"Танец Осы" (записки артиллериста). На подступах к Ленинграду


Автор @paladin65 (Олег Риф)

Начало


"Танец Осы" - пляска смерти у древних персов

Весна. Мы на бугорке. Комбат, которого за большой нос звали «Утюгом», сидит, привалившись спиной к накатам блиндажа, и дремлет. В стороне горит костёр. В целях маскировки развели его на дне глубокой воронки. На нём допревает борщ – смесь скворцов, чибисов, молодого щавеля и заправки из жареной муки и американского лярда. Над борщом колдует ординарец комбата Могильный – маленький, хитрый хохол.

Только связист доложил, что наши вышли с огневых позиций и несут нам сухой паёк (2 сухаря на день и весьма скромный приварок), почту и спирт, как в небе показались самолёты. Стоим, разинув рты и задрав головы. Самолёты очень красивые – голубые и какой-то стройной, приятной формы. Из нас тогда ещё никто не видел немецкого пикирующего бомбардировщика «Юнкерс-87» («Ю-87»). Потом мы называли его «Музыкантом».

Самолёты построились в круг, и вдруг один из них прямо с высоты бросился на нас. Страшный, оглушающий, давящий звук его сирены парализовал в нас всё живое. Мы кинулись к дверям блиндажа, но, как черти в церкви в час, когда пропоёт петух, застряли в них. Последними оказались комбат и сразу за ним – Могильный с ведром кипящего борща. Он снял его с костра и не успел донести до блиндажа, как самолёт начал пикировать. Раздался страшный взрыв. Лежим в темноте на полу блиндажа, уткнувшись носами в землю. И тут:

– Ох! Ох! Помогите! – стонет комбат.

Я протянул руку и нащупал что-то мокрое, липкое, тёплое.

– Индивидуальные пакеты! Комбата наружу! – и сам выскочил из блиндажа. Рядом дымилась большущая воронка от авиабомбы.

Самолётов нигде не было видно, небо было чистое. Солдаты вынесли комбата и положили на землю. Он сильно стонал. Приготовили пакеты для перевязки. Я расстегнул и снял с него синие галифе. И тут все мы увидели… красный ошпаренный зад комбата. Это Могильный во время взрыва надел на него ведро с кипящим борщом, когда падал в блиндаж.

Прошло много времени, но история с ранением комбата не забылась и не устарела. В бригаде её рассказывали, как анекдот. Даже уже после войны, когда заходил разговор о ранениях, комбата просили:

– Миша, а теперь расскажи, как тебя ранило…

Этот комбат, кадровый офицер, в нашей бригаде вообще был притчей во языцех. Женился он на симпатичной блондиночке, лейтенанте медицинской службы из другой части. Женился, совершенно не зная невесты, как говорится – пришёл, увидел, победил. Прожили они вместе дня 2 или 3, а потом она уехала на другой участок фронта. Случилось так, что пути наших частей как-то снова сошлись. И тут наш комбат узнал, что жена его «меняет мужей, как перчатки». Почему-то ему страшно во всём не везло. А мне казалось, что он «с приветом».



Продолжение следует


Наш партнёр - торговая платформа Pokupo.ru

30 second exposure


Comments 0