Городская проза. BLONDINKO.BY 18 глава


Что есть цивилизация? Какие её атрибуты не на словах, а на реальных примерах в обычной жизни обычного человека? Законы? Органы, которые следят за их соблюдением? Материальные блага? Призрачно. Иллюзорно. А что если цивилизация исторгнет из себя свою отрыжку – особей рода хомо сапиенс, которые оказались не восприимчивы к цивилизованности? И эфемерных законов, органов и прочее рядом с вами в этот момент не окажется? Да и на чем держится цивилизация на самом деле? Есть возможность узнать. Другой вопрос, обрадует ли вас открытие…

Перышко. Бабочка. Ангелочек. Блондинко давно не чувствовала в своем теле такой легкости. Она не просто шла от студии, она буквально парила над мостовой Троицкого. Мост. Панорамы справа с грязно-черной пока еще ленточкой реки. Гул бесконечного машинопотока слева. Что такое счастье? Однозначно ответить невозможно. Но сейчас она совершенно точно его ощущала. Просто не терпелось добраться до дома и повернуться спиной к зеркалу. Посмотреть самой. Долго смотреть. Наслаждаться. Её картинка. Только её. Сама придумала. Красиваааааяяяя. Предаваясь мечтам и совершенно не замечая ничего вокруг, Блондинко на автопилоте заскочила в троллейбус. Было обеденное время. Один из самых зверских отрезков времени в работе общественного транспорта. Настроение начало падать уже в первые же мгновения. Тогда, когда её сразу же сдавили с двух сторон. Тогда, когда кто-то раздавил левую ногу. Крылья за спиной упали, отвалились. Улыбка ушла с лица. Она начинала злиться, все больше и больше. После того, как здоровенный малый справа, словно не замечая её, припечатал хрупкое тело Блондинко к перегородке, нервы её сдали.

  • Послушай, придурок, отодвинь-ка свое туловище, да резко! – с почти физически ощущаемой ненавистью процедила она ему в такое близкое ухо.
    Если бы! Парниша даже не пошевелился. И сделал самую большую ошибку в своей жизни. Понятное дело, он не видел, как побелело лицо девушки со светлыми волосами у него за спиной. Видел бы – выскочил из тролля через узкое окошко. А может и просто заржал бы. А что – он здоровый лось. Что ему сделается? Тем более, что был он не один. Прочувствовав нерв ситуации, начали скалиться дружки рядом.
    В невероятной толчее салона Блондинко ощущала почти физическое желание убивать. Особенно эту обезьяну, которая уже почти лежала на ней. Разве что спиной, а то был бы половой акт. Кто-то дернул её за рукав куртки. Раз, другой. Она нервно дернулась, потом все-таки посмотрела в ту сторону. Злость сменило удивление, а следом она улыбнулась. Те, кто уже видел эту улыбку, поняли бы, что к чему. Но их рядом, да и в принципе, в этой реальности, не было…
    Парень¸ который так весело прессовал глупую курицу-блондинку вдруг понял, что его кореша смотрят на него как-то не так. Не так, как прежде. Он не сразу понял, что было в их взглядах. Но почувствовал какой-то холод рядом со своим левым ухом. Реально холодно! Как, как… домыслить не успел. Непроизвольно скосил глаза в ту сторону и очень, очень удивился. На него смотрело дуло. Пистолетное. Скалилось. А какой-то замогильный голос, кажется, той самой блонды слегка хрипловато сказал сзади:
  • Аста ла виста, бэби…
    В салоне троллейбуса вдруг началось какое-то непонятное движение. Что-то падало, кто-то куда-то отчаянно продирался. Раздался вопль какой-то женщины.
  • Убиииилиииии!!!!
    Раздавались странные звуки, как будто кто-то стукнул в барабан, потом еще раз, еще раз. Несколько раз. Отрывочно и бессвязно. Падающего движения стало больше. На задней площадке троллейбуса воцарился настоящий хаос. Теперь там уже верещали и вопили в несколько голосов. Наконец троллейбус остановился и тут же из него посыпались в разные стороны люди.
    Блондинко вышла последней. На этот раз она отдала еще дымящуюся «Беретту» Кабану. Он смотрел на неё долго и пристально. Она не смотрела ни на кого. Целеустремленно шла по направлению к своему месту обитания…

Comments 0