БЛС. Бежать. Лежать. Спать. Бегу. Лежу. Сплю. 2018


© Александр. Клименко.
Украина. Киев. 2018 г.
image.png

В серые и очень никакие времена мужики начинают возводить себе памятники. Большие, крепкие, светлые, теплые. Все мечтают о доме. Вот мужики и строят. Строят и представляют его полным детишек, гостей, друзей.
И каждому чтоб по удобству, спальне, ванне, балкону.
Строят и мечтают, что бы все вместе жить… собираться... Лучше жить.
Строят и… Ни кто тогда не думает, что этот дом ни когда не будет достроен…
Ни кто не представляет, что для них дом – выгодное вложение – товар.

Ни кто не думает после его смерти, на суде они будут делить его, рвать, продавать, пока не поссорятся и окончательно не переругаются.
Все мужики мечтают и сроят, строим и представляем себя в нём старым и мудрым…
Представляем как мы на капитанском мостике сидим на своём – отдельном балконе. В руке сигара, бокал… Сидим и смотрим вдаль. Внизу цветет молодость, в песочнице и травке веселятся твои воробушки – внуки. И поминутно приходят дети. Приходят и спрашивают: «Папа, тебе ничего не нужно?» Еще просят советов. Еще что-то о международной политике, стране, координатах развития, счета и дороги. Как работающие под прикрытием шпионы все интересуются твоими счетами, домами.

  • Только после моей смерти! – отвечаешь ты вдаль.
  • Дедушка, а когда ты умрешь? – подбежит и спросит любимица-внучка, – я не хочу чтобы ты умирал. И что такое это «умирал»? Это игра такая? – в прятки?
  • Пока работайте… – скажешь ты взрослым детям своим. Учитесь работать. Я не вечный.
  • Почему ты не вечный? – обязательно спросит любимец-внук. Спросит и станет бегать вокруг. И все станут бегать, играться, залазить тебе на колени и баловаться…
    Взрослые промолчат, участливо поправят тебе плед, подушечку, подольют виски, подрежут лимончика, бекончика. Хух.
    Заботы...
    На самом деле с этим домом ты залезешь в долги и кредиты, но достроишь…
    Все же достроишь тот дом. Днем работа, вечером стройка. По праздникам и выходным.
    Всё. Стены крепче крепости, окна на месте. Всё. Осталось отделать, включить отопление, украсить. Чем украсить? Ну обоями и украсить. Прочными. И занавесками… или шторами.
    Знать бы, чем занавески отличаются от штор? И что из них крепче? Жалюзи крепче.
    Почему-то в доме том всё получается конкретным – железным. Камень, железо и стекло.
    Для мягкости глаза нужна картина или икона, иконы. Но они жалостливые.
    И будут святые, не прошмыгнуть, из всех комнат и кабинетов, не расслабиться, за тобой наблюдать.
    Может все же картина? Одна. Две. Какие две? Кроме картин с бабами других картин нет. Не видел.
  • Может картину с природой? Нет. Открыл окно – вот тебе природа и картина. Чем же украсить?
  • Может еще лесом с шишками, охотниками и медведя’ми?
  • Нет, от леса комары, от медведей срач и запах, от охотников… Может морем?
  • Да. Нет. Не совсем. От моря сыро, мокро, штормит и ностальгия. И от берез ностальгия, и от полей.
  • Может картину с одинокой горой, небом и одиноким орлом в нём?
  • Интересно, сколько стоит картина со всем этим?... морем. Лучше морем.
  • А если без неба, птиц, парусника и скал? Просто вода, пальма, остров и я. Можно и без меня.
  • Сколько стоит если без меня?... вообще без ничего.
  • Сколько-сколько? Почему так дорого? Все равно дорого. А если на белом холсте-простыне нарисовать солнце и всё? Без гор и моря. Да и озеро как маленькое море тут не так уж далеко... Ну зеленое, и в камышах... Зато рядом, – пол часа пешком… Там такие картины и пейзажи…
    Картины в доме как окна. И иконы окна. Не дом, а сплошные окна выходят. Что делать?
    Тогда ты, вместо солнца, решишь дом украсить люстрой. Какой люстрой? Мужики разбираются в люстрах не меньше чем в занавесках, шторах, гардинах…
    Гар-ди-ныыы… Слово красивое – гусарское. И кулисы красивое. За ними всегда интим, тайна.

Comments 0