Пришельцы с небес. Глава 28.



пролог | глава 1 | глава 2 | глава 3 | глава 4 | глава 5 | глава 6 | глава 7 | глава 8 | глава 9 | глава 10 | глава 11 | глава 12 | глава 13 | глава 14 | глава 15 | глава 16 | глава 17 | глава 18 | глава 19 | глава 20 | глава 21 | глава 22 | глава 23 | глава 24 | глава 25 | глава 26 | глава 27
/// следующая глава


\- Ася… Не злись на меня, я дурак!

Слова вырвались у него непроизвольно.

\- На дураков бесполезно злиться, \- пробормотала Ася в ответ, подражая его манере говорить. – И ты… Ну… Это, прости… Я, наверно, тебя сильно тогда обидела… Нет, не лапай меня!

\- Если я мешаю, я опять уйду.

\- Сиди. Главное \- меня не трогай, когда я этого не хочу... А почему ты не пришёл раньше?

\- Ну… Я подумал, что ты… В общем, я решил, что вы можете без меня обойтись…

\- Ты дурак… Не то, чтобы я к тебе плохо отношусь... Мне просто не нравится, когда ко мне так лезут. И мне не нравятся твои грубые манеры.

\- Я не умею по-другому.

\- Ну, ты, главное, больше никуда надолго не убегай… А как ты решил обратно вернуться? Ты же обычно упёртый, как…

\- Длыки. Я несколько дней жил около их деревни, подворовывал пищу и наблюдал, как они едят, дерутся, любятся и всё такое… А вы сильно им зад надрали! Настолько сильно, что они обосрались и вызвали подкрепление. Сегодня к ним на хаты ещё почти сотня вояк прибыла. А самое главное – они везде вокруг холма посты выставили. Я на один такой чуть не напоролся, хорошо, что они не в ту сторону в этот момент смотрели. Они меня услышали, но я успел в траве залечь, и они решили, что это просто зверушка какая-то, я в этот момент чуть не обделался, думал, пойдут смотреть.

\- А почему ты решил, что именно вокруг нашего холма?

\- Да потому, что они все в эту сторону пялились.

\- Ох…

\- Не бойся, я вас не брошу. Всем, кто попробует ещё кого-нибудь из вас убить – КРЫШКА! – с этими словами Хорлак погрозил кулаком куда-то в сторону и вверх.

\- Не сомневаюсь…

\- Ася, а что ты там видела и чувствовала?

\- Ну… Там много всякого было…

Асинта рассказала всё, что видела, активно жестикулируя настолько, насколько позволяла оставшаяся после пережитого слабость в теле.

\- Ты точно уверена, что это не глюки? – спросил её Врон.

\- Наверно… нет. Я не представляю, как мой мозг мог создать такую чёткую картину.

\- Да ну. Есть же ведь шизофрения.

\- Это точно не была шизофрения!

\- Это, очевидно, было отравление.

\- Я видела всё очень чётко! Чёткость бытия просто зашкаливала, это было почти как в реале!

\- Ой, мало ли что может воспалённому мозгу мерещиться, \- скептически сказал Хорлак.

\- Всё может быть… \- задумчиво произнёс Врон. – Ася, а опиши подробнее корабль из последнего видения.

\- Ну… Что я могу ещё про него сказать, кроме того, что он был размером с тяжёлый космический штурмкор?

\- Степень оснащённости электронной аппаратурой, тип и размер главного калибра… \- перечислил Дуб.

\- Ты думаешь, я это запомнила?

\- Хоть приблизительно… Оснащённость электроникой можно оценить по количеству всякой непонятной херни на надстройках…

\- А, ну этого добра у него хватало. Главный калибр \- огнестрельный, похоже, стволы с такими жерлами, что туда мог бы, наверное, трурниец пройти…

\- Чёрный, размером с тяжёлый штурмкор, ГК калибром от 700 и больше… Я могу сказать только одно: в истории трур-ни таких огромных океанских чудовищ не было... - подумав, заметил Дуб. - Самый крупный артиллерийский корабль был построен во Вторую Межимперскую, имел длину 360 метров и калибр орудий 570 мм. И он был окрашен… Хм… Твой сон действительно больше всего напоминает бред.

\- А ещё у него на носу была большая эмблема, \- Ася всё не могла остановиться под впечатлением от пережитого. \- Кажется, чёрная шестиугольная звезда с витым прямым рогом посередине, и под ним \- один огненный глаз, и...

\- Чёрная рогатая пирамида с глазом и витым рогом? – Врон резко подался вперёд. Его глаза тревожно блестнули. По всему было видно, что этот знак ему знаком непонаслышке.

\- А что это может за эмблема? – спросила Ора. – Я такую не видела.

\- Вам что-нибудь говорит фраза «Пророки Чёрного Стелгорна»?

\- Что\-то где\-то слышал, \- сказал Тауран.

\- А кто это такие? – спросил Тромонт. – Я что-то слышал, но это произошло уже после нашего повторного разделения и до нас мало что дошло.

\- Кратко. Дело было 150 лет назад, относительно недавно. Наши силы спецназначения засекли странную активность в планетной системе Лор-мандал-Аш. Стали копать. Долгое время ничего не было понятно. Но в конце концов они вышли на эту секту. У них там была главная шарашка. Как оказалось, в неё входила не только мелкая шелупонь, но и много высокопоставленных чинов. Смысл этой псевдорелигии заключался в том, что, хотя трурнийцы и пошли по пути добра, но, тем не менее, в мире правит Молох, и когда-нибудь он пошлёт в мир своего наместника, который наведёт абсолютный порядок. Задачей сектантов было подготовить мир к его приходу, облегчить ему путь, так сказать. Конечно, там всё почистили, но осталось подозрение, что кто-то покрывал их сверху и накрылась только часть сети. Иначе чем объяснить то, что 30 лет спецназ провёл в бессмысленных метаниях, пытаясь зацепить хоть какой-нибудь хвост, в то время как секта успешно процветала? Но это не суть, суть в том, что их секретным символом был именно тот, который описала Ася. И он находится под строгим табу. Его не найдёшь просто так ни в библиотеке, ни в глобальной сети. Где и при каких обстоятельствах я его видел – не важно.

\- Но… Не может быть! В то время, когда они появились, создавать водный корабль с огнестрельным оружием уже не было никакого смысла! Да и если даже предположить, что сектанты существовали во время Второй Имперской… Ну не мог такой корабль не засветиться в истории, если бы он реально существовал.

\- Это глюки, \- уверенно заявил Клещ. Что это ещё может такое быть?

\- А вдруг… Вдруг она видела будущее нашего народа? – округлив глаза, сказала Ора.

\- Аэ… Какого народа? – переспросил Врон, повернувшись. – Наш народ уже вышел в космос и лупит друг друга почём зря.

\- Не, я имела в виду не это, а… ну… Я имела в виду наших потомков.

Трурнийцы удивлённо воззрились на неё.

\- Интересная гипотеза, \- заметил Тромонт. – Однако какие-то выводы сейчас делать рано. Неизвестно даже, что будет с нами завтра, а на такой срок уж и вовсе гадать бессмысленно.

\- Для начала нам в этой золотой дыре выжить нужно, \- сказал Хорлак, усмехнувшись.

\- У меня только один вариант: сваливать отсюда, пока нас не перебили! – сказал Маор.

\- Куда?

\- Думаю, лучшим вариантом будет уход на север, в сторону леса. Отряд вооружённых длык ведь с юга пришёл, да?

\- Истинное утверждение, \- подтвердил Хорлак.

\- Значит, там находятся их основные силы. И чтобы их избежать, нужно уходить в противоположном направлении. Вот подождём, пока Тромонт с Клещом поправятся более-менее, и пойдём.

\- Как вселюбящий даст… \- сказал Тауран, вздохнув.

\- Это ещё одно название Бога? – спросил Маор.

\- Да.

\- Хм...

\- А разве нет?

\- Ты же говорил, что он – ваш господин, а вы его рабы.

\- Он не просто господин, он любящий господин.

Действительно, с такой логикой не поспоришь.

\- А мне кажется, он не такой уж и любящий, \- сказала вдруг Мора.

\- В каком смысле?

\- Я думаю, он просто равнодушно наблюдает за нами. Вот меня, на пример, взять. Если бы он меня любил, разве он забрал бы у меня мою семью, чтобы я без них страдала?

\- Мора, поверь, он и тебя тоже любит. Он лучше любого из нас видит, кому что надо, и каждому даёт то, что нужно для спасения.

\- Для спасения? – воскликнула Мора. Видимо, пережитая беда слишком глубоко укоренилась в её душе и она не могла с этим справиться. – О каком спасении ты говоришь? Смерть моей семьи принесла мне только пустоту и отчаяние! Раньше я была счастливой, но с того момента я потеряла счастье и покой, мне плохо! Эта пустота меня убивает! – Мора тяжело и резко вздохнула, судорожно сглотнув слюну. \- И ты говоришь, что мне это дано во благо!?

\- Пути спасителя неисповедимы, Мора, \- спокойно произнёс Тауран.

\- Да пошёл ты… \- ответила она и выскочила наружу. Отбежав от их жилища на два десятка метров, она села и тихо отдалась своему горю.

Но побыть в одиночестве ей не удалось. Сзади кто-то подошёл.

\- Чего надо? – прерывисто выдавила она. Вот не дают ни минуты одной побыть.

\- Мора, посмотри вокруг, \- сказал Маор, неслышно присаживаясь рядом. \- Разве это не красиво?

Действительно, пейзаж был прекрасен. Дождь прекратился и тучи разошлись, образуя большие бреши. Кроваво-красное заходящее солнце светило в просвет между облаками и горизонтом, озаряя всё ярко-рубиновым светом. Влага после дождя ещё не высохла, так что свет звезды отражался и преломлялся в миллионах росинок, из-за чего вся равнина сверкала всеми цветами радуги, хотя преобладал, конечно, красный. Красным было всё: и солнце, и вершины гор, и небо, и облака, и развалины за спиной, даже тени были не синие, а какие-то сиренево-малиновые из-за бликов, которые отбрасывались облаками вниз. Эта картина завораживала. Пейзаж портили только длычьи постовые, видневшиеся тут и там на вершинах более мелких холмов. Видеть трур-ни они не могли – Мора предусмотрительно подобрала место в траве погуще, но, тем не менее, их присутствие изрядно нервировало. Это всё было бы прекрасно, если бы у неё внутри не было бы пустоты, которая глотала все положительные чувства, оставляя только тоску. Вот уже несколько лет всё оставалось без изменений.

\- Скажи, может плохой Бог создать такую красоту? – спросил он.

\- Не знаю…

\- Мир прекрасен. А мы страдаем. И я, кажется, знаю, почему.

\- Почему же?

\- Слушай. Только не перебивай, пока я не за-кончу, потому что я не такой мастер рассказывать, как Дуб, и я могу сбиться. Я думаю, что мир – это не то место, где мы можем просто так жить и наслаждаться. Я долго думал над этим, очень долго. И я пришёл к выводу, что это – что-то вроде экзамена. Вот представь огромную аудиторию, в которой есть учитель и очень много учеников. И каждому учитель дал своё особенное задание, но такое, которое было бы ему под силу выполнить. Некоторым он даёт самые обыкновенные задачи, другим – что-нибудь более необычное, иные вообще получают совершенно особые миссии, каждый получает по своим способностям. При этом ученикам разрешено по-всякому друг с другом взаимодействовать. И он ходит и смотрит, кто что делает. Кого-то он направляет по верному пути, кого-то наказывает. Если он видит, что кто-то совсем не хочет ничего делать и мешает другим – таких он удаляет из аудитории, или оставляет в качестве испытания для других и дурного примера. Таких можно и нужно выгнать из класса самостоятельно – и учитель на это не будет ругаться, так как он видит, что их выгоняют по заслугам. Если же он видит, что кто-то справился с заданием – он этого ученика выпускает… Ты ведь понимаешь меня?

Мора задумалась и опустила голову. Она родилась и росла в левославной среде, а потому такие мысли ей в голову не приходили. Она просто решила для себя, что если бог есть – то это бесчувственное существо, которому безразличны скорби и страдания его рабов. А это значит, что и чтить его нет абсолютно никакого смысла \- зачем, если ему всё равно...

\- Да, это очень многое объясняет, \- печально вздохнула она. – Получается всё так, как в школе. Есть прилежные ученики, есть хулиганы… есть и те, кого вышибают, и те, кто учится быстро и заканчивает обучение раньше… Маор, ты хочешь сказать, что мои родители просто выполнили своё задание?

\- Мора, ты весьма умная, \- заметил Маор. – Именно это я и хотел сказать.

\- А как ты думаешь, что мне? Что нам предназначено?

\- Не знаю… Но жить и умирать мы будем тут вместе – это точно… Мне кажется, или ты хочешь ещё что-то сказать?

Мора вздохнула и внимательно посмотрела на него. Маор не отвёл взгляд, и она смущённо опустила веки.

\- Мне кажется, что я тебя люблю…

Маор прикрыл глаза некоторое время сидел молча. Потом произнёс:

\- И я тоже люблю. Но не тебя. Прости. Я люблю свою будущую жену, которая ждёт меня там, \- он махнул рукой куда-то вверх.

Море этот ответ не очень понравился.

\- То, что осталось там, уже не наше, \- сказала она. – Они – там, а мы – тут.

\- Да, то что осталось там – это там, но единственная девушка, которую я любил, погибла. Но я по-прежнему её люблю. И, уверен, она меня тоже, пусть уже и не здесь, а там. И я не хочу ей изменять даже в такой разлуке. Поэтому дружить с тобой я могу, защищать – тоже, но любить тебя той любовью, которой любят друг друга муж и жена – уже нет. Да и, если честно, меня к противоположному полу сейчас не очень влечёт.

\- Мне казалось, я тебе нравлюсь, – разочарованно сказала Мора. – Но ты же не был ещё на ней женат?

\- Нет, но… Мой идеал – вечная любовь, \- пафосно произнёс он. – Мора, прости. Я уже давно нашёл свою вторую половину. И пусть смерть нас разделила, но мы всё равно друг друга любим.

\- Я тоже нашла свою вторую половину… \- Видно, Мора сильно опечалилась. – Но моя вторая половина любит другую половину!

\- Так и было! Мы с ней дружили почти год... Или больше… И вообще, Мора, мне, между прочим, тоже больно.

\- Маор, вторых половин много. Просто так по-лучилось, что первой ты встретил именно её, а не кого-то другого.

\- Мора, мне просто не хочется вступать в подобные отношения. Вот и всё. У меня нет влечения.

\- Но ведь оно же у тебя было?

\- Да. Оно у меня было по отношению к одной конкретной личности. Меня больше никто не волнует.

Мора вздохнула и долго глядела в ту сторону, где зашло солнце. Потом подобрала с земли не-большую веточку, кинула в Маора, молча встала и пошла.

\- Мора, ну, может, не будем так обижаться? – сказал он ей, повернувшись. – Я просто хотел тебе помочь.

Она остановилась и обернулась, упёршись в не-го взглядом. Её глаза были полны тоски.

\- Ты не хочешь ни плохого, ни хорошего! И не надо! Сиди всю жизнь один со своей мёртвой! – сказала она, отвернулась и пошла дальше.


Comments 0