Тайвань. День 4. Храм Лун Шань


Вчера утром я решил сходить в храм «драконовой горы». Это просто такое название. На карте он отмечен как буддийский храм, но на самом деле не всё так просто.

Потому что не всегда можно строго очертить границы буддизма.

Этот храм представляет собой несколько алтарей. Сам храм — это квадратная постройка с большим внутренним двором. Квадрат постройки, на самом деле, довольно тонкий. Во фронтальной стороне — навес, открытый внутрь, чтобы посетители могли смотреть внутрь двора, скрывшись от дождя. На задней стороне алтари. На боковых сторонах кабинетик храмового лекаря, с входом опять же с внутреннего двора, и ещё какие-то помещеньица.

В центре двора есть ещё одна постройка — алтарь Гуаньинь, богини любящей доброты.

Алтари на задней стороне двора — ну, я-то уже более-менее разобрался в том, кто там кто. Но индийский принц из касты кшатриев Гаутама Шакьямуни едва ли знал что-либо про этих божеств. Не мне судить, конечно, но в раннем индийском буддизме эти персонажи никак не фигурируют.

У буддизма есть такое свойство интегрировать в себя местных божеств. Так, тибетские страшные шаманские демоны превратились в защитников святого учения в контексте тибетского буддизма. Гуаньгун — даосский бог чести, доблести и верности, способный ликвидировать любых демонов, — тоже стал защитником святого учения в контексте китайского буддизма. А более мирным богам типа богов мудрости, долголетия, материнства — им в буддийский пантеон тем более открыты все двери.

В храме не стараются соблюдать тишину. Во-первых, там всё время играет музыка. Обычно записи каких-то буддийско-мантрических мелодий на китайский манер. Но вчера было полнолуние и проводился серьёзный ритуал. В центральной постройке алтаря Гуаньинь находились монахи и пели разные молитвы. По периметру всего двора, на приступочках окружающей двор постройки сидели в основном пожилые люди, все при текстах, и тоже пели. Кстати, у монахов ещё микрофоны были.

Обряд такой, что ты по очереди обходишь все алтари, и проводишь время с каждым из божеств. Сначала к центральному алтарю Гуаньинь. Потом справа налево вдоль всех алтарей задней стены. В итоге получается внутренний обход против часовой стрелки.

Что значит «провести время с божеством». Тут есть варианты. Кто-то приходит как бы отметиться. Вот я, три быстрых поклона, которые даже не поклоны, а что-то типа того, как покачиваются евреи при молитве; перемещаемся к следующему алтарю. Кто-то приходит явно что-то просить. Вчера была женщина не самого интеллигентного вида, в мини-юбке, которые тут вообще мало кто носит, на высоких каблуках, которые тут тоже редкость. Не удивлюсь, если из соседнего квартала красных фонарей. И она на коленях проводила подолгу вплотную у оградки каждого алтаря, и очень сосредоточенно, искренне молила, уж не знаю о чём.

Был мужчинка, которого скорее всего отправили в храм с инструкцией. Возможно, целитель или какой другой уважаемый человек сказал ему: «пойдёшь в храм драконовый горы, найдёшь там алтарь такого-то божества, и скажешь ему вот этот текст на бумажке записанный». Вот мужчинка и суетился вдоль всей задней стены, сверяя надписи. Задача у него была не из лёгких. Потому что все нормальные люди пишут тут иероглифы слева направо. А имена богов над алтарями подписаны традиционно справа налево. Нужный ему алтарь был в тесном закутке в левом углу. А там уже коленопреклонилась дама с каблуками.

Ещё приходят получить ответы на вопросы, гадать. Для этого используются деревянные бобы плоские с одной стороны и выпуклые с другой. Как две дольки арахисины. Но большие и деревянные. Берут две штуки бобов, обращаются к божеству, задают вопрос, бросают бобы на пол. И дальше по тому, какими сторонами бобы упали на пол, плоской или выпуклой, получают ответ. Там есть три варианта ответа: «да», «нет», «попробуй сформулировать вопрос как-то иначе, с другого ракурса».

Но большинство посетителей, явно, находятся в более непосредственном контакте с божествами. Большинство не погружены отчаянно в свои слёзные проблемы, не ритуалисты-формалисты с быстрыми поклончиками, не любители кидать бобы. Большинство довольно надолго задерживаются у каждого алтаря и между человеком и божеством устанавливается совершенно ясный безмолвный диалог. Человек, имеющий хотя бы какую-то подготовку цигун, без труда почувствует мощное электризирующее поле эгрегора каждого алтаря. Все они ясные, прямые, неподдельные. Принять общение с ними за свои внутренние размышления невозможно. Люди настолько прямыми мыслями не думают и настолько чистыми чувствами не чувствуют.

При этом вдоль алтарей довольно людно. Когда перемещаешься, то нужно лавировать. Люди не блюдут искусственную стерильную тишину. Во-первых, там и так мантры и песнопения из всех динамиков льются. Во-вторых, пообщавшись с такими богами, становится невозможно искусственно поддерживать какое-либо неискреннее состояние. И если люди пришли парой или компанией, то естественным образом между ними возникают акты спокойной и не стеснённой коммуникации. С другой стороны все испытывают бережность и внимательность к интимным процессам общения с богами других посетителей. Поэтому разговоры между людьми, хоть и не скованы гнётом запретов, но и не мешают никому. Они просто естественны как дуновения ветра или накрапывающий дождь.

Кстати, селфи в храме тоже весьма естественны. Но этим занимается только молодёжь. Люди по-взрослее ничего против не имеют. Жаль, конечно, что юноши вместо того, чтобы объединить свой дух с беспредельным великолепием сознания богов, тратят время на селфи, но с другой стороны, свежесть юной эмоциональности столь естественна.

Перед храмом ещё есть внешний дворик. Там фонтан и водопад с рыбным прудиком. Очень удобно и приятно побыть рядом с кусочком живой природы после интенсивной сессии общения с божественными сущностями.


Comments 6


TEXT.RU - 100.00%

06.11.2017 02:10
0
06.11.2017 23:07
0

Ок, @keali!

роботы @gemini, @btc-e и @upbot проголосовали за пост: Тайвань. День 4. Храм Лун Шань

06.11.2017 23:09
0