Потерянный эксцентризм (Часть 8 из 9)


Часть 1 Часть 2 Часть 3 Часть 4 Часть 5 Часть 6 Часть 7

Вилфред молчал. Его воображение, вопреки воле, опять неслось расхристанным потоком через всю его жизнь. К своему неудовольствию, Вилфред не в силах был остановить этот поток, даже собрав всю волю в кулак, не мог создать и мысленное представление о себе, как о человеке уважаемом, любимом и успешном.

Его желваки заходили от раздражения, когда он сжал зубы. То, что Вилфред всегда пытался скрыть, над чем он так старательно работал – создать себе определённый имидж... было смыто и разбрызгано в миллисекунды.

Гомункул был прав. Вилфред всегда чувствовал себя в этом мире пришельцем. Никогда у него не было чувства дома. Он любил город, в котором родился, как и много других городов, где он бывал проездом или жил какое-то время. Но ни в одном городе он не чувствовал себя на своём месте, ни один не был родным. Не было такого места, где ему были бы рады и встретили бы его, как своего. Собрав мысли в пучок, Вилфред с горечью констатировал, что такого места нет на всей планете.

– Ты не можешь найти себе места, – продолжал гомункул. – Тебя всё раздражает: книги, фильмы, люди. Разве не так?

– Так, – угрюмо подтвердил Вилфред.

– Хочешь знать, почему ты это чувствуешь?

Вилфред меланхолично согласился, даже не осознавая, каким образом он отвечает на этот вопрос.

– Это может тебя шокировать, – гомункул приостановился. – Всё просто. Ты – существо не с этой планеты.

– Что? Что вы имеете в виду? Я родился здесь, вырос и в школе учился…

– Это не так важно. Важно то, что у тебя не совсем человеческое ДНК. Есть разница на уровне элементарных частиц. И в результате, ты – человек только частично.

– А кто же я? И откуда?

– Оттуда, откуда и я.

– А кто вы такой? И почему вы со мной запанибрата?

– Как – кто? Я – Ще, твой друг Щебер; только я в своём настоящем, неизменённом виде.

На тонких ногах пришелец зашёл в прозрачную кабинку, что-то нажал – и точно, чёрно-жёлтое, улыбающееся лицо Щебера показалось из-за заграждения.

– А как ты это? Ах да... потом узнаю, да.
Выйдя из кабинки и слегка покачиваясь на тонких ногах, Щебер включил большой экран на потолке.

Экран зажёгся, отобразив звёздное небо. Щебер указал Вилфреду точку среди звёзд. Точка стала быстро разрастаться, превратилась сначала в далёкую звезду, потом в солнце, потом двинулась в направлении одной из планет этого солнца.

– Но как я здесь оказался?

– Это долгий разговор. В своё время ты всё узнаешь. Главное – это то, что ты точно один из нас. Я понимаю, одного моего слова недостаточно. Сейчас я подключу тебя ко множеству, и ты всё поймешь.

– Зачем?

– Поймёшь, что значит быть одним из нас

– А это больно? – страха Вилфред больше не испытывал, спросил чисто машинально.
Знакомое ему с детских лет, но давно забытое чувство нетерпения и ожидания чего-то волшебного, наполнило его.

– Это не больно, но для тебя будет необычно.

Щебер что-то включил.

Необычно – не то слово! Необычность захлестнула Вилфреда как вода, бьющая фонтаном. Он испугался, но испуг был радостный. Ощущения были похожи на те, что испытывают на рок-концертах или на очень важном футбольном матче, когда твоя команда побеждает. Но сущность охватившего его чувства было иной. Это было чувство общности, причастности, правильности и уместности происходящего. Вилфред ощущал себя винтиком в огромном сложном механизме, но не каким-то периферийным винтиком, а находящимся в самом центральном и важном месте.
Впервые в жизни Вилфред почувствовал, что он среди своих.

Продолжение следует ...


Comments 4


@mgaft1 , даже не знаю, что сказать. Мне кажется, что я знаю парочку таких инопланетян, про которых можно сказать:
"Тебя всё раздражает: книги, фильмы, люди."

08.11.2019 16:33
3

@nadiyamikhno Есть такие - точно. )))

08.11.2019 17:09
0