ПРОЗА. ПРЕМЬЕРА на ГОЛОСЕ. Лемминги (роман). Глава 6. Часть 3



Автор: @aasmanov


Ссылки на предыдущую часть


Глава 6. Часть 3

Не менее случайной стала и женитьба. В жены Далилову занесло девушку из «системы» - классическую советскую хиппи, увлеченную в равных долях магией, эзотерикой и христианскими идеями и не способную приготовить сколько-нибудь съедобную яичницу. Зато ее не надо было добиваться и отбивать у других соискателей – отношения выстроились спонтанно, сами собой, и это «само собой» привело к рождению сына. Сергей со вздохом принял новые обстоятельства и, наконец, устроился на постоянную работу: экспедитором книжной базы церковной литературы. У семьи появился какой-никакой доход: не большой, но дававший возможность жить не впроголодь. Жена тоже нашла себе занятие: она стала продавцом-консультантом в книжном магазине, специализировавшемся на Кастанеде, Рерихе, Блаватской, Ключевском, Редиере и других подобных авторах. Все шло своим чередом без лишних усилий и ненужных треволнений.

Кстати, и сама жизнь, казалось, подтверждала правоту сомнений Сергея.

Перестройка и связанные с ней перемены, которые многими в стране были восприняты, как некое обновление (все равно, к лучшему или к худшему – главное, обновление), Далилова не коснулись. Он не понимал, зачем суетиться? Лишь подсознание порой подавало тревожные сигналы: у знакомых что-то происходило, что-то строилось или разрушалось, а его жизнь оставалась прежней.

Желая укрепиться в своих принципах, Сергей заехал однажды в гости к девушке, чей муж – его бывший приятель – попал в тюрьму по антисоветской статье. Когда-то они вместе читали и обсуждали «Хронику последних событий» и прочие «Посевы». После глобальных перемен в государственной идеологии муж должен был вот-вот вернуться в родные пенаты, и Далилову показалось правильным на живом примере убедиться в том, что он сам когда-то совершил правильный выбор: не примкнул к тем инакомыслящим, которые своей активностью навлекли на себя гнев и санкции власть предержащих, не пустил жизнь под откос.

Ехать пришлось на другой конец Москвы – на улицу Красного Маяка. Вечно пьяный вахтер кооператива не поинтересовался у него, куда он направляется, и Сергей поднялся на восемнадцатый этаж. Позвонил. Дверь открыл некто без признаков пола и возраста. Слегка прищурившись и не найдя в прибывшем ничего подозрительного, человек сделал приглашающий жест рукой, отступил в прихожую и растворился в её темноте.

То, что Далилов увидел, зайдя в дом к жене бывшего друга, даже его – человека, в основном, ко всему равнодушного – покоробило. В прежде нормальной и даже слегка буржуазной московской трёшке царили бардак и разгром. Во всех комнатах по обшарпанным креслам и диванам сидели и лежали хиппи – настоящие системные «торчки». Молодая женщина, жена друга – когда-то красивая и фигуристая – выглядела старухой. Она «не справилась с управлением», после ареста супруга искала утешений у маргиналов, а в результате крепко подсела на «винт» и прочую новомодную наркоту. «Система» обрадовалась и превратила новую хату в базу для бухла, секса и кайфа. Двухлетний сын ползал по полу в поисках объедков. Сергей посидел на табуретке в гостях пару часов, наблюдая за происходящим, ни с кем ни о чем не разговаривая, и ушел восвояси расстроенный: «Разве так можно? Разве это люди?» Надо ли говорить, что за все время своего визита, он так ни разу и не встал с места, ни с кем не заговорил, ничего не предпринял. Остальная протоплазма в квартире не обратила на него никакого внимания – в определенном состоянии «система» воспринимает человеческие особи наравне с предметами мебели: не мешает, и ладно.

Впрочем, спустя полгода, он вновь заехал туда – на этот раз никого, кроме хозяйки и её ребенка, в доме не оказалось. Деньги, оставшиеся после мужа, закончились, и бывшие друзья откочевали на другую хазу. Женщина, увидев в старом приятеле островок прежнего счастливого и беззаботного времени, сходу предложила лечь в постель – для нее это уже стало естественным процессом. Сергей без особых колебаний согласился. Можно было и отказаться, но – «нафига?» Затем он вновь пропал из виду – уже навсегда. Да и не хотелось возвращаться туда, где на тебя, только что получившего удовольствие, смотрят голодные глаза не умеющего говорить мальчугана. Грязного и с нарисованным химическим карандашом «пацификом» на бритой наголо голове. Кому это понравится? Разве это люди?

Продолжение следует...


Автор: @aasmanov
Редактор и публикация: @lubuschka

07.10.2020


Голосуем за нашего делегата - @ladyzarulem вот здесь!!!

Мы на Steemit - https://steemit.com/@russiancommunity


Comments 0