Между правом и стыдом


Александра, 35 лет, разведена, один ребенок, два аборта

У меня две истории — и оба раза я с самого начала не хотела детей. Первый раз я забеременела в 23 года от мужчины, который был намного старше меня. Я жила одна в другой стране. Он был моим начальником и принуждал меня к сексуальным отношениям. Я позволяла себя использовать. Он не предохранялся: для него кончать в женщину — это был кайф. Мне было гадко и унизительно, я почувствовала облегчение, когда сделала аборт. Помню, как он мерзко шутил, что у нас мог быть голубоглазый ребенок.

Вторая история связана с моим бывшим мужем, я была более зрелой женщиной. Когда я забеременела, у нас с мужем уже был маленький ребенок — тогда я родила из-за страха остаться бесплодной. Эту беременность я решила не сохранять: понимала, что больше не хочу ребенка от этого мужчины. Мне, как кормящей, нельзя было сделать медикаментозный аборт, поэтому нужно было дождаться срока, чтобы сделать вакуум. И это был ужасный период: я доращиваю ребенка, чтобы потом его убить.

Инна, 46 лет, замужем, четверо детей, один аборт

Второй раз я забеременела, когда у нас с мужем уже был ребенок. Мы жили в квартире моей мамы, я училась, а муж почти все время проводил в командировках.

Когда врач узнал, что у меня уже есть годовалый ребенок, он сказал, чтобы я пришла через неделю на УЗИ и, если беременность подтвердится, сразу на вакуум. На тот момент я не понимала, что делаю.

Муж сказал: «Сходи к врачу, в чем проблема?» Мне сделали вакуум. Не отпускало то, что я это сделала и мне не плохо. Но если бы я шла на этот шаг осознанно, то было бы легче.

Когда я в 1994 году рожала старшего сына, нас провожали через подвалы на концерт ко Дню матери. Мы с другими роженицами шли мимо холодильников, где было написано: «Абортивный материал», «Плацента». На вопрос «Что это?» женщина, которая нас сопровождала, ответила: «Валюта». Они все собирали и продавали. Возможно, поэтому и со мной так поступили, отправив на аборт.

Валерия, 39 лет, замужем, один ребенок, четыре аборта

Мне было 22 года. Я влюбилась в Олега. Он был наркоманом, и я тоже стала принимать наркотики, чтобы ему понравиться. Время от времени мы спали. Я забеременела. Мама отвезла меня в другой город, чтобы сделать аборт: она боялась, что узнает папа, соседи, друзья. Этот день буду помнить всю жизнь.

Я бросила наркотики, уехала к родителям. Вышла замуж и забеременела. Сахарный диабет дал осложнения, отказала почка — врачи удивленно смотрели на меня, спрашивали, как я решилась рожать. Потом беременела еще три раза и делала аборты.

После истории с наркотиками я искала спасение в семейной жизни, но спустя время поняла, что мы с мужем разные люди. Он пил, иногда поднимал на меня руку. Затем у него случился инсульт, и содержание семьи легло на меня. Моя заработная плата — около 280 евро, мечта моего сына — не нуждаться и чтобы в холодильнике всегда была еда.

Аборт — это физическая свобода, но психологическая возобновляемая боль и память, несостоятельность и стыд.

Вера, 35 лет, не замужем, без детей, один аборт

Мне было 26 лет. Я поехала на туристический слет вместе со своими коллегами по работе. Познакомилась с парнем. Мы пошли на дискотеку и после продолжили встречу в палатке. Был случайный секс. На следующий день продолжать отношения мне не хотелось: чувствовала пустоту.

Спустя какое-то время случилось кровотечение. Меня привезли на операцию. О беременности я узнала, когда забирала эпикриз: там было написано, что у меня три или четыре недели беременности. Еще из эпикриза я узнала, что у меня был полип в матке, поэтому случилась неразвивающаяся беременность.

Было ощущение, что это я убила своего ребенка — несмотря на то что я не знала про беременность. Было трудно осознавать, что он мог быть жив, развиться.

Виктория, 41 год, замужем, один ребенок, два аборта

Я никогда не загонялась по поводу детей и замужества, мне было это не особо нужно. Частично потому, что в детстве мне отец говорил: когда я выйду замуж, буду делать то, что скажет муж, а пока я должна делать то, что скажет он.

Забеременела неожиданно. У меня был поликистоз яичников. Шансов на последующую беременность минимум. Муж сказал, что я должна родить, если хочу быть с ним.

Беременность проходила тяжело. У меня был поздний токсикоз и отслоение плаценты. Начала рваться матка, и меня в срочном порядке прооперировали: было тяжелое кесарево с большой кровопотерей. Потом мы с ребенком пережили частые больницы и две реанимации. Муж помогал, но львиная доля заботы о ребенке ложилась на меня. В больнице рефреном слышала, что я плохая мама и плохо слежу за ребенком.

Позднее я беременела еще два раза и оба раза прерывала беременность: моя нервная система была на грани. Понимала: если сейчас рожу еще одного ребенка — в нормальную жизнь не вернусь.

Мария, 26 лет, замужем, один аборт, детей нет

Мне был 21 год, встречалась с парнем около двух месяцев. Мы были студентами.

Я забеременела. Мне всегда казалось, что если это случится, я никогда в жизни не сделаю аборт. Но были слезы, сопли, передо мной стоял вопрос «Что делать?» Я понимала, что мы с ним не готовы иметь детей: все это легло бы на мои плечи. Уехала на сессию в другую страну и сделала медикаментозный аборт — не хотела, чтобы в медицинской карте в Беларуси у меня была запись, что я это делала.

Мне не было плохо. Я сделала такой выбор, потому что понимала, что связывать свою жизнь с этим человеком не хочу. Если бы тогда я забеременела от своего нынешнего мужа, то, возможно, аборт не делала бы.

Я не вычеркну это из своей жизни, иногда вспоминаю об этом, но не с дрожью в сердце. Я юрист, для меня юридическая жизнь начинается с момента рождения, поэтому не считаю, что это убийство.

Диана, 91 год, не замужем, детей нет, один аборт

После войны, в 1945 году, я всего боялась. Мне ампутировали ногу, когда я была еще совсем молодая. Долго ходила на костылях, потом мне сделали протез — и ходить стало легче.

В 20 лет я забеременела. Мы с Иваном не были парой, просто встречались время от времени. Когда я рассказала ему, что беременна, он молча посмотрел на меня и ушел. Его мама была против того, чтобы я рожала. Сказала, что ребенок от невестки-калеки им не нужен, что я должна сделать аборт.

Я расстроилась. Сделала аборт. Подумала, что я без ноги калека и такая никому не нужна. Больше никогда никого к себе не подпускала, решила, что буду одна. Всю жизнь проработала швеей в маленьком городе на севере Беларуси.

Я не жалею, что сделала аборт: растить ребенка одна я не хотела.

Татьяна Ткачева


Comments 1