Server sync... Block time in database: 1667793402, server time: 1669626994, offset: 1833592

Стаханов и стахановцы – герои былых времен.



Добыть тонну угля из недр земли не легко. В 30 годах шахтер за целую смену успевал вырубать около 6-7 тонн угля это было нормой. И вдруг случилось нечто неожиданное. В начале сентября 1935 года среди коротких газетных сообщений промелькнула странная заметка: «102 тонны за смену».


  Знатоки шахтерского дела недоверчиво пожимали плечами:«НЕ может быть, это, наверно, грубая ошибка или... фокус! »Но газеты каждый день удили еще более поразительными цифрами: ‪117–175 –227‬ тонн. Теперь уже не только шахтеры, техники, инженеры нетерпеливо читали такие сообщения.


  Вся страна жадно следила за необыкновенными делами, которые творились на одной из шахт Донбасса: на шахте Центральная-Ирмино.Здесь В ночь на 31 августа 1935 года произошло событие, которое взволновало миллионы людей.
 

Один из лучших забойщиков шахты, Алексей Стаханов , давал по 13-14 тонн угля за смену, двойную норму, но это его не удовлетворяло. Стаханов, как и все забойщик, один выполнял два дела: сначала закрепляя деревянными столбами кровлю забоя, затем рубил уголь, потом снова крепил кровлю и двигался дальше. На крепление уходила добрая половина смены, и, самое главное все это время отбойный молоток, удесятеряющий силы человека, бездействовал.
А ведь использовать технику - это прежде всего значит заставить механизм работать на полную мощность без перерывов. Но это еще не все.Если ты занят только одним делом, золотое время не будет теряться на переходы от зарубки угля к креплению.Вот из такого расчета Стаханов и решил разделить труд забойщика:пусть один шахтер все время рубит уголь, а другой следом за ним только поспевай крепить. И этот расчет оправдал себя на первом же опыте.
Знаменитую августовскую ночь не прошло и 6 часов, как Стаханов вырубил 102 тонны угля. За таким мастером один крепильщик не поспел. Стаханову понадобилось два подсобных рабочих, - зато выполнил 14 норм. Через несколько дней он Выдал на-гора 175, затем 227 тонн: за шестичасовую смену, - это был неслыханный рекорд.

 

Правда, Стаханову помогали два крепильщика, но если даже поделить стахановскую выработку на трех человек поровну, то на каждого придется по 76 тонн тогдашняя двухнедельная норма шахтёра. 
  Простой донецкий шахтёр Алексей Стаханов положил начало движению, которое произвело революцию светской промышленности. Стахановское движение пробудило новые творческие силы на других шахтах и рудниках н фабриках и заводах, на железных дорогах и колхозных полях по всему СССР.

Подвиг шахтёра

Продолжатели движения — Стахановцы.

Алексея Семиволоса раньше он, как и другие бурщики, не больше 2-3 часов за смену бурили пласт перфораторным молотком и отбивал руду. Остальное время уходило на подготовительные работы. Семиволос поставил перед собой задачу: все 480 минут использовать полностью только для бурения. И за одну смену обурил 18 забоев и выполнил 12 норм. Вскоре семиволосовский метод многозабойного обуривания нашел усердных учеников на Урале, в Донбассе, Чиатурах, Подмосковном бассейне. Семиволосовцы не слепо копировали методы своего учителя, но изменяли их, приспособляли к местным условиям.

Уральский бурщик Илларион Янки начал paботать на нескольких перфораторных молотках одновременно. Многозабойное обуривание стало и многоперфораторным, и Янки дал за смену 17 норм. Это было В 1940 году.
У них выросли новые последователи и продолжатели и в Алтайских горах Казахстана, и в знойной Армении, во всех рудниках Советского Союза.

На лениногорском руднике Алтая бурщик Георгий Хайдин дал за смену 36 норм, но вскоре его перекрыл горняк Кафанского рудника в Армении - Арам Мартиросян: он выполнил сменное задание на 5115 процентов! Трудно представить себе, что значит дать свыше 50 норм, что значит уплотнить час почти до одной минуты. Мартиросян выдал на-гора за смену 1278 тонн руды – целый поезд в сотню платформ! 


Рекорды за станком

                            
Московский станкостроительный завод имени Орджоникидзе. Молодой фрезеровщик Иван Гудов решил испытать, что получится, если увеличить скорость станка. Его заинтересовало, удастся ли ему обрабатывать деталь сразу не одним, а двумя резцами? Удалось, и еще как! Гудов дал за смену 2, а потом даже 4 нормы.

Он испытывал радость от сознания, что овладел грамотой своего дела. Потом это волнующее чувство сменилось спокойной уверенностью мастера в своих силах и возможностях. Гудов обещал дать 10 норм за смену. 
Тысячу процентов? Не слишком ли много ты взял на себя? спрашивали его. И сам Гудов чуточку оробел ведь возможности фрезерного станка не безграничны.


Пока установишь вручную заготовку и закрепишь ее – станок стоит. Закончена обработка детали, снимай ее и закрепляй следующую –опять остановка.Слишком много времени отнимают эти ручные операции, и Гудов уже сжал это ручное время до предела: Ну, а если сократить машинное время на обработку каждой детали?


Он увеличил скорость резания почти в два раза и работал двумя резцами. Станок покорно выполнял повышенную нагрузку и втрое - вчетверо скорее обрабатывал деталь, но Гудов этим не ограничился. Он придумал специальное приспособление, в котором зажималось сразу 6 деталей. Теперь станок за то же время обрабатывал не одну деталь, а шесть, и машинное время резко сократилось.

 Взыскательный мастер точно рассчитывал каждую секунду своей работы и выполнил сменное задание на 1430 % .Он ускорил время более чем в 14 раз.

 

А в 1937 году Гудов установил действительно исторический рекорд. Деталь, которую раньше изготовляли посредством пяти различных операций, он обрабатывал одновременно на двух станках .На одном станке в особом приспособлении он закреплял сразу уже не 6, а 20 деталей, на другом станке - 30. Пока станки работали, Гудов, не торопясь, подготовлял для них очередную порцию деталей. В ровном темпе, строго согласованном с работой каждого из станков, Гудов за 3 часа 58 минут изготовил 238 деталей, а раньше на каждую деталь уходило 1 час 30 минут. Гудов сократил полтора часа до одной минуты! 90 Норм, 9000% задания.



Гудков получил свои знания в школе, приобрел опыт и уменье на работе. Он постепенно сам усложнял свои задания, словно желал испытать все возможности станка. Он тренировал свои способности и смекалку, приучался точно рассчитывать каждый сантиметр движения, каждую секунду работы. Таким же образом добивались успеха и другие стахановцы. Они придумывали (ускорители), которые сокращали месяцы труда до дней, часы до минут. Каждый из таких мастеров своего дела шел не по проторенным дорожкам, а искал и находил новые пути.



На другом станкозаводе фрезеровщик Боровик обрабатывал винты к автоматам. Нониусные насечки на головке каждого винта требуют больной точности, и на эту работу было дано по норме 57 минут. Боровику пришла замечательная мысль: заменить кропотливую станочную обработку штамповкой.Он изготовил специальный штамп и поразил весь завод.
Штамп работал с такой же точностью, как фрезерный станок, но давал не одну, а 41 деталь, и не в 57, а в 5 минут. На обработку одного винта уходило в среднем 73 секунды. Боровик дал 468 норм, почти 47000 – сорок семь тысяч! – процентов. Сменное задание он выполнял в одну минуту.

Эти люди своим трудом и упорством заражали массы ,приближая победу великого народа.


Comments 4


G

23.03.2018 06:57
0

@vik 100%

23.03.2018 08:31
0