Преследуемые еретики Средневековья. Богомилы, катары и вальденсы


Идея вечной борьбы добра со злом и света с мраком появляется задолго до христианства, еще в зороастризме. Пророком этой иранской религии был Заратустра, живший примерно за 1000 лет до Христа. Кризисные времена всегда становились благодатной почвой для дуалистических воззрений, четко разграничивающих и противопоставляющих силы добра и силы зла (даже если дьявол и его приспешники и помогут поначалу, в конечном счете их цель — навредить человеку). На исходе I тысячелетия нашей эры в атмосфере тревоги и неуверенности, питаемой апокалиптическими представлениями о скором конце света, в Южной и Западной Европе возникают религиозные движения нового типа.

Протестные движения конца раннего Средневековья отражали поиск нового пути спасения. Это было реакцией на общественные потрясения и ухудшение условий жизни. Церковь более не удовлетворяла потребность в искуплении и очищении. Скорее наоборот: новые религиозные течения нещадно критиковали исполнение католической церковью своих обязанностей, ее привилегии, роскошь и властолюбие ее иерархов. Но те, кто придерживались дуалистических религиозных воззрений и становились альтернативой церкви, преследовались как еретики.

Богомилы — секта с Балкан

В первой половине X века на Балканах появились богомилы. Согласно им, Царство Божие символизирует добро, а здешний мир — зло; необходимо радикальное обновление религиозной жизни. Все началось с того, что один деревенский священник по имени Богомил собрал вокруг себя обедневших крестьян и низших клириков — предположительно, в Македонии — и убедил их отказаться от земного и жить в глубочайшем смирении и благочестии. После того как во второй половине X века в ходе военных действий Болгария была опустошена, а затем и покорена Византией, к учению богомилов примкнули многие представители знати.

Под их влиянием учение было доработано, затем появился особый ритуал. В XII веке, когда еретические течения пропагандировали уход от мира и строгую аскезу, движение богомилов продолжало расширять сферу влияния. Фанатичные проповедники обошли всю Европу, движимые стремлением донести до людей свою благую весть и предложить им путь к спасению. Через Боснию, где их учение на некоторое время даже стало господствующим, миссионеры-богомилы достигли Западной Европы и «покорили» Средиземноморье. Здесь они пришли в соприкосновение с катарами и оказали на них серьезное влияние.

Судьба катаров

В истории Запада катарское вероучение оставило заметный след. Между прочим, от слова «катары», восходящего к греческому «кафарои», т.е. «чистые», происходит немецкое слово «еретик» (Ketzer). Эта секта сформировалась в первой половине XII века. Впервые она упоминается в связи с рейнскими землями (1143 год), затем катаризм распространился на севере Италии и юге Франции.

Вначале катары следовали дуалистическому учению богомилов, добравшихся до Италии и Южной Франции. Мир был для них творением дьявола, они воспринимали его лишь как угрозу для бессмертной души. Спасение, по их представлениям, было достижимо исключительно строгой аскезой, отказом от земных радостей, любого имущества и проявлений сексуальности. Вскоре у них появились последователи во Франции, рейнских землях и Северной Италии.

Для катаров католическая церковь представляла собой антитезу истинной церкви бедных и отверженных. Поскольку французские катары были сосредоточены прежде всего в землях близ Тулузы и Альби, их стали называть альбигойцами. Другими употребимыми в то время синонимами были патарены (в Италии) и манихеи.

Создание альтернативной церкви

Перспектива спасения путем аскезы оказывала столь сильное воздействие на людские умы, что катары превратились в самую могущественную еретическую секту средневековой Европы. В конце XII века они, к вящей тревоге католической церкви, даже учредили собственную церковь, в которой различались «совершенные» и простые верующие и существовала строгая иерархия епископов и диаконов. Центральным обрядом здесь было так называемое «утешение» (consolamentum), т.е. духовное крещение, представлявшее собой торжественную церемонию принятия в общину, когда претендент (непременно взрослый, год либо три года до того соблюдавший строгий пост, умерщвлявший плоть и готовившийся тем самым к крещению Святым Духом) в присутствии епископа и «совершенных» становился членом церкви катаров. К их ежедневным обязанностям относились культовые упражнения, молитвы, миссионерская работа; обязательным было соблюдение запретов на употребление некоторых видов пищи, в том числе мяса, и неукоснительное следование правилам катарской жизни в миру.

В Южной Франции многие дворяне стали катарами отчасти затем, чтобы ограничить политическое и экономическое влияние римской церкви, отчасти потому, что эта вера больше отвечала их духовным потребностям. Катарская идеология твердо укоренилась в южнофранцузском обществе. В Северной же Италии катарами становились преимущественно купцы и ремесленники и лишь изредка представители привилегированных сословий. Здесь это еретическое движение концентрировалось в нескольких городских коммунах Милана, Вероны, Кремоны и Орвието.

Вальденсы — антагонисты катаров

Лионский купец Пьер Вальдо также ратовал за идеал простого христианина, в добровольной бедности странствующего по миру и проповедующего. Между 1170 и 1176 годами вокруг него образовалась группа последователей. Вальденсы подхватили идеал нестяжания катаров и даже превзошли его: «В грубом шерстяном одеянии, без денег и забот о дне грядущем они странствуют по миру, ибо вера без дел мертва», — так их описывает историк Арно Борет. С 1184 года, вскоре после того, как они нарушили запрет на проповедь, церковь начала преследовать их как еретиков.

Закат и гибель катаров

Катары проводили свои церемонии и устраивали собрания в лесных пещерах, подземельях, отдельно стоящих домах и других подобных местах. Вальденсы организовали собственную церковь в альпийских долинах Пьемонта, а в 1532 году примкнули к движению Реформации. Прочие движения, ратующие за добровольную бедность, первоначально также выступали против церкви, но затем папа Иннокентий III, обладавший незаурядным политическим чутьем и талантом дипломата, сумел включить их в состав нищенствующих монашеских орденов. Катары оказали стойкое сопротивление подобным попыткам, и в конце концов папа призвал к крестовому походу против еретиков. Альбигойские войны длились с перерывами до 1229 года. Результатом их явилась новая расстановка сил: больше всех выиграла французская корона, тогда как местная знать заметно ослабела. Но полностью истребить катаров не удалось. Последним убежищем катаров стала крепость Монсегюр в Пиренеях. Считавшаяся неприступной, она была взята французами в 1244 году.

Вера в избранность, учение о спасении, тайное отправление культа, а также гонения и притеснения, которым они стойко сопротивлялись, окружили катаров особой аурой. И сегодня они остаются протагонистами различных теорий заговора и связующим звеном легенды о Святом Граале и Монсегюре.


Комментарии 4


Чтобы читать и оставлять комментарии вам необходимо зарегистрироваться и авторизоваться на сайте.

Моя страницаНастройкиВыход
Отмена Подтверждаю
100%
Отмена Подтверждаю
Отмена Подтверждаю