Пришельцы с небес. Глава 22.



пролог | глава 1 | глава 2 | глава 3 | глава 4 | глава 5 | глава 6 | глава 7 | глава 8 | глава 9 | глава 10 | глава 11 | глава 12 | глава 13 | глава 14 | глава 15 | глава 16 | глава 17 | глава 18 | глава 19 | глава 20 | глава 21
/// следующая глава


Когда все собрались, он подробно описал, что с ним было. В процессе он внезапно понял, что на этот раз призрак говорил с ним на своём родном языке. Поделившись с товарищами и этим наблюдением, он попытался воспроизвести его речь, но ничего не вышло. Оно и понятно – тот ведь не ртом говорил, челюсти были неподвижны.

Когда он кончил рассказ, между пришельцами повисло тяжёлое молчание.

\- Такие видения – это не к добру, \- проворчал Тауран мрачно. – Это всё от Молоха.

\- По чём ты знаешь, что от молоха? – спросила Ора. – Может, наоборот?

\- А не слишком ли велика честь для простых солдат?

\- А бог знает, \- отвертелся Тромонт стандартной фразой. \- Это точно были не глюки…

\- И я тоже их почувствовала, хотя и не смогла увидеть. – добавила Лайта.

\- Ощущение чужого взгляда непонятно откуда?

\- Примерно так.

\- Это очень интересно… Но меня волнует фраза «Вас хотят уничтожить»… Кто? Зачем? – задумчиво произнёс Маор, поигрывая своим ножом.

\- Да мы тут столько уже наследить успели! Вот глаз кладу, что волосатики, которых мы порезали, поднимут хай!

\- Оса, тут и глаз класть не надо. Это ясно, как солнечный свет.

\- Да это наверняка молох нас сбить пытается, \- продолжал гнуть своё Тауран.

\- По плодам увидете, от Спасителя это или от Молоха, \- процитировала вдруг Оса.

\- Да не бывает такого от Спасителя! С каких это пор его стеллгорны (1) являются в обличье этих местных тварей?!

\- А может, у того народа, что тут когда-то жил, были свои святые, которые нам и являются?

\- Ага, конечно… Подозрительно, что они именно к монийцу сегодня явились…

\- И что? Я тоже мониец, но я ничего не видел! – вспылил Дуб. – И не надо гнать на моего командира, он великолепен!

\- Хватит! – рявкнул Врон. – Тауран, всё делается по воле Спасителя, и если он даёт нам общаться с местными духами – значит, так и надо! В конце концов, только от нас зависит, обратим мы это во зло или во благо, а ты пока, как я смотрю, только и делаешь, что пытаешься из-за этого разжечь вражду на религиозной почве!

Тауран тяжело посмотрел на командира, отвернулся и вздохнул. Тут ему, похоже, уже нечего было сказать.

\- Тром, а когда ты научился их речь разбирать? – неожиданно спросила Лайта. – Или они опять по-нашему говорили?

Командир монийцев почесал свой белый за-гривок и задумался.

\- Нет, не по-нашему… Вот этого я не знаю… Но в тот момент было такое ощущение, что я великолепно этот язык знаю.

\- А может, ты теперь и их письмена читать уме-ешь? – спросила Мора.

\- Это надо проверить… \- Тромонт извлёк фонарик, покопался в груде у стены и извлёк каменную позолоченную пластинку, исписанную тонкой вязью. Он долго и внимательно её рассматривал. При этом выражение его лица сильно менялось. Сначала оно было сосредоточенным. Потом глаза удивлённо вытаращились и снова напряжённо сузились. Через полторы минуты он изрёк:

\- 654 года 5 месяца 9 дня ушла из поднебесного мира великая мать всей Хрстыбской земли, Схдпычшухч Острое Жало. Её золотейшество сделало много для империи… Она помогала своим родом выбить гадственных длык из Горной земли, очистить от мрази поганой Жёлтую Долину на юге и Чёрный Лес на севере, продолжив дело всего народа... Твои шхрсумчхи, матерь, будет помнить тебя вечно… Пусть твоя светлость бесконечно пирует с Матерью Мира в Шлтсчиме, обители великих… - Тромонт медленно оторвал глаза от пластинки. – Это посмертная эпитафия одной из важных персон у шхрсумчхов. Так они себя называли… На обратной стороне, насколько я понял, находится её портретный рельеф...

\- Невероятно… Но как? Как ты это делаешь? – удивился Клещ.

\- Если бы я это знал… Дары Учителя могут быть непредсказуемы и удивительны…

\- На дары Молоха это тоже распространяется, \- буркнул Тауран.

\- Прости, но я никак не мог заключить сделку с тёмными силами. Моя религия это тоже категорически запрещает. Я вообще не понимаю, почему ты так нас не любишь, ведь наши религии на самом деле очень близки…

\- Тауран, если тебе всё это не нравится \- можешь отколоться от отряда, тебе никто не запрещает.

\- Тром, а что такое «Шлтсчим»? – спросила Лайта, переводя разговор в иное русло.

\- Вероятно, в их религии это был аналог нашего Блаженного Мира, \- предположил он. – Однако, какие у нас умения просыпаются. Я и не предполагал, что можно непонятным образом выучить язык и до определённого момента не знать, что вообще им владеешь…

\- Можно теперь пойти и прочитать, что проявилось на том диске, который ты в святилище нашёл.

\- Не сейчас. Вот позавтракаем и там посмотрим…

Ночь тем временем сменилась на утро. Слабый звёздный свет, сочащийся из пролома, разбавился утренней синевой, и с каждой минутой становилось всё светлее.

Тромонт прочитал ещё несколько записей на аналогичных пластинках и ещё письмена на большом блюде. Оказалось, что содержание текста не исчерпывается эпитафиями. В двух случаях это оказались заметки о древних битвах, ещё на двух описывались поучительные истории из жизни шхрсумчхов, которые очень впечатлили Дуба, а на блюде было начертано не что иное, как изящные стихи. Правда, никто, кроме Тромонта, не смог оценить их поэтичность, потому что он не мог произнести на исходном языке ни одной фразы из-за его специфичности, а при переводе вся рифма терялась и получался просто короткий не совсем правдоподобный рассказ.

Утром внезапно выяснилось, что запасы пресной воды на исходе. У бывших пилотов федерации имелись только двухлитровые фляги, которые уже почти опустели. У монийцев в челноке имелась большая ёмкость с водой. Но этот бак был задраен электромагнитным запором, отмычка к которому работала от батарейки. Естественно, на этой планете батарейка не пожелала дать ни малейшей искры электричества, а откупорить сосуд вручную не получилось. Конечно, монийские инженеры маху дали.

Врон и Мора во время полёта видели несколько возможных источников пресной воды. Ближайший из них находился в шести километрах на северо-восток от холма, в понижении, за рощей местных деревьев. Вот туда они и собрались идти.

Можно было, конечно, запрячь всех крылатых, чтобы они принесли воды по воздуху, но это было не совсем честно. К тому же, этот мир нужно было осваивать, в конце концов. Поэтому решили пойти все вместе, пешком и не спеша. На всякий случай они вооружились в бывшей сокровищнице подходящим оружием \- мало ли что могло случиться по пути.

Спустившись с холма, трурнийцы погрузились в море густой растительности, переполненной жизнью. Тысячи созданий самого разного размера и вида копошились, сидели, бегали, летали, любились, жрали. Со всех сторон раздавались шорохи, треск разгрызаемых листьев, скрипы и стоны ужаса, любовные рулады. Никому не было дела до одинадцти инопланетян, тихо скользящих в густой траве по направлению к водопою.

Чем дольше они шли, тем гуще становилась растительность, а её разнообразие перевалило за всякий мыслимый предел. В один момент Асинта чуть не провалилась в странную дыру, которая оказалась великолепно замаскированной ловчей глоткой какого-то хищного растения или животного. Она была закрыта крышкой, которая при надавливании открывалась внутрь. На глубине около метра в воронке стояла приятно пахнущая, но, безусловно, чрезвычайно ядрёная жидкость. На её поверхности медленно колыхались непереваренные фрагменты чьих-то останков.

После этого они наткнулись на колонию других растений-ловушек, которые были похожи на гигантские венерины мухоловки. Ловчие створки их имели до полуметра в ширину. На глазах трурнийцев на одну из раскрытых «пастей» приземлился какой-то летающий зверёк. Створки мгновенно схлопнулись и быстро втянулись внутрь короткого мясистого ствола, который был похож на большую тумбу.

Наконец, они добрели до рощи древоподобных организмов, если можно было её так назвать. Травянистая растительность тут была намного ниже. Вся земля была покрыта толстым слоем мха, тут было не так жарко и влажно, так как большая честь солнечного излучения задерживалась крона-ми деревьев. Их было несколько видов: одни напоминали пальмы, другие – гигантские папоротники, иные представляли собой просто беспорядочно раскиданные по земле переплетения ветвей и тонких, плоских листовых пластин.

Внимание трурнийцев привлекли странные, похожие на плоды образования, висящие на некоторых из них.

Маор прицелился и сбил один из них своим ножом. Предмет гулко шлёпнулся об землю, разлетевшись на две части и оросив всё вокруг густым липким соком. Спустя мгновение до обонятельных рецепторов трурнийцев дотянулся нежный, слегка солоноватый, ни с чем не сравнимый аромат.

Маор поднял кусок плода, понюхал, после чего осторожно коснулся его кончиком языка.

\- Это нечто, \- сказал он. – Не знаю, ядовито это или нет, но мне нечасто приходилось испытывать такие приятные вкусовые ощущения.

У путников возникло неудержимое желание полакомиться сладостью, но они вынуждены были удержать себя и продолжить путь. Действительно, вдруг они ядовиты или не съедобны? Этот вопрос ещё предстояло выяснить. Но, судя по вкусу и запаху, эти плоды должны быть хороши...

Выйдя из рощи, они оказались на вершине невысокого, густо поросшего всякой растительностью склона. Примерно в километре они увидели заросли очень густой и высокой травы, в просветах между которыми блестела вода. Рядом паслись различные животные.

Невдалеке от них двигалось в противоположном от реки направлении стадо уже виденных ими полосатых восьминогих ящеров. Они шли, сминая своими массивными ногами траву, издавая периодически утробное урчание. На противоположном берегу от них находилось скопление шестиногих, подобных тем, на которых вчера охотились длыки. Или это было то самое стадо? С такого расстояния было невозможно определить. Сейчас солнце хорошо нагрело их широкие спины, и они чувствовали себя вполне уверенно. Одни стояли, медленно пережёвывая траву, другие резво носились друг за другом с громким рёвом. Это мельтешение весьма напоминало игру в догонялки. Более мелкие звери тактично держались на расстоянии от безумствующих гигантов. А ну как раздавят нечаянно?

Спуск вниз занял немало времени. Растительность тут была густая и труднопроходимая, места-ми приходилось прорубаться через неё с помощью мечей, благополучно позаимствованных у давно умерших прежних хозяев.

Наконец они вышли на широченную тропу, протоптанную ходящими на водопой живыми организмами. Почти сразу им на повороте встретились несколько некрупных животных, на этот раз тёмно-коричневого цвета и только с четырьмя конечностями. Несколько мгновений они разглядывали друг друга, а затем звери, как по команде, дружно рванули в заросли, производя громкий треск.

Шли осторожно, опасаясь напороться на засаду. Мало ли кто может сидеть в зарослях за обочиной тропы, подстерегая невнимательную добычу? Но сейчас, очевидно, хищники по большому счёту спали или занимались чем-нибудь ещё, потому что на группу трурнийцев никто нападать не думал.

1 Собирательное название бестелесных сущностей, синоним к слову "ангел".


Comments 1