Server sync... Block time in database: 1610684937, server time: 1610956403, offset: 271466

ПОЛЬСКИЕ ВОЕННОПЛЕННЫЕ В РОСЛАВЛЬСКОМ И СМОЛЕНСКОМ КОНЦЕНТРАЦИОННЫХ ЛАГЕРЯХ В 1920–1922 ГОДАХ. Часть 4


Автор @st1ng

Предыдущая часть


В Смоленском лагере активная работа с польскими военнопленными со стороны советских властей началась еще до разработки инструкций и распоряжений сверху. Так, в лагере существовала коммунистическая ячейка из военнопленных поляков. Одно из заседаний ячейки 25 апреля 1920 года было посвящено выборам представителя на Всероссийскую конференцию коммунистов-поляков, которая проходила в Москве 1 мая 1920 года. В качестве делегата была избрана В. Будкевич. Ей было поручено поставить на конференции вопрос о военнопленных поляках, партийной и культурнопросветительской работе среди них [Польские военнопленные, 2004, 18].


Местные власти также уделяли внимание политической работе с польскими военнопленными. 26 апреля 1920 года на собрании коммунистов г. Смоленска разбирался вопрос о назначении политических комиссаров в польские лагеря. Собрание решило назначить при всех лагерях польских военнопленных политических комиссаров из ответственных поляковкоммунистов, а также указало на необходимость организации коммунистических групп в них [Польские военнопленные, 2004, 19].

В отчете Польского бюро от 22 июля 1920 года о работе среди польских военнопленных с осени 1919 до 20 июля 1920 года сообщалось: «работа среди военнопленных велась постоянно. Лагерь в Смоленске является этапным, число военнопленных меняется от 200–300 до 1500 (настоящее время почти 1000). Комиссаром лагерей военнопленных Западного фронта по мандату Реввоенсовета Западного фронта является Яворский (прежде был Глиньский).

Среди военнопленных велась усиленная агитация и пропаганда. Создана коммунистическая группа в составе более 10 членов. Группа постоянно ведет работу среди пленных, имеет заседания в каждую неделю, а в субботы участвует в субботниках. В лагере создан кружок симпатизирующих. Группа имеет право контроля в лагере. В лагере благодаря старанию группы и Бюро постоянно работает врач-военнопленный, коммунист, создана школа для неграмотных. 19 июля открыт клуб им. Марцина Каспшака. В лагере проводятся читка и разъяснение газет и особо лекции политико-социального содержания. Кроме того, в лагере два раза в неделю проводятся польские и международные митинги. Раз в неделю – концерт при помощи Агитпункта. Лагерь имеет собственную библиотечку и постоянно снабжается польскими газетами. Группа военнопленных создала сельскохозяйственную “артель” в трех верстах от г. Смоленска в местности Вишенки. Около 30 военнопленных теперь освобождены и переданы в распоряжение Польского бюро» [Польские военнопленные, 2004, 24].

Польские военнопленные получали ежедневный продовольственный паек. По приказу Центральной комиссии о пленных и беженцах № 408 от 1 января 1920 года основная норма продовольствия военнопленного составляла в золотниках (зол. = 4,2 грамма) хлеба – 96–72 (около 400 граммов), крупы – 18 (75,6 грамма), мяса или рыбы – 24 (100,8 грамма), чечевицы – 30 (126 граммов), овощей – 48 (201,6 грамма), картофеля – 96 (403,2 грамма), жиров – 4,8 (20,16 грамма), соли – 3 (12,6 грамма), сахара – 6 в день (25,2 грамма), 1/4 фунта мыла (около 114 граммов) и 1/2 фунта табака в месяц (227 граммов). В Смоленском концлагере он включал в себя: «1 фунт хлеба, суп, четверть фунта каши, селедку, 6 золотников сахару, четверть пачки махорки» [Костюшко, 2000, 46]. В современных мерах веса это составляло 453,5 грамма хлеба, 113,3 грамма каши, 25,2 грамма сахара, 57 граммов махорки. По опубликованным А.Ф. Гавриленковым данным, в Рославльском лагере военнопленные получали хлеб, картофель, соль и сахар [Гавриленков, 2005, 33].

Все военнопленные польской армии, находившиеся в концлагерях на территории Советской России, учитывались Губвоенкомом и контролирова лись Главным управлением общественных работ и Особым отделом ВЧК. 10 декабря 1920 года начальник Особого отдела ВЧК Ягода потребовал от всех подотделов принудительных работ Губисполкома подготовить поименные списки польских офицеров и солдат, заложников, содержащихся в лагерях и находящихся на различных работах в пределах губернии. В списках необходимо было указать местонахождение, возраст, воинский чин, место пленения [ГАСО, ф. Р-161, оп. 1, д. 1028, 15].

На обороте телеграммы секретарем отдела Управления И.Н. Троцюком была сделана пометка о том, что военнопленные и заложники на постоянные работы с проживанием вне лагеря не командируются [ГАСО, ф. Р-161, оп. 1, д. 1028, 15 об]. От губернского военного комиссариата 20 декабря 1920 года пришло письмо в подотдел принудительных работ с требованиями, повторяющими телеграмму Ягоды от 10 декабря 1920 года: составить список польских офицеров и солдат в лагерях Смоленской губернии [ГАСО, ф. Р-161, оп. 1, д. 1028, 129]. 24 февраля 1921 года – за несколько недель до подписания Рижского мирного договора – было подписано соглашение о репатриации между Советской Россией и Польшей [Польские военнопленные, 2004, 284].


26 февраля 1921 года был определен порядок отправки польских военнопленных на родину. В соглашении от 24 февраля 1921 года указывалось на необходимость скорейшей репатриации всех польских военнопленных. Также в документе определялось понятие «военнопленный».

Продолжение следует


Библиография здесь
Изображения из архива автора и с лицензией ССО


Торговая платформа Pokupo.ru


Comments 2


14.12.2018 22:32
0