Эффект Наблюдателя


– Да...с, новость неприятная, – по лицу Тома словно пробежала муха. Он обтер платком вспотевшую шею. – Я надеялся пробыть здесь еще года два как минимум. А вон видишь как получилось.

– И кому же нас продали?

– АСЛ. Они тоже недвижимостью занимаются. Они были нашими соперниками.

И вот теперь покупают нас – Он продолжал покачивать головой.

– И что же теперь? – у Маркуса брови пошли домиком. Он скосил рот и поиграл губами, – искать другую работу?

– Теперь... – Том возвышался над Маркусом, когда они стояли рядом. Фигура его занимала основательный объем и слово, приходящее на ум глядя не неё, было «сыроватая». И подобно тому как его тело занимало солидный объем, он заполнял пространство воздушных волн своим уверенным баритоном.

– Придется, если только мы – он указал жестом на себя и Маркуса – не сможем их убедить в обратном.

– Их?

– Новое начальство.

– И как же мы сможем их убедить?

– Они тоже собирают и оформляют пакеты займов. Им нужна наша клиентура, ну и все остальные наши наработки. И нам с тобой нужно этим воспользоваться.

– Как это?

– Надо будет перегнать нашу базу данных и бизнес логику в их формат и дать им просмотреть.

– Всю? – Маркус присвистнул.

– Ну не всю. А по крайней мере клиентов и риск менеджмент. И они используют другой язык. Ты же говорил, чтзнаешь.

Маркус кркус кивнул.

– Ну вот. К моменту, когда они пришлют наблюдателя, у нас для них все должно быть готово.

Наблюдателя? Маркус вопросительно поднял брови.

– Наблюдатель – это один из членов правления, который оценит нашу работу и потом ... сделает выводы стоит ли наши усилия, того чтобы нас остатате или...

Том выраТом выразительно мотнул головой в сторону вооб двери.

Брови МаБрови Маркуса опять выстроились домиком и лицо подернулось грустью.

– Ничего Маркус Аврелиус, – так Том демонстрировал свои знания истории античного мира - прорвемся!

В ту клинтонскую эру, технари еще только прорвались в большое начальство, и частенько старая гварда понять, почему ть почему у каких-то там программистов (с их точки зрения просто дорогостоящих машинистов), в системе больше прав чем у самого высокого начальства.

– Мы - технари – продолжал Том - командуем ситуацией. – Правильн, Пола?
– Подмиг
– Подмигнув Маркусу, Том обратился через перегородку к анналисту, которая работала вместе с ними.

– Что? - Пола всколыхнулась. Вопрос вывел её из послеобеденной дремоты, когда она сидела оперев голову на руку и смотрела в окно, а на губах её повисла задумчивая улыбка.

– Ничего, ничего – засмеялся Том, – работать надо!

– А я, думаешь чем занимаюсь?! - Пола протянула к себе стопку бумаг и начала читать одну из них.

– Подожди, - перебил его Маркус. – Командуем ситуацией? То-есть? Что ты имеешь в виду?

– Без нас ничеготало.

Лицо Мар

Лицо Маркуса затуманилось.

– Как это? Они же могут найти себе других технарей.

– Да, но все равно кто-то из нас им нужен. Мы с тобой должны будем их убедить, что эти технари – это мы. Компренде? – добавил он по испански, намекая на латинское происхождение Маркуса, и подмигнул ему. – С нашим начальством я все уладил. Пит Скокум дал мне добро.


Начался процесс перекачивания огромных масс данных в другой формат и переписывание всей накопившейся логики в другую языковую среду. Нечто похожее на одновременное протаскивание стада верблюдов е ушко.

Отвалившшко.
Отвалившись на спинку кресла, Маркус то просматривал косые гирлянды кода и столбцы данных, то долбил пальцами по клавишам, то останавливался и замирал в молчании.

Это было особое компьютерное молчание, во время которого программист общается со вселенной. Он так глубоко забирается в логические подземелья, что ему нужна нить Адрианы, чтобы оттуда выбраться без потери внутреннего маршрута происходящего.

Приложение, в котором Маркус разбирался, - полосатый и пятнистый монстр - было написано многими людьми, разного уровня профессионализма, и в такого рода коллективном общаке, какая-то хрень да случается. Маленькие уголочки логики, которые возможно могли никогда не быть задействованы, с момента написания кода вдруг в результате механического переписывания были задействован и бух - программа с треском разваливалась. И приходилось копаться в мутных наворотах неизвестно кем недодума

Работая, Марессе работы Маркус почти физически ощущал личности программистов, писавших код. Вот здесь они пошли длинным обходным путем, потому что не знали той или иной встроенной функции. А здесь просто поленились разбираться и вместо одного входа в ворота, они несколько раз бессмысленно открывали и закрывали двеьзователи не жаловались, прикрыловался, прикрыли это большим транспарантом «Загрузка данных. Пожалуйста, подождите». Во многих других местах было заметно явное незнание элементарной математики, а то и отсутствие логического мышления или воображения.

Маркус получал почти сладострастное удовольствие, когда он мог не просто переписать чужой код в другом языке, а уменьшить количество линий или устранить целый ненужный его блок или функцию. В такие минуты он не выдерживал закупорки в своем личном пзрывался:

Ей, рывался

– Ей, - обращал он к Тому, за неимением другого существа, с кем этой информацией можно было бы поделиться. И когда тот поворачивал к нему голову, Маркус начинал горячо объяснять ему что-то, что любому не специалисту показалось бы полной тарабарщиной.

Зато вот в некоторых местах приложения, Маркус натыкался на человека, написавшего изумительную по симметричности и оригинальности процедуру, и Маркус ломал себе голову над тем как воссоздать её среде.

В то вресреде.
В то время, пока Маркус в основном копался глубоко в подбрюшье приложения, Том, обладавший более Маркуса графическим чутьем, занимался выстраиванием формочек, выступавших в роли окон просмотра данных.

– Красота и удобство интерфейса, здесь важны как никогда! Знаю я этих наблюдателей. ребята пахали от ебята порхали от рассвета и до заката, до тех пор пока шестеренки в мозгах уже проскальзывали и никакое количество выпитого бесплатного кофе с бесплатным сахаром не помогало взнуздать усталый мозг. Домой они приезжали уже поздно вечером и валились на кровать от усталости, так что даже жены из жалости их не пилили за поздние задержки.


Наконец настал день показа.

– Я буду говорить, а ты будешь на подхвате, в случае чего. Том внушительно выпятил губу. – Я не только программист, но и маркетолог! .... и умею преки услуги, – он по услуги. – он поднял вверх большой палец – Прорвемся!

Маркус с облегчением предоставил Тому во Маркусу было леаркусу же было легче объясниться с компьютером чем с человеком. Его мысли были намного быстрее и сложнее чем его способность их выразить. И объяснить их на человеческом языке ему было сложнее, чем просто показать линию кода.

– Ты будешь – продолжал Том – наблюдать, хе хе, за наблюдателем. Ты же тоже у нас, в своем роде, «наблюдатель».

Это было их давнишним спором, о востребованности жизненной позиции для выживания цивилизации. Том был всегда за активность, за борьбу, за то, чтобы принимать иметь определенное мнение в любых аргументах.

А Маркус любил, как он выражался «наблюдать жизнь». Это углубленное наблюдение, с передельной концентрацией внимания помогали ему в работе, в анализе проблем режиме, по его уверениям, и происходил техничероисходит технический прогресс.

– Знаешь что сказал Буковский? – спросил он однажды Тома.

– Нет. Кто это такой?

– Писатель такой был, ваш американский.

– Писатель - Том презрительно вздернул губу – Ну и что?

– Он как-то сказал, что проблема мира в том, что умные люди полны сомнений и только глупцы совершенно уверены в своих действиях.

– Дурак был твой Буковский! Дурак и неудачник!


Для показа Том приоделся. Он был в выглаженной рубашке, синем пиджаке и с галстуком. И джинсы, были не видно те, которые видно те которые он надевал для особых событий. На его лице, цвета недопеченного блинчика, глаза блистали уверенностью в том что он, Том, сможет объяснить и главное убедить любого человека в чем угодно.

Наблюдатель представился как Грег Мотрам и оказался маленьким человечком весьма почтенного возраста. Он был обладателем редких волос, тщательно окрашенных в неправдоподобный темно рыжий цвет, и пришел на просмотр в лягушачьего цвета в желтую клеточку брюках, у основания которых вдобранные, видимодобранный, видимо, под цвет его волос. Говорил он тихим, приятным голосом, потирал маленькие ручки, но больше молчал и улыбался.

Том начал демонстрацию, заполнив воздушное пространство своим внушительным баритоном. Он говорил о достижениях компании, о её образцовом IT департаменте, о многих техничских проблемах, которые были решены, в частности с его помощью, как консульнта. Он рассказал и о тетеперешнем состоянии компании, не забыв упомянуть об огромных средствах, вложенных в программи о тех колоссальных и нетех огромных и невосполнимых потерях, которые возникнут у новой компании, если все эти наработки будут брошены. Потом Том плавно перешел к работе последних трех недель, которую они провели с Маркусом, и обратил внимание наблюдателя на экран демонстрационного компьютера. Его пальцы порхали по клавишам клавиатуры, а на экране мелькали таблички данных и графики.

Наблюдатель смотрел на все, улыбался и одобловой.

Наконец оловой.Наконец Том останововился и спросил:

– У вас есть какие-то вопросы?

Грег Мотрам показал на экран пальцем и сказал:

– А почему в вашем приложение между данными в табличке и полосой прокрутки есть зазор?

На секунду Том опешил и бросил недоумевающий взгляд на Маркуса.

Вопрос был простой, но тон, которым он был произнесен, был похож на тон диканькою дьяка, когда тот произнес «А это что у вас, дражайшая Солоха?»


– Ну и? Каковы результаты? – Маркус выплюнул жевачку в урну у стола - Что сказал этот, ну как его ... наблатель?

Том крививо усмехнулся.

– Бил Райли меня известил потихоньку, что на правлении Мотрам высказался в том плане, что не рекомендует наш проект из-за допущенных ошибок. Ты же помнишь его замечание.

– Неужели из-за этого зазора? Лицо Маркуса начкраснеть, – Какое кое это, блин, имеет значение? Это же просто придирка. Что за идиот! Что он сказал о проекте, о данных? Что он сказал по существу?

– Ну, ну – Аврелиус - не расстраивайся. - Том опустил руку на плечо Маркуса. – Что делать, такова жизнь. Люди, которые сидит в правлениях обычно старой закалки, не знакомые с компьютерной техникой. С их т зрения нанимать консультантов – это рто разривать деньги. Т. То же самое происходит, когда в компанию приходит новый начальник, и хочет показать себя рачительным хозяином. Первое, что он делает – это всех консультантов под зогой.

Подняв пяц в верх, Том проом продолжил.

– Только потом, месяцев через пять, когобнаружит, что-т что-то не работает и это не работает, такому вот начальнику приходится опс звать.

аркус аркус сидел, опустив голову. Он терпеть не мог искать новую работу и хождения на собеседования.


Закончив обновление своего резюме, Маркус позвонил Поле, попросить её дать ему рабочую рекомендацию.

– Привет, Пола. Это Маркус. Как дела?

– Маркус, Маркус?

– Из нишь?

– Ах ...
– А ... Маркус! Да, да, конечно. Как поживаешь дружище?

– Неплохо, неплохо. Хотел спросить. Как у тебя все сложилось? Ты же в ЮПСе была штатной единицей.

– Да. Все хорошо сложилось. Собеседование прошла легко и теперь вот работаю в АСЛ.

– Ну и как?

– Начальник друг все то же самое,де самое, профиль же компании такой же.

– А у тебя что?

– Да вот ищу работу и хочу попросить у тебя рабочую рекомендацию.

– Дам, конечно. А почему ты Тома не попросишь? Его рекомендация была бы более подходящей. Вы же по одному профилю работаете.

– Не могу ему дозвониться. Он, наверное, телефон поменял. А разве он тоже у вас работает?


Условия конкурса


Comments 0