Эффект Наблюдателя ( Доработка)


Всем привет!

Я уже публиковал этот рассказик. Но после раговора с @lllll1ll я его дописал, и ,надеюсь, заштопал дырки, на которые она указала. Так что не нужно тратить на него донаты. За этот рассказик я их уже получил.

Эффект Наблюдателя

– Ну вот что ты все сидишь и сидишь? – Фелисия возвратилась с танцплощадки и встала над сидящим за столом Маркусом руки в боки. – В кои то века вырвались на свадьбу. Все веселятся, танцуют. А он сидит как бирюк.

– Что? – музыка играла так громко, что Маркус еле слышал жену.

– Сидишь как бирюк!

– А что мне стоять, что ли?

– Ты прекрасно знаешь, что я имею в виду! Другие мужья, небось, танцуют со своими женами, а ты вот только сидишь и жрешь. Такое впечатление, что я живу с пустым местом.

Маркус закатил глаза. Такого типа упреки он часто слышал от жены. Фелисия присела и уперлась в него взглядом.

– Разве ты меня уже больше не любишь?

– Люблю, но почему для этого нужно непременно вставать? Я точно так же могу любить тебя сидя.

Фелисия надула щеки.

– Отговорки! Встал бы. Пригласил бы меня на танец. Показал бы мне КАК ты меня любишь. – Она сделала ударение на слове «как» - Вон как все танцуют.

– Да вижу. Кто в лес кто по дрова, как корова на льду. Ужас! Смотреть тошно!

– Подумаешь эстет какой нашелся! – Фелисия передернула плечами, - Сам небось не лучше.

– То-то и оно, что не лучше. Зачем добавлять к этому безобразию?

– Хватит. А ну-ка вставай! – она встала, протянула Маркасу руку и выдернула его с места.

Маркусу совсем не хотелось дергаться. Он вспоминал, что они с Томом обсуждали на работе в прошлую пятницу, и на душе было тяжело. Оглушительные звуки музыки и броуновское движение фигур на танцплощадке только добавляли к раздражению.


– Да...с, новость неприятная, – по лицу Тома словно пробежала муха. Он обтер платком вспотевшую шею. – Я надеялся пробыть здесь еще года два как минимум. А вон видишь как получилось.

– И кому же нас продали?

– АСЛ. Они тоже недвижимостью занимаются. Они были нашими соперниками. И вот теперь покупают нас – Он продолжал покачивать головой.

– И что же теперь? – у Маркуса брови пошли домиком. Он скосил рот и поиграл губами. - искать другую работу?

– Теперь... – Том возвышался над Маркусом, когда они стояли рядом. Фигура его занимала основательный объем и слово, приходящее на ум глядя не неё, было «сыроватая». И подобно тому как его тело занимало солидный объем, Том заполнял пространство воздушных волн своим уверенным баритоном. – Придется, если только мы – он указал жестом на себя и Маркуса – не сможем их убедить в обратном.

– Их?

– Новое начальство.

– И как же мы сможем их убедить?

– Они тоже собирают и оформляют пакеты займов. Им нужна наша клиентура, ну и все остальные наши наработки. И нам с тобой нужно этим воспользоваться.

– Как это?

– Надо будет перегнать нашу базу данных и бизнес логику в их формат и дать им просмотреть.

– Всю? – Маркус присвистнул.

– Ну не всю. А по крайней мере клиентов и риск менеджмент. И они используют другой язык. Ты же говорил, что его знаешь.
Маркус кивнул.

– Ну вот. К моменту, когда они пришлют наблюдателя, у нас для них все должно быть готово.

– «Наблюдателя»? Маркус вопросительно поднял брови.

– Наблюдатель – это один из членов правления, который оценит нашу работу и потом ... сделает выводы стоит ли наши усилия, того чтобы нас оставить в штате или

– Том выразительно мотнул головой в сторону воображаемой двери.
Брови Маркуса опять выстроились домиком и лицо подернулось грустью.

– Ничего Маркус Аврелиус, – так Том демонстрировал свои знания истории античного мира - прорвемся!

В ту клинтонскую эру, технари еще только прорвались в большое начальство, и частенько старая гвардия не могла понять почему у каких-то там программистов (с их точки зрения просто дорогостоящих машинистов), в системе больше прав чем у самого высокого начальства.

– Мы - технари – продолжал Том - командуем ситуацией. – Правильно я говорю, Пола?

– Подмигнув Маркусу, Том обратился через перегородку к анналисту, которая работала вместе с ними.

– Что? - Пола всколыхнулась. Вопрос вывел её из послеобеденной дремоты, когда она сидела, оперев голову на руку, и смотрела в окно, а на губах её повисла задумчивая улыбка.

– Ничего, ничего – засмеялся Том, – работать надо!

– А я, думаешь чем занимаюсь?! - Пола протянула к себе стопку бумаг и начала читать одну из них.

– Подожди, - перебил его Маркус. – Командуем ситуацией? То-есть? Что ты имеешь в виду?

– Без нас у них – Том мотнул головой в сторону кабинета начальника IT - ничего бы не работало.

Лицо Маркуса затуманилось.

– Как это? Они же могут найти себе других технарей.

– Да, но все равно кто-то из нас им нужен. Мы с тобой должны будем их убедить, что эти технари – это мы. Компренде? – добавил он по испански, намекая на латинское происхождение Маркуса, и подмигнул ему. – С нашим начальством я все уладил. Пит Скокум дал мне добро.


Начался процесс перекачивания огромных масс данных в другой формат и переписывание всей накопившейся логики в другую языковую среду. Нечто похожее на одновременное протаскивание стада верблюдов через игольное ушко.
Отвалившись на спинку кресла, Маркус то просматривал косые гирлянды кода и столбцы данных, то долбил пальцами по клавишам, то останавливался и замирал в молчании.

Это было особое компьютерное молчание, во время которого программист общается со вселенной. Он так глубоко забирается в логические подземелья, что ему нужна нить Адрианы, чтобы оттуда выбраться без потери внутреннего маршрута происходящего.

Приложение, в котором Маркус разбирался, - полосатый и пятнистый монстр - было написано многими людьми, разного уровня профессионализма, и в такого рода коллективном общаке, какая-то хрень да случается. Маленькие уголочки логики, которые возможно могли никогда не быть задействованы, с момента написания кода вдруг в результате механического переписывания были задействован и бух - программа с треском разваливалась. И приходилось копаться в мутных наворотах неизвестно кем недодуманных процессов.

В процессе работы Маркус почти физически ощущал личности программистов, писавших код. Вот здесь они пошли длинным обходным путем, потому что не знали той или иной встроенной функции. А здесь просто поленились разбираться и вместо одного входа в ворота, они несколько раз бессмысленно открывали и закрывали дверь. А чтобы пользователь не жаловался, прикрыли это большим транспарантом «Загрузка данных. Пожалуйста, подождите». Во многих других местах было заметно явное незнание элементарной математики, а то и отсутствие логического мышления или воображения.

Маркус получал почти сладострастное удовольствие, когда он мог не просто переписать чужой код в другом языке, а уменьшить количество линий или устранить целый ненужный его блок или функцию. В такие минуты он не выдерживал закупорки в своем личном пространстве и взрывался

– Ей, - обращал он к Тому, за неимением другого существа, с кем этой информацией можно было бы поделиться. И когда тот поворачивал к нему голову, Маркус начинал горячо объяснять ему что-то, что любому не специалисту показалось бы полной тарабарщиной.

– Вечно ты хвастаешься, – фыркал Том. – Подумаешь, так или сяк. Есть разные пути, чтобы достичь того же самого.

– Да, конечно много. Но есть пути лучше и хуже, красивее и уродливее. Вот у тебя бывает такое чувство, что что-то здесь в коде не то.

– Ну и что?

– И у меня бывает и часто. И нужно долго копаться в коде и данных, обозревать и сравнивать, пока ты найдешь порочную логическую цепочку и решение сверкнет, прямо как... – Маркус в возбуждении не мог найти слова - как, как...искра.

– Ну я бы не сказал, что это рационально потраченное время. Если есть в коде глюк, то его нужно исправить. А так... Нам не за то, что мы просто так штаны просиживаем платят. Мы должны выдавать результаты.

Маркус раздраженно махал рукой и опять углублялся в код.

Зато вот в некоторых местах приложения, Маркус натыкался на человека, написавшего изумительную по симметричности и оригинальности процедуру, и Маркус ломал себе голову над тем как воссоздать её красоту в новой среде.
В то время, пока Маркус в основном копался глубоко в подбрюшье приложения, Том, обладавший более Маркуса графическим чутьем, занимался выстраиванием формочек, выступавших в роли окон просмотра данных.

– Красота и удобство интерфейса, здесь важны как никогда! Знаю я этих наблюдателей.

Так или иначе, ребята порхали от рассвета и до заката, до тех пор пока шестеренки в мозгах уже проскальзывали и никакое количество выпитого бесплатного кофе с бесплатным сахаром не помогало взнуздать усталый мозг. Домой они приезжали уже поздно вечером и валились на кровать от усталости, так что даже жены из жалости их не пилили за поздние задержки.


Наконец настал день показа.

– Я буду говорить, а ты будешь на подхвате, в случае чего. Том внушительно выпятил губу. – Я не только программист, но и маркетолог! .... и умею прекрасно продать свои услуги. – он поднял вверх большой палец – Прорвемся!

Маркус с облегчением предоставил Тому возможность вещать. Маркусу же было легче объясниться с компьютером чем с человеком. Его мысли были намного быстрее и сложнее чем его способность их выразить.

Одно дело было наблюдать сложность и многообразие мироздания и красоту сочленения её структурных компонентов, и совсем другое – переводить это в языковую структуру и выражать в разговоре. Если первое можно было представить, мгновенно охватить мозгом и выстроить в компьютерном коде, то второе требовало владения совсем другими навыками.

– Ты будешь – продолжал Том – наблюдать, хе-хе, за наблюдателем. Ты же тоже у нас, в своем роде, «наблюдатель».

Это было их давнишним спором, о востребованности жизненной позиции для выживания цивилизации. Том был всегда за активность, за борьбу, за то, чтобы принимать иметь определенное мнение в любых аргументах.

– Вот кто всегда толкал вперед человечество – люди действия. Например, путешественники, первопроходцы, предприниматели. Без них мы бы так и сидели в пещерах и накрывались шкурами.

– Ты будешь – продолжал Том – наблюдать, хе-хе, за наблюдателем. Ты же тоже у нас, в своем роде, «наблюдатель».

Это было их давнишним спором, о востребованности жизненной позиции для выживания цивилизации. Том был всегда за активность, за борьбу, за то, чтобы принимать иметь определенное мнение в любых аргументах.

– Вот кто всегда толкал вперед человечество – люди действия. Например, путешественники, первопроходцы, предприниматели. Без них мы бы так и сидели в пещерах и накрывались шкурами.

– Но есть и другие люди, без которых первопроходцы и путешественники до сих пор ходили бы в шкурах. Эти люди, которые наблюдают за небесными светилами, за движением объектов и молекул. Да и любой научный эксперимент – это создание специальных условий для наблюдения. Ведь научное открытие происходить от сопоставлений наблюдаемых фактов.

– Знаешь что сказал Буковский? – спросил он однажды Тома.

– Нет. Кто это такой?

– Писатель такой был, ваш американский.

– Писатель - Том презрительно вздернул губу – Ну и что?

– Он как-то сказал, что проблема мира в том, что умные люди полны сомнений и только глупцы совершенно уверены в своих действиях.

– Дурак был этот Буковский! Дурак и неудачник!


Для показа Том приоделся. Он был в выглаженной рубашке, синем пиджаке и с галстуком. И джинсы, были не каждодневными, а видно те которые он надевал для особых событий. На его лице, цвета недопеченного блинчика, глаза блистали уверенностью в том что он, Том, сможет объяснить и главное убедить любого человека в чем угодно.

Наблюдатель представился как Грег Мотрам и оказался маленьким человечком весьма почтенного возраста. Он был обладателем редких волос, тщательно окрашенных в неправдоподобный темно рыжий цвет, и пришел на просмотр в лягушачьего цвета в желтую клеточку брюках, у основания которых виднелись носки подобранный, видимо, под цвет его волос. Говорил он тихим, приятным голосом, потирал маленькие ручки, но больше молчал и улыбался.

Том начал демонстрацию, заполнив воздушное пространство своим внушительным баритоном. Он говорил о достижениях компании, о её образцовом IT департаменте, о многих техничских проблемах, которые были решены, в частности с его помощью, как консультанта. Он коснулся и теперешнего состояния компании, не забыв упомянуть об огромных средствах, вложенных в программное обеспечение, и о тех огромных и невосполнимых потерях, которые возникнут у новой компании, если все эти наработки будут брошены. Потом Том плавно перешел к работе последних трех недель, которую они провели с Маркусом, и обратил внимание наблюдателя на экран демонстрационного компьютера. Его пальцы порхали по клавишам клавиатуры, а на экране мелькали таблички данных и графики, а с его уст вылетали витиеватые выражения с вплетенным в них техническим сленгом.

Наблюдатель смотрел на все, улыбался и одобрительно кивал головой.

Наконец он остановился и спросил
– У вас есть какие-то вопросы?

Грег Мотрам показал на экран пальцем и сказал:

– А почему в вашем приложении между данными в табличке и полосой прокрутки есть зазор?


На секунду Том даже немного опешил и бросил недоумевающий взгляд на Маркуса.
Вопрос был простой, но тон, которым он был произнесен, был похож на тон диканькою дьяка, когда тот произнес «А это что у вас, дражайшая Солоха?»


– Ну и? Каковы результаты? – Маркус выплюнул жевачку в урну у стола - Что сказал этот, ну как его ... наблюдатель?

Том криво усмехнулся.

– Бил Райли меня известил потихоньку, что на правлении Мотрам высказался в том плане, что не рекомендует наш проект из-за допущенных ошибок. Ты же помнишь его замечание.

– Неужели из-за этого зазора? Лицо Маркуса начало краснеть.– Какое это, блин, имеет значение? Это же просто придирка. Что за идиот! Что он сказал о проекте, о данных?

Что он сказал по существу?

– Ну, ну – Аврелиус - не расстраивайся. - Том опустил руку на плечо Маркуса. – Что делать, такова жизнь. Люди, которые сидит в правлениях обычно старой закалки, не знакомые с компьютерной техникой. С их точки зрения нанимать консультантов – это разбазаривание денег. То же самое происходит, когда в компанию приходит новый начальник, и хочет показать себя рачительным хозяином. Первое, что он делает – это всех консультантов под зад ногой.

Подняв палец в верх Том продолжил.

– Только потом, месяцев через пять, когда он обнаруживает, что-то не работает и это не работает, такому вот начальнику приходится опять нас звать.

Маркус сидел, опустив голову. Он терпеть не мог искать новую работу и хождения на собеседования.


Закончив обновление своего резюме, Маркус позвонил Поле, попросить её дать ему рабочую рекомендацию.

– Привет, Пола. Это Маркус. Как дела?

– Маркус, Маркус?

– Из ЮПС, помнишь?

– А ... Маркус! Да, да, конечно. Как поживаешь дружище?

– Ни плохо, ни плохо. Хотел спросить. Как у тебя все сложилось? Ты же в ЮПСе была штатной единицей.

– Да. Все хорошо сложилось. Собеседование прошла легко и теперь вот работаю в АСЛ.

– Ну и как?

– Начальник другой, а так все то де самое, профиль же компании такой же.

– А у тебя что?

– Да вот ищу работу и хочу попросить у тебя рабочую рекомендацию.

– Дам, конечно. А почему ты Тома не попросишь? Его рекомендация была бы более подходящей. Вы же по одному профилю работаете.

– Не могу ему дозвониться. Он, наверное, телефон поменял. А разве он тоже у вас работает?

– Да работает. Хочешь я его позову к телефону?
Кровь бросилась Маркус в голову.

– Нет, не надо – его голос чуть дрожал - И спасибо за отзыв.

– Нет проблем, – и она положила трубку.
Маркус протер пальцами глаза и встал со стула.

– Вот гадина! – вырвалось у него.

– С кем это ты говорил? – Фелисия как раз проходила мимо.

– С Полой.

– С кем, с кем? Что это за блядь?

– Ни какая она не блядь? Пола была анналистом в ЮПС. Она была бизнес контактом для нас с Томом.

– Ты мне ничего о ней не рассказывал. За мужем?

– Господи, ну откуда я знаю?

– Тоже мне наблюдатель. Самого главного и не заметил.

– Ну кто вообще об этом спрашивает и какое это имеет значение?

– А почему ты её гадиной назвал.

– Да это не её.

– А кого?

– Тома. Понимаешь его оставили работать в АСЛ, а меня нет. Я не ожидал, что он вот так… за мой счет...

– Почему же его оставили? Ты же все говорил, что у него нет такого технического уровня, как у тебя.

– Да потому что он представлял проект. Понимаешь, ведь этот наблюдатель из правления ни черта в проекте не смыслил. Он и придрался то к какой-то ерунде. Ну понимаешь – он только бизнесмен. А Том говорил на его языке, и к тому же сыпал терминами.

– Не пойму я чего-то. То ты говоришь что этот наблюдатель ничего не понимал в проекте, то Том говорил на его языке.

– Да не в том смысле. В смысле, что Том вел презентацию, говорил уверенно, низким голосом и произвел на него впечатления как эксперт. Но я никак не думал, что он вот так меня предаст.

Фелисия поставила руки в боки.

– Ах вот в чем дело! Ну тогда понятно. И зря ты на Тома баллонны катишь. Он то как раз поступил правильно как мужчина. Он защищал не какие-то там абстрактные принципы, а свою семью, свою жену, своих детей. А ты... - она в раздражении махнула рукой - И потом, мало ли что он сказал! Он, видишь ли, будет вести презентацию. А ты бы не соглашался. Ты же говоришь, что вы разные части проекта делали. Так? - Маркус кивнул – Так почему же он рассказывал о твоей работе?

– Ты же знаешь, я не люблю говорить.

– Не любит он говорить! Тряпка ты, а не человек! И нечего на меня так смотреть. Я говорю как есть.

– Слушай, отстань, а? Такой уж я человек. С этим ничего не поделаешь. Я не...

– Знаю, знаю. Ты у нас великий наблюдатель, созерцатель. Все низменное ему, видишь ли, претит? Только вот теперь он работает, а ты, а мы... Тьфу. – Фелисия резко встала и вышла из комнаты.

Был уже вечер. Маркус встал со стула, прошел к двери ведущей на задний двор, открыл её и вышел на улицу. Там он прилег на раскладушку и стал смотреть в небо.


Comments 7


@mgaft1, другое дело ).

На ошибки и описки как обычно не обращала внимания, но вот эти абзацы захотелось немного отредактировать:

Зато в некоторых местах приложения Маркус натыкался на человека, написавшего изумительную по симметричности и оригинальности процедуру и ломал себе голову над тем, как воссоздать её красоту в новой среде.
В то время, пока он в основном копался глубоко в подбрюшье приложения, Том, обладавший более Маркуса графическим чутьем, занимался выстраиванием формочек, выступавших в роли окон просмотра данных.

Ещё обнаружен дубль внушитеьного фрагмента текста. Найдёте сами )

19.02.2021 15:17
0

@lllll1ll, Спасибо. Видимо, когда копирую куски их грамматической проверялки, то каките-то наслоения получаются. Смотрю я на отредактированный вами кусочек и никакой разницы не замечаю. Надо будет их рядом поставить, тогда, наверное, замечу.

А вот теперь вижу. Но меня проверялка все время упрекает за использование слишком монгих местоимений и я тогда вставляю собственные имена.

Вообще теоретически нужно к редактору отсылать. Но это если рассказ хороший получится и я смогу добавить его в своей коллекции на своём сайте. А этот на это не тянет. Может со следующим повезет. 😊

19.02.2021 15:54
0

@mgaft1, если с ним ещё поработать, то вполне может потянуть и на хороший. Есть интересные моменты. Для меня, во всяком случае. Вообще-то про жизнь программистов мало где можно почитать, но я о ней догадываюсь, имея контакты со знакомыми.

19.02.2021 20:23
0

@lllll1ll, Спасибо! Достаточно того, что я понял ваши требования.

Мне хочется написать что-то для меня новое. Вывернуться наизнанку. Сделать что-то рискованное. Но пока мне этого не удается.

В отношении грамматности то я обречен. У меня и в школе всегда был трояк. А сейчас вообще в голове каша мала. 😊

У меня есть редактор. Но рассказ должен быть достаточно хорош, чтобы тратить на него средства. А этот не тянет, даже если я его еще доработаю. 😊

Буду ждать от вас следующего названия.

19.02.2021 21:20
0