Пришельцы с небес. Глава 7.



пролог | глава 1 | глава 2 | глава 3 | глава 4 | глава 5 | глава 6
/// следующая глава


Спасательный челнок подмял высокую травообразную растительность и соприкоснулся с твёрдой землёй, о чём экипажу сообщил мягкий толчок. Парашют отнесло ветром в сторону, и он опустился на траву рядом, накрыв собой сразу триста квадратных метров. Монийцы оказались на холмистой равнине, заросшей различной незнакомой растительностью.

\- Ну вот, приземлились, \- сказал Тромонт, отстёгиваясь от кресла. – Надеюсь, снаружи нас не ждёт какая-нибудь хищная тварь.

\- Какая тут высокая трава!

\- А я вот до сих пор думаю, что за белая ерунда плавает между облаков? – Лайта Блэй задумчиво посмотрела в потолочный иллюминатор, разглядывая сгустки материи, так похожие на облака, но гораздо более плотные.

– По виду похожи на клочья мокрой ваты, но вата, тем более мокрая, летать не может!

\- Я всё\-таки склоняюсь к мысли, что это какие\-то местные формы жизни замутили, \- высказал своё мнение Тромонт, глядя в лобовое остекление. – Однозначно можно сказать то, что 99% их объема занимает лёгкий газ - водород или гелий. Скорее всего, водород – гелия в атмосферах каменистых и металлических планет обычно крайне мало, он сразу уходит в космос из-за своей лёгкости.

\- А может, эти штуковины – плод трудов какой-то развитой расы? – выдвинул Маор свою гипотезу. – Я не представляю, как живые организмы могут жить и питаться на такой высоте.

\- Нужно будет взять в плен кого\-нибудь из трурнийцев, которые с нами сюда упали, и заставить слетать вверх, посмотреть, что там и как, \- предложил Дуб.

\- Ага, если они сами нас не пленят.

– Иначе мы никогда не узнаем, что это такое. Разрешите открыть люк?

\- Давай, крути. Атмосфера тут, судя по спектральному анализу, кислородно\-азотная, без ядовитых примесей, так что дышать тут, вероятно, можно, \- ответил Тромонт, нетерпеливо ёрзая в своём кресле. – Открывай.

Дуб медленно отвернул винт на люке, раздвинул страховочные скобы и медленно открыл его. В челнок хлынул прохладный, свежий воздух иного мира. Он был насыщен запахами травы, земли и, казалось, был переполнен энергией жизни. Он был настолько приятен, что монийцы забыли обо всём и просто некоторое время с наслаждением дышали им, ощущая, как с каждым вдохом их тела наполняются энергией. Тромонт снова почувствовал, как у него греется лоб. Неужели опять будет приступ? Но \- кажется, нет, ничего такого не происходило.

Маор медленно поднялся, пролез к люку и высунул голову, осмотрелся.

Солнце стояло низко над горизонтом, освещая всё ярким бело-жёлтым светом – по всей видимости, сейчас было утро или вечер.

Первое, что бросалось в глаза \- чрезвычайно разнообразная растительность. Окраска её была всех оттенков зелёного, среди них попадались и растения с розовыми, фиолетовыми, белыми, золотыми и красными листьями. Разнообразие форм было просто потрясающее: высокие и низкие, широкие и узкие, густо покрытые листьями и совсем лысые…. Ничего похожего Маор ранее никогда не видел.

В небе кружилась мелкая летающая живность, над ними летали несколько птицеподобных организмов побольше размером, а ещё выше, в километре над степью, медленно парила в одиночестве какая-то здоровенная тварь. В уши лезли звуки, издаваемые различными местными животными. Главным образом, это был брачный треск и звон различной тональности. Один из источников звука уже обосновался на тёплой ещё обшивке челнока в метре от входа и выдавал оглушительные рулады.

Маор осторожно выбрался из люка, ступил на землю и разглядел гостя из травы поближе. Он был немного похож на обычного треснеца, но раза в два больше размером – порядка 15 см в длину. Зверь имел более яркую окраску, и ног у него было не восемь, а только шесть. Звон он производил, по всей видимости, двумя пластинами, которые выставил над сложенными веером крыльями и быстро-быстро ими вибрировал.

Почва тут была мягкая и влажная. Это было либо полусухое болото, либо недалеко от поверхности находилось скопление грунтовых вод.

Осмотрев внимательно траву, Маор увидел ещё несколько подобных созданий, четырёх крупных червей, лакомящихся травой, и какого-то гигантского шестиногого жука чёрного цвета, который сидел в яркой розетке какого-то растения и медленно поедал его мясистые чёрно-фиолетовые выросты. Однако, ну тут и насекомые! Эта тварь размером почти с бунгурмеха! Но она, по всей видимости, совершенно безопасна.

Так же он заметил множество более мелких созданий, которые сновали по всем поверхностям, вероятно, в поисках добычи. Да, точно – вон трое из них тащат какую-то букашку.

Маор забрался на челнок и осмотрел местность. Как ни странно, крупных травоядных, которые должны питаться буйной растительностью, почти не было видно. Только вдалеке, под одним из холмов, паслось небольшое стадо каких-то созданий с коричнево-оранжевой окраской, которые медленно передвигались в противоположную от челнока сторону. Над океаном разноцветной травы были видны только их пёстрые выпуклые спины.

Зато совсем рядом обнаружились два больших серых скелета. Животные погибли не очень давно, примерно полгода или чуть больше назад – местами на них сохранились коричневые обрывки засохших сухожилий, которые ещё не успели окончательно разложиться.

Скелеты сохранились очень хорошо. Конечностей у этих животных было четыре. Череп имел классическое строение: черепная коробка, две глазницы, мощные широкие челюсти, верхняя из них неподвижно слита с черепом – с эволюционной точки зрения это самая удобная компоновка, а потому её носит большинство животных. Больше всего поражали гигантские клыки длиной около десяти сантиметров. Вероятно, при жизни это были опаснейшие хищники. А самое интересное – смерть их явно была насильственная: рёбра и кости конечностей в своём большинстве были переломаны, один череп был разбит, местами в костях имелись трещины и царапины. По всему их виду создавалось ощущение, что кто-то этих зверей зверски забил насмерть и бросил.

\- Тут чисто! – крикнул Маор и постучал по обшивке челнока.

Из люка выбрался Дуб, затем – Тромонт и, последней, Лайта.

\- Сложить парашют! – приказал командир. Монийцы занялись этим делом, а он влез на наивысшую точку челнока, достал оптический бинокль и принялся осматривать окрестности.

Ничего необычного видно не было. На километры вокруг простиралась равнина, покрытая равномерными зарослями травянистой растительности высотой до полутора – двух метров. На северо-западе возвышались силуэты потухших или, что скорее, спящих вулканов. Со всех сторон обзор загораживали невысокие, так же поросшие травой холмы. Самый высокий из них находился в полутора километрах на запад от места приземления, и на вершине его возвышались какие-то непонятные руины. Тромонт тщательно осмотрел их в свой оптический прибор, но не заметил в них ровно ничего необычного: просто разбитые, разрушенные остатки какой-то большой каменной конструкции.

\- Командир, докладываем – парашют сложен и уложен! – гаркнул Дуб у него за спиной.

\- Не надо так орать, я замечательно слышу, \- ответил Тромонт.

\- Теперь не мешало бы всю эту прелесть травой как-нибудь замаскировать, а то блестим на всю округу. Вперёд! – он слез и стал помогать сам.

Трава тут по большей части оказалась жёсткая, хотя и выглядела по внешнему виду довольно красиво. Но ножом её приходилось не резать, а, скорее, подпиливать. Вскоре возникла и ещё одна проблема – оказалось, что камуфляж к челноку практически невозможно нормально прицепить, так как внешняя обшивка корпуса была по большей части почти идеально гладкой.

Впрочем, старались они зря. Чёрно-белый крылатый трурниец в лёгком лётном комбинезоне, неожиданно вылетевший из-за гребня одного из холмов, сразу же их заметил, подлетел поближе, на бреющем полёте пронёсся над челноком и полетел дальше.

Тромонт прервал работу и посмотрел ему вслед. Потом вздохнул и сказал:

\- Кончайте маскировку. Смысла больше нет. Только траву зря подёргали.

Теперь потенциальный противник точно знал их местоположение. Хотя это, в принципе, было неизбежно – все корабли попадали на одну и ту же территорию, а невозможность как следует замаскировать челнок и способность трурнийцев к полёту не давала никаких шансов на успешную игру в прятки.

Тромонт посмотрел на небо и…

\- ВОЗДУХ! – закричал он.

Монийцы дружно вздрогнули и посмотрели вверх. Сверху на них с большой скоростью падала какая-то огромная летающая тварь, по размеру сопоставимая с их челноком. В следующее мгновение Тромонта накрыла гигантская тень, он упал и едва успел откатиться в сторону от огромных когтистых лап, которые пронеслись в опасной близости от него. Хищник промахнулся.

Это была громадная рептилия. Её тело было покрыто шершавой красноватой чешуёй, а размах серых лысых крыльев достигал метров десяти – одиннадцати, а может, и больше.

\- Все внутрь, быстро! – скомандовал Тромонт властным голосом. Времени было мало – атаковавшая его тварь, проскочившая мимо на стригущем полёте, уже разворачивалась обратно. Первым в челнок заскочил Дуб, за ним – Маор. Лайта собиралась уже последовать за ними, но в этот момент летающий ящер налетел на неё и попытался схватить лапами. Она была вынужденна отпрыгнуть в сторону. Хищник, снова промахнувшись, приземлился и попытался схватить её челюстями. Лайта успела увернуться, зубы клацнули совсем рядом от её бока.

Тромонт, прижавшись к обшивке челнока, видел всё это как будто в замедленной съёмке. Что делать?! Бластер не работает, нож… Нож! Он выхватил из чехла свой любимый клинок, который всегда висел у него на боку, и со всей силы швырнул его в эту тварь. Таким ударом можно было пробить череп трурнийца в лоб, но чешуя ящера оказалась необычайно прочной, и нож, со звоном отлетев от его брони, скрылся в густой траве. Тем не менее, тот почувствовал удар в основание шеи и отвлёкся, дав Лайте возможность откатиться на безопасную дистанцию. Но ненадолго...

Он уже бросился вслед за Лайтой, но Тромонт внезапно оказался между ним и жертвой. Это был совершенно безрассудный манёвр, но думать было уже некогда – рептилия собиралась атаковать. Тромонт увидел, как из его пасти капает слюна, и его охватила ярость. Эта тварь собирается сожрать его и, самое главное, Лайту, которую он так любит! Тромонт глянул ящеру прямо в глаза с узкими горизонтальными зрачками-щёлками и ощутил, как ярость течёт по его нервам, разливается в голове, собирается во лбу. Прежде, чем он осознал, что происходит, его мозг сконцентрировал всю злость где-то над переносицей и выстрелил ею в хищника. Сверкнула яркая вспышка, закованный в чешую гигант взревел и, отпрыгнув назад, рухнул на траву. Несколько секунд он лежал, хрипло дыша, потом, пошатываясь, встал, с усилием поднялся в воздух и улетел, кренясь то на один бок, то на другой и рискуя врезаться в землю, потеряв равновесие.

Тромонт моргнул и ошарашено тряхнул головой. Он совершенно не мог понять, что же это такое произошло. Это событие выходило за рамки его понимания мира. Он слышал, что некоторые монийцы умели делать всякие удивительные вещи, но... но это казалось маловероятным, а тут он взял и нервным импульсом дистанционно парализовал огромную тварь! Как такое вообще возможно? Хотя… На чём основана современная наука? На четырёх нерушимых постулатах: вселенная устроена закономерно; вселенная реальна; вселенную можно познавать; во всех её точках действуют одинаковые законы. Но кто сказал, что эти постулаты нерушимы?

Более-менее успокоившись на этой мысли, Тромонт повернулся и столкнулся своим взглядом с тремя парами ошарашенных глаз – Лайты, Дуба, успевшего выскочить из челнока, и Маора, высунувшегося наполовину из люка. Немая сцена. Маор с дубком переглянулись.

\- Тром, когда ты успел научиться шокировать врагов силой мысли? – наконец спросила Лайта. – Да ещё и таких крупных?

\- Поражать врага мысленным посылом умеют только бойцы из «Единорога». Мне довелось с одним пообщаться на эту тему, он мало что пожелал рассказать – это элитное военное соединение, и у них очень много секретов, но он говорил, что на обучение новобранцев у них уходит много лет, – сказал Маор, глядя на Тромонта со смесью восхищения и удивления.

\- Можно подумать, я сам что\-то понял, \- пробубнил Тромонт. – Мой мозг выстрелил прежде, чем я успел это осознать.

\- Не знаю, что почувствовал этот птерозавр, но со стороны твоя контратака выглядела эпично, \- сказал Маор. – Мы сразу поняли, что что-то пошло не так, и бросились на помощь. Я выскочил как раз в тот момент, когда ты метнул в него нож, потом сделал огромный прыжок, метров восемь, наверное, приземлился между ящером и Молнией. Я думал, тебе конец, но в этот момент у тебя появился светящийся сгусток на лбу, похожий на шаровую молнию, а потом эта штука разрядилась прямо в грудь этой твари, он пошатнулся и упал!

Метров восемь?! Тромонт удивлённо посмотрел на свои конечности. Этого быть не могло! Тем не менее, когда он осмотрел почву, то с удивлением обнаружил, что на земле, там, откуда он метнул нож, отпечатки ног были вдавлены в грунт необычайно глубоко, и находились они от места приземления даже не в восьми метрах, а примерно в десяти. При этом он чётко помнил, что не затратил на прыжок много физических усилий. Вспомнил он и то, что перед приземлением долго, нереально долго летел над травой. Высота её тут, между прочим, метров полутора достигает. Тогда он думал только о Лайте и не обратил внимания на эту странность, но сейчас это его глубоко поразило.

Он встал у следов и попробовал прыгнуть с места хотя бы на половину этой дистанции, но сейчас даже это у него не получилось – он, оттолкнувшись со всех сил, приземлился в трёх с половиной метрах от исходной точки.

\- Чем дальше в степь, тем больше шенхеля, \- пробормотал он и повторил попытку ещё несколько раз. Прыгнуть дальше пяти метров никак не получалось, хотя гравитация тут была процентов на 30 слабее, чем на их родной планете. Лайта и Дуб тоже попробовали прыгнуть с этого места. Результат был аналогичен – только Дуб с третьей попытки прыгнул не на три с половиной, а чуть-чуть дальше, подняв максимальный результат на длину своей стопы. Маор стоял в стороне, глубоко задумавшись и наблюдая за стараниями своих друзей.

\- Мне кажется, или мы занимаемся ерундой? – спросил он. – Ведь ясно же, что простым физическим усилием такое сотворить невозможно.

\- Да, теория колдовства – дело сложное и тонкое, \- отшутился Тромонт, отходя в сторону.

А всё-таки, как это у него могло получиться? Неужели ему помог Он? Хотя всё равно ничего не понятно. Учитель обычно не творит чудеса напрямую, а действует скрытно, незаметно, подстраивая течение событий таким образом, чтобы получился некий неожиданный маловероятный результат. Исключения делаются очень редко и только для тех, кто добился каких-то совершенно особенных заслуг перед ним. Тромонт за собой ничего такого не помнил.

Выходит, что всё это время его умения были при нём, но почему-то спали? Почему он, к примеру, не смог ничего сделать, когда во время обороны Лендрамармы штурмкор Федерации, неизвестно как прорвавшийся через заслон, на его глазах расстрелял монийский город?! Впрочем, в любом случае, что он мог противопоставить стальной горе, которая была длиной почти в 900 метров и весила около пяти миллионов тонн? Даже если бы он тогда пошёл на таран, этой махине ничего бы не сделалось.

Тромонт мотнул головой, прогоняя ужасное воспоминание.

А может, необходимую энергию он получил от аномального поля планеты? Но если и так, то почему он не смог повторить этот прыжок, сколько ни пытался? Вопросов было много, а ответов на них не было.

\- Тром, расслабься, а то у тебя такой вид, как будто ты новую теорию гиперпространственного скачка рожаешь, \- раздался голос Дуба. – Просто смирись с тем, что наш новый дом очень, очень странный.

\- И вообще, мы уже есть хотим...


Comments 2