Пришельцы с небес. Глава 18.


Господа, обращаюсь к тем, кто меня читает. Вы ведь наверняка задумывались над тем, чем занимался Хорлак в то время, пока остальные воевали с длыками и вели споры из-за идеологии? Эта глава создана для того, чтобы вы получили ответ на данный вопрос.


пролог | глава 1 | глава 2 | глава 3 | глава 4 | глава 5 | глава 6 | глава 7 | глава 8 | глава 9 | глава 10 | глава 11 | глава 12 | глава 13 | глава 14 | глава 15 | глава 16 | глава 17
/// следующая глава


Этим утром Хорлак проснулся рано, когда на востоке только начали проглядывать первые зарницы. Проснулся от того, что лежал в луже воды, которая натекла снаружи, не смотря на защиту козырька, прикрывавшего пещерку. Не смотря на то, что лётный комбинезон хорошо защищал его от холода и влаги, всё равно было неприятно. Поэтому он не стал залёживаться, а выбрался из норы, забрался на холмик и осмотрелся.

Вокруг было мокро и грязно. Вся трава была влажная, стоили коснуться какой-нибудь ветки – и с неё тут же обрушивался поток капель. Над головой висели низкие, тёмно-серые облака. Видимость была слабой из-за серой туманной дымки, которая не позволяла разглядеть что-либо дальше 2 километров.

Хорлак сел и задумался. Вообще, ему не часто приходилось этим заниматься – молодость, по его мнению, была создана для безумства, а не для того, чтобы сидеть и мучить свой мозг.

Что делать дальше? Возвратиться всё-таки к своим? Или жить волком-одиночкой?

Он вспомнил Асинту, её огненные глаза, яркое, броское оперение…

Нет, он не вернётся. Раз она не хочет его больше видеть, то она его больше и не увидит.

Он сидел довольно долго. В его голове ворочались мысли, тяжёлые, как облака над его головой.

Внезапно он почувствовал, что он тут не один. Он ещё ничего не видел и не слышал, но интуиция приказала спрятаться. Хорлак быстро скатился в ложбинку под кустом и затаился. Плотная, обвисающая крона растения надёжно его скрыла.

Это он определённо сделал не зря. Вскоре послышался шорох травы, какое-то непонятное звяканье и шаги. Кто-то шёл прямо к нему, и он был явно не один. Через несколько секунд кусты в десятке метров от него раздвинулись, и он сквозь траву увидел три смутные вертикальные тени. Существа, выйдя на ровное место, осмотрелись и стали издавать какие-то необычные гортанные звуки… лохматый-бородатый, да это же разумная речь!

Переговорив, они сошли с вершины и прошли совсем рядом от него. Один из них в какой-то момент даже что-то почуял и остановился, внимательно оглядываясь. Хорлак перестал дышать и замер, стараясь не издать ни малейшего звука. Тварь его явно не заметила и продолжила спуск.

Благодаря этому инциденту Хорлак смог хорошо рассмотреть его. Это была огромная прямоходящая тварь почти двухметрового роста. Всё её тело покрывал густой тёмный мех. На туловище, без сомнения, были надеты грубые кожаные доспехи, на шее болталось ожерелье из зубов, когтей, шипов и ещё непонятно чего. На массивную вытянутой голове сидел толстый обруч с большими острыми шипами, направленными вверх. На поясе болтались нож, большой меч в кожаных ножнах, сделанный непонятно из чего, и ещё несколько каких-то узелков и свёртков.

Без сомнения, это был представитель местной разумной расы.

Хорлака пробрало жгучее любопытство. Он и не думал, что когда-нибудь увидит разумное существо иной расы, чем он сам. Выждав некоторое время, он тихо поднялся и осторожно огляделся из-под прикрытия густой растительности.

Его острое зрение моментально вычленило среди растительности силуэты лохматых инопланетян, удалявшихся по направлению к северо-востоку. Их оказалось очень много – около 20 – 30 особей.

Понаблюдав за их передвижением, Хорлак тихо спустился вниз и пошёл по их следам.

Он преследовал их около двух часов. За это время стало совсем светло, несколько раз солнце проглядывало сквозь тучи, видимость улучшилась. Тем не менее, в какой-то момент он чуть не напоролся на воинов, сделавших короткий привал. К счастью, он вовремя опознал их местоположение по их характерному запаху. Они не скрывались и вели себя, как хозяева.

Затем отряд пошёл дальше. Они пересекли гряду холмов. Хорлак хотел последовать за ними, но, добравшись до гребня, он увидел посреди низины какой-то объект. Когда он разобрал, что это такое, ему стало не по себе. Это была спасательная капсула монийцев.

Не решаясь идти дальше, он остановился на вершине, продолжая наблюдать за отрядом издалека.

Они остановились, тихо что-то обсудили и направились к стаду каких-то огромных местных зверей, которые паслись в паре километров отсюда. Это были огромные твари, неподвижно стоящие посреди поля. Охотники, конечно, тоже были не из мелких, однако по сравнению с этими пятиметровыми гигантами выглядели карликами.

Подобравшись на дистанцию около километра, они пригнулись и скрылись в густой траве. Одновременно с этим Хорлак увидел двух монийцев, которые появились около челнока. Они открыли его, после чего один забрался внутрь, а второй остался сидеть в люке.

Тем временем охотники, подобравшись к добыче вплотную, начали атаку. Густой бас испуганных зверей и крики атакующих разнеслись по ложбине. Их было слышно даже отсюда. Мониец, выглядывавший из капсулы забеспокоился...

Как ни странно, аборигены легко расправились с десятком зверей. Очевидно, эти гиганты были хладнокровны, а температура после ночной грозы была не очень высока. Так что охотники определённо не прогадали.

После этого они, прикрываясь травой, направились к челноку. Кажется, начиналось самое интересное... Некоторое время ничего не происходило. Мониец продолжал усиленно смотреть в сторону бойни. А потом внезапно несколько дикарей оказались прямо на челноке. Один из них попытался напасть, но свалился мёртвым, а мониец скрылся в капсуле.

Затем произошло то, чего никто не ожидал – ни Хорлак, ни, тем более, сами дикари. С вершины ближайшего холма сорвались пять крылатых теней и полетели в сторону аборигенов, окруживших челнок. Присмотревшись, хорлак остолбенел. Он узнал Врона, Мору и остальных девушек. В руках они что-то держали. Дальше события стали развиваться с молниеносной скоростью. Они пронеслись на бреющем полёте над охотниками, цепляя их предметами, которые были у них в руках. Это были то ли мечи, то ли сабли (откуда они их только достали?). Несколько воинов сразу же попадало на землю. Затем Хорлак рассмотрел ещё несколько трурнийцев, которые бежали от холма к челноку пешком. Незадачливые охотники с криками обратились в бегство.

Трурнийцы столпились вокруг челнока. Соединились, значит, в один отряд… Логично. Чем больше стая, тем проще выживать, искать пищу и бороться с хищниками.

Побродив около челнока, они перешли на место бойни и занялись исследованием забитых туш. Особенный интерес они проявили к одному зверю, который, как оказалось, был ещё жив.

Хорлак наблюдал издали за ними, пока они не собрались и не ушли. Причём один из них вдруг начал чувствовать себя плохо – его понесли. Зверь, который до этого был жив, но лежал, тоже поднялся и поковылял вслед за стадом, которое уже перевалило небольшую возвышенность и скрылось из виду.

Когда отряд скрылся в каких-то развалинах на вершине холма, Хорлак осторожно спустился к месту бойни.

Да, дикарям не повезло. Десяток воинов лежал тут. Раны у них были страшные: отрубленные руки, головы, рассечённые туловища… Даже доспехи не спасли.

Хорлак аккуратно, стараясь не показываться из травы и кустов, подобрал несколько предметов, которые могли бы ему пригодиться. Огромные доспехи для него были бесполезны, а вот нож, меч из непонятного материала, обнаружившийся у одного трупа, кожаный кошель и несколько ремешков могут быть полезны.

Захватив свои новые приобретения и перекусив немного, он повернулся и двинулся по следам кровожадных дикарей. После разглядывания трупов и их обмундирования у него пропал всякий интерес к их культуре – вряд ли она была хорошо у них развита. Качество заточки меча и ножа говорило о том же. Хотя нож обтёсан более, чем хорошо, он тупится очень быстро и, по сути, является инструментом на одну охоту.

Выяснить, где они живут, нужно было непременно. Он к этим примитивным созданиям не питал ни малейшей симпатии, а после стычки и вовсе стало понятно, что друзьями они стать никак не могут. Но перебраться к ним поближе стоило. Ведь там, где есть разумная форма жизни, всегда найдётся место вору и грабителю.


Comments 2