холодильнике? Будет ли она ждать его все эти годы? Ну да, конечно – держи карман... Когда он выйдет из холодильника, она уже будет на круизе по Багамам с каким-нибудь другим старым пердуном.

«Ах, Элеонор, Элеонор!» – он вспомнил её молодое безмятежное лицо, великолепное тело, безупречную кожу.
Конечно, со всеми этими новыми биоинженерными штучками и кибернетическими имплантами человек может выглядеть молодо, и он был тому примером.

Дуайт, заметив, что он – единственный пациент в зале ожидания, посмотрел на своё отражение в зеркале, выпрямился, напряг мышцы, втянул живот и с гордостью встряхнул головой.

«Неплохо, совсем неплохо! – подумал он. – По-прежнему выгляжу молодо. Но как долго это продлится? Они, конечно, могут сделать всё почти правдоподобно. Но, в данном случае, ключевое слово – «почти».
Он расслабил мышцы – и всё будто бы опало. Он-то знал разницу.


Дуайт никак не мог насытиться. Это было уже третий раз за ночь. Она лежала рядом с ним, уставшая и вспотевшая.

– Давай спать, родной! Я же завтра тоже здесь буду, – она зевнула, потянулась и нажала кнопку сухой чистки на кровати.

Ионный душ заработал, вбирая в себя остатки любовных утех с их тел.

– Ты меня любишь? – он посмотрел в её глаза, надеясь увидеть там что-то особенное.

– Конечно, мой бычок! Конечно, люблю! – она снова зевнула.

– Но как ты меня любишь? Меня самого, или?.. – он хотел сказать «за мою внешность», но осёкся, потому что знал – тa внешность, что он носит на своём скелете, уже давно не его.

Да и что греха таить – скелет этот назвать ЕГО тоже можно было лишь с большой натяжкой. Пока он обдумывал, как высказать свою мысль правильно, услышал её равномерные вдохи и выдохи. Она спала.


Дуайт вышел на кухню и остановился напротив пищевого комбайна, «пищеварителя», как его называли. Агрегат не был дорогой машиной с самыми современными примочками, способной готовить меню всей кулинарии мира. Ассортимент был невелик. Но некоторые простые блюда он готовил вполне сносно. Дуайт выбрал в меню бифштекс, жареную картошку с кетчупом и холодное пиво, нажал кнопку – и после некоторой паузы (всё-таки, это старая модель) агрегат выплюнул пищу.

Он запивал бифштекс холодным пивом и думал о том, каким зависимым он стал от Элеонор в последнее время, и о том жалком существовании, которое он будет влачить без неё. Её уход казался неизбежным. И если он не сможет где-то срочно раздобыть 23 тысячи у.е. и пройти все процедуры омолаживания, то быстро станет выглядеть на 85 – свой настоящий возраст. Или чуть моложе, но никак не на 25 или 30, как она думает. А как только это случится – она, опять-таки неизбежно, бросит его вне зависимости от того, как он её любит и как заботится о ней. Он бы сам бросил себя, если бы был на её месте.

А путь заморозки? Его пенсия – 10 тысяч у.е. в год. Так что, ему нужно два года и четыре месяца, чтобы накопить такие деньжищи. Даже дольше. Ведь часть денег надо отложить на квартплату, бытовые услуги, страховки и т.д. Это уже спокойно тянет на три года в холодильнике. Ну, допустим, он на это пойдёт. Но тогда Элеонор… чёрт подери, он просто не мог допустить этой мысли! Её кто-нибудь соблазнит, неважно кто. Она такая наивная, такая неопытная. Да, и потом, как она будет жить одна? Насколько ему известно, у неё – его любимой, легкомысленной дурёхи – нет никакой профессии. Она даже не знает толком, как включать пищеваритель. Как она сможет оплачивать счета? Всё, что она знает – это как посещать виртуальные торговые центры и покупать шмотки: одежду, туфли, духи и разную бионическую дребедень.

– Пупсик, они мне больше не разрешают покупать! – она надувала губки и радужка её глаз становилась больше.

Она выглядела такой милой и беззащитной, что он просто не мог ей отказать, поднимал лимит на её карточке ещё на 50 у.е. в месяц, а затем подхватывал её на руки и тащил в спальню.
Ох, эти её милые крики! Как же он их ждал каждый раз! Как теперь он сможет продолжить с его настоящим, 85-летним телом? Чёрт подери, да он же просто сдохнет от таких усилий!
Вот же головоломка! Проклятые деньги! Проклятые 23 тысячи!
Она сказала «Завтра». Сколько таких «завтра» у него осталось? Месяц, неделя, пока… пока она не начнёт замечать.

«Осталось? А может быть, уже нечему и оставаться? Может, у неё уже кто-то ещё есть?» – эта мысль иногда стучались Дуайту в голову.

Но он не позволял себе об этом думать. Элеонор всегда была в пределах досягаемости и была счастлива. По крайней мере – довольна. Когда они выходили вдвоём на люди – казалось, ей нравилось быть с ним. Она смеялась шуткам Дуайта, не пялилась на других мужчин, была страстной в постели.
И всё же, посмотрев назад и проэкзаменовав их совместную жизнь, Дуайт не мог отделаться от чувства, что не всё так просто. Элеонор обычно говорила сладкие глупости, её словарный запас был ограничен, а знания, за пределами обыденной каждодневности, были близки к никаким. И всё же иногда, особенно когда она становилась задумчива, Элеонор могла сказать что-то нехарактерно сложное. Как, например, в тот раз, когда упомянула об ускорителях генетических мутаций на клеточном уровне. Сам Дуайт не имел понятия, что это была за пакость.

– Как ты узнала об этом детка?

– Не знаю, – Элеонор сделала милую гримаску. – Услышала где-то в сети. Толстый доктор в белом халате говорил что-то об этой штукенции. И ты знаешь – я ничего не забываю!
Точно так. Её память была как стальной капкан. Всё равно, это было подозрительно и сейчас этот эпизод всплыл у Дуайта в памяти, как арбуз, брошенный в бассейн.


Как правило, Дуайт не обращал внимания, с кем она общалась в сети.
Её коммуникационный интерфейс был всегда включен. Единственной разницей было то, как сильно была вовлечена в коммуникацию «мозговая энергия» Элеонор, если этот термин вообще мог быть применен к её легкомысленной головке.

Иногда, просто ради понта, Дуайт подстраивал свой тюнер к её сетевым коммуникациям. Она проводила время в виртуальных магазинах, смотря сюжеты о знаменитостях. Иногда, отмечая понравившийся наряд, немедленно примеряла его к своей стереоскопической модели. Если ей нравилось, как наряд сидит, то отмечала его в листе будущих покупок. То же самое относилось к украшениям, туфлям, путешествиям и круизам.

Она была членом нескольких виртуальных стильных клубов, где вместе с другими дурындами высказывалась насчет знаменитостей, комментировала их изречения и поступки. У неё была своя особая точка зрения по поводу сохранения природы планеты, озонового слоя и многих других популярных тем.

Недостаток опыта в этих вопросах с лихвой компенсировался её энтузиазмом. Однажды Дуайт отпустил неосторожную шуточку – и ему пришлось спать на диване. Больше он по этим вопросам не шутил.
Всё время, проведённое вместе, Дуайт совершенно не думал о других женщинах. Зачем, когда в твоём распоряжении такой желанный кусочек персика??

Иногда она разговаривала с другими мужчинами в сети и пару раз даже отвечала на флирт. Но Дуайт не замечал, чтобы это шло дальше. Она даже никогда не уединялась ни с кем в отдельной виртуальной кабинке.


Однако сейчас, когда он попытался представить себе будущее их отношений, его подозрения стали намного более осязаемы.

Дуайт стал с интересом исследовать её парольные соты. Там были запиханы гирлянды паролей к самым разнообразным сайтам. Здесь он также обнаружил бронированное хранилище паролей, в которое, как ни старался, Дуайт забраться не смог.

«Хм... – пронеслось у него в голове. – Зачем ей понадобилось бронированное хранилище?»

Его подозрения всколыхнулись с новой силой.

Двайт позвонил одному из своих старых знакомых из тех времён, когда он ещё работал продавцом флаеров. Роб Шелли был технологическим волшебником. В его берлоге всегда стояли тела двух-трех бионических кадавров с выпущенными блоками кибер-кишок, торчащими во все стороны.

– Привет Роб… помнишь меня? Твой старый дружок Дуайт! Как дела в мозговом тресте?

– Етить твою мать, Дуайт! Ну ты даёшь! Я узнал тебя только по голосу! Ты прям как баба – всё омолаживаешься!

– Да, старик, не обращай внимания. Внутри я всё тот же. А ты как? Всё чинишь роботов?

– Да, и ты знаешь, недавно я пришёл к совершенно необычному выводу. Вот что получается...

Дуайт, зная, что если Роба не остановить сразу, он заведётся часа на три, прервал его.

– Уверен, что всё это очень интересно, братец! Но как обычно, это будет далеко за пределами моего понимания. Я, собственно, хотел попросить тебя помочь мне с проблемой намного меньшей сложности.

– А в чём дело? – в голосе Роба слышалось недовольство.

– Сможешь взломать бронированное хранилище паролей?

– Если это связано с какими-то государственными секретами, то я пас!

– Да нет, дружище, совсем не то! Это моя подруга. Прячет от меня что-то.

– Ах… Роб усмехнулся. – Cherchez la femme… вечно у тебя всё с бабами связано. Ну хорошо. Посылай адрес.

Получив адрес хранилища, Роб забормотал себе под нос:

– Ну-ка, посмотрим, что здесь происходит? – его пальцы танцевали чечётку на клавиатуре.

Дуайт видел голографический образ длинной белой бороды Роба и его смешные шлепающие движения губ. Он, видно, и вправду совсем не интересовался омоложением. – Ага, вы так к нам, не по-джентельменски, а мы на вас вот так; вы говорите мне так, а я вас вот так, а?... Что... за старым Робом вам, молодым, не угнаться?

После трёх минут и пятнадцати секунд такого содержательного монолога Роб воскликнул:

– Ага, ничего вам не утаить от старого Роба! Вот тебе полномочия для входа в хранилище, братец!

– Спасибо, брат! Я твой должник. Угощу тебя обедом. В нашем месте? Вспомним старые времена.

– Хорошо! Только, чёрт возьми, ты будешь казаться моим внуком.


Пробираясь через лабиринты её паролей к различным виртуальным пристаням, Дуайт обнаружил, что Элеонор, его легкомысленная детка, его пустоголовая пташка, была довольно частым посетителем современных улучшителей внешности – и не просто ширпотреба, а последнего слова техники. Также, судя по стилю переговоров, которые она вела с различными продавцами, он понял, что Элеонор была очень далека от «мисс легкомысленности», какой он её себе представлял. Но ещё больше он был поражён ценами, которыми она оперировала. Такие суммы явно пришли не из его тощего кошелька.

«Как, чёрт возьми, она платила за всё это? Или это был кто-то другой, или же у неё были собственные деньги и немалые!»

Внедряясь всё глубже и глубже в её переписку, Дуайт понял, как мало он знал о современной индустрии улучшения внешности. Кибер-импланты, контроллеры жира и мускульные поддержатели, которые доктор Фриберг ему навязывал, были уже даже не «вчерашним» а «позовчерашним днём».
Элеонор использовала совершенно новую технологию, чья функциональность была далеко за пределами уровня понимания Дуайта.

Неожиданно – то есть, неожиданно для Дуайта – он заметил файл, оказавшийся видеороликом столетней давности. На видео была женщина, очень похожая на Элеонор; наверное, как он предположил, её бабушка.

О-очень похожа на Элеонор, почти совершенно такие же черты, только погрубее. На зелёной лужайке она играла с маленькой девочкой, которая, как Дуайт догадался, приходилась Элеонор матерью.
Нырнув ещё глубже в её коммуникационные нити, Дуайт нашёл совсем недавнее письмо, которое полностью изменило его мнение о том, кого он увидел на видео. Письмо было написано Элеонор. Он видел её персональный электронный оттиск. Адресовано письмо было её дочери, о которой Элеонор никогда не упоминала, и о существовании которой он не подозревал. Хотя это и стало сюрпризом для Двайта – но внезапную дрожь вызвало у него другое.

В письме говорилось следующее:

«Моя девочка,

Мне совершенно неважно, сколько тебе лет – восемь или сто двадцать восемь. Для меня ты всегда будешь моей маленькой девочкой, которую я однажды носила под сердцем и учила ходить».

После этого письмо упомянулo длинную череду родственников и информацию семейного характера, которую Дуайт просмотрел без особого интереса, пока не дошёл до следующего места.

«Когда ты прожила так долго, как я, начинаешь ценить так называемые простые вещи: хорошая погода, красивая одежда, чистая вода, вкусная еда, путешествия, хороший массаж, хороший секс, внимание друга, его интерес и его хорошее к тебе отношение. Да, я очень ценю то, что у меня есть. Скажу тебе так – я жила с шестью мужьями после твоего отца. Мне надоело начинать всё сначала. К каждому новому мужчине нужно привыкать, менять что-то в своём дневном распорядке. Я устала от всего этого. Мужчина, который сейчас со мной… он меня устраивает. Он простоват, пустоват, не блестит умом и немного нарциссичен, ему 85 – то есть, не очень взрослый; во многом он – мальчишка, собственно. Но он любит меня. Во всяком случае, он так думает. Всё, что мне нужно делать – это делать вид, что я легкомысленная дурочка. Это несложно – поверь мне…»

Дуайт перестал читать с этого места.

«Вот это сюрпризик! Кто бы мог подумать? – Дуайт почесал висок. – Да… она меня провела. Ох, как провела!»

Сказать по правде, он никогда не спрашивал Элеонор о её возрасте и просто предположил, что ей было лет девятнадцать-двадцать. Он совсем не хотел, чтобы она задала ответный вопрос, поэтому чувствовал, что в какой-то мере пользуется этой ситуацией незаслуженно. Не то, чтобы это был «абьюз», но он понимал, что Элеонор была его лебединой песней, его уловкой. То есть – так он думал.

«Что же мне делать сейчас? – думал Дуайт. – Что же мне делать? Дурацкая уловка и эти 23 тысячи у.е.!


Comments 21


@mgaft1, интересно. Вот не надо лезть в чужие секреты, даже жены... Все проблемы от излишнего любопытства, да ревности. И как теперь жить, если ей не 19-20 а почти сотня. Хотя мужей - это что-то... Такой женщине надо памятник ставить за терпение и умение не разочароваться. Опять же прикидываться дурочкой на постоянной основе ох как не просто...

14.03.2021 07:06
0

@nadiyamikhno, хахаха. Вот и я так подумал. Любопытному Варвару .... 😊

14.03.2021 07:18
0

@nadiyamikhno,

прикидываться дурочкой на постоянной основе

у некоторых это очень даже неплохо получается))- талант!

14.03.2021 07:46
0

@ruta, 😊

14.03.2021 07:56
0

@ruta, вот-вот, нужен талант. Тут даже не всякая ктриса справится. Одно дело отыграть на сцене, а тут всю жизнь. Надо себя контролировать, как разведчик в тылу врага. Только от такой жизни и правда есть риск отупеть.

14.03.2021 10:32
0

@nadiyamikhno, манипулятору вполне по силам)

14.03.2021 11:23
0

@nadiyamikhno, Двайт не был очень наблюдательным и видел только то, что хотел видеть. А Елеонор была достаточно умна, чтобы его не переубеждать. Так легче жить. 😊

14.03.2021 14:13
0

@mgaft1, так чем и как оплачивала Элеонор процедуры омолаживания?

14.03.2021 10:57
0

@oliko, Одной из записей в волте паролей, на которую Двайт не обратил особого внимания была следующей

хт 4370809823оро993981239YYUQYW&

Это был номер банковского счета.

хт - Хенриэтта Тисс - было имя Элеонор в её третьем браке. Её тогдашний муж Гавен Тисс был богатым человеком и после развода с ним, Хенриэтта (Элеонор) получила половину его состояния - 26,564,897 уе.

14.03.2021 13:19
0

@mgaft1, вот совсем другой коленкор :)

14.03.2021 13:37
0

@mgaft1, Очень интересный сюжет... Отлично получилось.

14.03.2021 19:33
0

@peshehod,

Спасибо! Но интересным образом, одна девушка на Стиме сразу мне напомнила о "Средстве Макропулоса." И действительно, хоть я этого намеренно и не делал, но, неосознанно, наверное где то сюжетец в подсознании вертелся.

14.03.2021 19:37
0