Пришельцы с небес. Глава 24.



пролог | глава 1 | глава 2 | глава 3 | глава 4 | глава 5 | глава 6 | глава 7 | глава 8 | глава 9 | глава 10 | глава 11 | глава 12 | глава 13 | глава 14 | глава 15 | глава 16 | глава 17 | глава 18 | глава 19 | глава 20 | глава 21 | глава 22 | глава 23
/// следующая глава


Шаман длык, узнав о новом поражении своего племени, не очень удивился, но сильно испугался и рассердился. Выслушав воинов, пришедших к нему, он не стал никого казнить, а долго сидел и думал, раскачиваясь при этом из стороны сторону, как маятник, и тихо подвывая в такт своим движениям. Наморщенный лоб его выдавал сильную перегрузку мозгового центра.

– Древнее пророчество начинать исполняться, \- заговорил он после долгого раздумья. \- Если мы не убить воины, которые спуститься из небо, то они убить весь наш род. И если этот день наступить, уже никто из наш род не будет свободно властвовать над все сущие твари и наслаждаться их кровь...

После этого он взял несколько кусков корки ахума, нацарапал на каждом из них углём короткое послание, тщательно выводя все символы, чтобы их было понятно с первого взгляда. Потом он отобрал несколько воинов, дал им ручных урчахов, которые прежде принадлежали вождю, и приказал как можно скорее скакать на юг, где жили могущественные южные племена. Конечно, это был рискованный шаг – мало ли, что придёт в голову им. Но пришельцев с небес он боялся ещё больше. Он полагал, что эти чужаки, узнав об их существовании, непременно захотят поработить их народ… Во всяком случае, он сам поступил бы именно так.

Разобравшись с письмом, он приказал всему племени собраться на главной площади селения.

Это место представляло собой широкий длинный пустырь посреди села. Вся растительность на нём была давно вытоптана или выкорчевана. В центре находилось возвышение, состоящее из пепла, угольев и раздробленных костей, которое было обильно полито кровью ранее съеденных жертв и утоптано почти до состояния камня. Тут же валялись кучи смердящих объедков, над которыми вились тучи мелких падальщиков размером от пары миллиметров до нескольких сантиметров. Это никого из селян не волновало \- главное, что лежат не в хате.

Когда все собрались, шаман взошёл на возвышенность и начал вещать речь, размахивая посохом и топая ногами для пущей убедительности.

\- Дети Майлокха! Недавно в наша страна появились пришельцы из небо. Они не давать мы жить и наслаждаться жизнь! Мы должны они все убить! Но для этого пришлось обратиться за помощь, потому что у мы сила слишком мало. А потом мы они убить. Их мозги съесть я и вожди тех, кто прийти с подмога, их мясо взять вы, их требуха взять небесные шакалы, а их кости лежать в эта куча! Но перед этим вы надо выследить они…

\\*\

Прошло ещё два дня. Спящий вулкан на юго-западе почти никак себя не проявлял, за исключением ещё двух слабых землетрясений, намного слабее, чем первое.

Трурнийцы, деморализованные потерей, сильно изменились. Девушки стали мрачными и почти всё время молчали. Ора постоянно плакала и много времени проводила около могилы подруги. Раз восемь Врон не мог найти её в пределах лагеря, и тогда пришельцам приходилось к ней идти, утешать и вести обратно.

Их небольшой отряд больше не отходил далеко от холма. Принесённой ими воды должно было хватить на пять \- шесть местных дней. Единственным невосполнимым ресурсом был аварийный паёк, которого всё время становилось всё меньше и меньше. Но Маор начал заниматься сбором и анализом потенциальной пищи. Уже было найдено несколько съедобных источников питания, ещё десять проходили тест. Очень не хватало костра, но Врон запретил его разжигать, чтобы лишний раз не высвечивать своё местоположение длыкам. Пришлось установить регулярную стражу на вершине развалины – чтобы вовремя заметить приближение непрошеных гостей, если таковые появятся.

За прошедшее время часовые четыре раза засекали небольшие отряды длык по 8 – 12 воинов, которые, растянувшись в длинные шеренги, не спеша прочёсывали местность, внимательно осматриваясь по сторонам. Это было совершенно не похоже на обычную охоту. Нетрудно было догадаться, с какой целью всё это делалось. Челнок они вторично облазили со всех сторон. Рассматривали иллюминаторы, обзорные окна и многократно пытались проникнуть внутрь, но, ясное дело, у них ничего не получилось. Обглоданные останки ящера, лежащие неподалёку, так же их впечатлили.

Кроме того, в последние сутки на вершинах некоторых холмов появились наблюдатели. Увидеть их с места пребывания трурнийцев было трудно, так как они прятались в густых зарослях, но Маор, постоянно пропадающий в окрестностях их нового жилища, нашёл пять таких постов. Причём расположены они были как будто бы так, чтобы с них максимально хорошо был виден их холм с развалинами. Однако, скорее всего, это была случайность, так как никто из длык к развалинам подходить не пробовал.

Военная мощь их небольшого отряда за это время выросла ещё немного. Маор и Дуб научились работать с шхрсумчхскими боевыми рогатками, обнаруженными среди прочего драгоценного барахла. Это вооружение отличалось необычной конструкцией. Основной импульс снаряду, запускаемому из такой рогатки, придавала не тетива, а четыре металлических плеча, которые были достаточно длинными и упругими, чтобы кинуть его с огромной скоростью. Сами снаряды тоже были весьма необычны и представляли собой маленькие, но тяжёлые дротики с остро отточенным плоским лезвием, на котором имелась специальная зацепка для тетивы, и оперением из трёх тонких металлических пластинок. Очевидно, это было вовсе не простое оружие и владеть им могли только аристократы.

Тетивы на них пришлось менять – прежние жилы сгнили почти полностью. Специально для этого Тромонт принёс из челнока два мотка тонкой, но чрезвычайно прочной верёвки из металлоткани. Ох, и намучились они, пока её резали \- материал, из которого она была сделана, был очень крепок и с большим трудом поддавался обычным армейским ножам.

Но все потраченные усилия оказались не напрасны. Рогатки оказались очень мощным оружием, а главное – очень простым в эксплуатации. Чтобы произвести выстрел, нужно было просто наложить дротик зацепкой на тетиву, оттянуть назад что есть силы, прицелиться и резко отпустить. Тяжёлый болт с огромной скоростью вылетал почти по прямой и с силой вонзался во всё, что оказывалось на его пути. Даже на металлических доспехах он оставлял заметную вмятину. Очень вероятно, что кожаные, костяные и деревянные латы от него при прямом попадании не спасали вовсе. Да это было и не очень актуально – после некоторой тренировки попасть врагу в глаз или в шею с дистанции в 15 – 20 м было не трудно.

Очень много времени попаданцы стали уделять и фехтованию. После тяжёлого боя с длыками стало ясно, что тут в основном именно уровень владения холодным оружием показывает, кто будет жить, а кто \- нет…

Был серый облачный полдень. Утром накрапывал дождик, но сейчас его не было. Ора и Ася учились метать ножи под зорким присмотром Моры – она единственная из всего женского состава особой эскадрильи №345 умела бросаться холодным оружием. Уговорить Оранию на это стоило больших трудов, но Мора, имея свой опыт потери близких, смогла зажечь в ней огонь мести, и теперь та остервенело тренировалась, вымещая своё горе на всём, что попадалось под руку. Маор снова бродил где-то в окрестностях холма, обмотавшись стеблями и побегами так, что заметить его можно было, только подойдя вплотную.

Тауран и Дуб, отдыхая после тренировочного махача на мечах, пытались из подручных материалов соорудить что-то вроде корзинки для переноски крупногабаритных вещей, которые трудно было тащить в руках. Это у них пока не очень хорошо получалось: то какой-нибудь прут сломается, то жгутик из травы порвётся. Клещ лежал рядом и время от времени вяло раздавал советы. Просто спать и восстанавливать силы он, вопреки просьбам Дуба, ни капли не желал. Лайта пыталась подлечить его и Тромонта тем методом, каким она подняла на ноги израненного длыками зверя, но Тромонт разрешил «только немножко». Ведь при таком необычном лечении от неё требовались огромные эмоциональные усилия, которые очень сильно её истощали. В тот раз Лайта чуть не впала в кому, и Тромонт очень опасался за неё. Да и Клещ ненавязчиво намекал, что ему это не нужно.

Ворон сидел на дежурстве, на вершине развалины. Ему пришлось перед этим хорошенько обваляться в пыли, чтобы оперение и костюм приобрели цвет, хотя бы отдалённо напоминающий окраску земли. Внешний вид его, похоже, мало волновал.

Тромонт, отдалившись ото всех, лежал в одном из укромных закутков и думал. Ему не давали покоя слова, которые он услышал от призрака той ночью. Что значит «управлять своей внутренней силой»? Как это делается?

Ясно, что он говорил о той силе, которая толкнула его вперёд на десяток метров, когда на Лайту напал летающий ящер. Её же использовала Лайта, когда лечила израненного дикарями зверя.

Но во все прошлые разы эта сила высвобождалась спонтанно, под действием сильных эмоций. А ведь инсектоиды явно умели ею пользоваться!

Тромонт постарался как можно подробнее вспомнить свои ощущения в момент битвы с летающей тварью. Он вспомнил ощущение необычайной лёгкости, которая сопровождала его во время прыжка, и ощущение потока ярости, вырывающегося из переносицы.

Может быть, нужно представить, как поток энергии течёт через лоб?

Тромонт попытался изо всех сил представить, как энергия сгущается у него в голове и вытекает из центра лба. Раздалось тихое шипение, и он уголками глаз увидел, что воздух между глазами начал фосфоресцировать... Невероятно.

Некоторое время он занимался тем, что распылял энергию из того места, которое у людей называется третьим глазом. Но это его совершенно не устраивало. Наверняка имелись более эффективные пути её реализации.

А если реакция инициируется сильными эмоциями? Хм…

Тромонт закрыл глаза и представил перед собой того зверя, его пасть, когти, зубы, горящие глаза, вожжи густой слюны, свисающие с пасти, и попытался разозлиться. Постепенно у него получилось разогреть свою злость. Это дало результаты. Он ощутил, как тёмная сила заклубилась у него в голове и стала вытекать наружу. Громкость шипения заметно возросла, а свечение стало таким сильным, что его стало видно сквозь зажмуренные веки. Но желаемого результата по-прежнему не получалось.

Он вздохнул, как паровоз, и расслабился. Однако он не собирался сдаваться. Отдохнув, он попробовал ещё раз. Однако опять, кроме банального шипения и лёгкого свечения, ничего не произошло. Что-то он делал не так. Но что он делал не так, он не мог понять. Тромонт оказался в тупике.

Он по личному опыту знал, что тупики в своём большинстве – не тупики на самом деле, а просто препятствия, которые не получается штурмовать на прямую, но можно обойти. Нужно просто приду-мать какое-нибудь нестандартное решение. Но что тут можно ещё сделать? Чтобы решить проблему, нужно о ней узнать как можно больше, но в том и заключается проблема, что он практически не знает, с чем именно имеет дело! Он до сих пор был уверен, что волшебства не существует, есть только неизученные явления природы, проявления которых похожи на магию. И их суть нужно просто понять...


Comments 2