БЛС. Бежать. Лежать. Спать. Бегу. Лежу. Не могу. 2018


© Александр. Клименко.
Украина. Киев. 2018 г.
image.png

«Пришло время любить», – пишет Автор…

  • Капец! – подпрыгнули Адам со Змием. Мы попали!
  • Капец – делу венец… – пишет дальше Автор. Любить, только кого? Кругом такие же ёжики. И вот встречаются они, влюбляются и смотрят в небо. Почему влюбленные всегда смотрят в небо? Может потому, что встретились они там, полюбили друг друга и превратились в птичек-медоносов. Теперь поют и кормят друг дружку с губ, с рук… Кормят и щебечут друг другу. Тихо.
    Когда души рядом, тогда говорят шепотом. Без криков и упреков, рядом. Вот они и прячутся друг в друге. Спрятались. И никто им не нужен. Очаровательно. Спелись, слиплись губами, сплелись хвостами и всё, и аля-улю, гони гусей. И погнали. Бегут. Бегут как втикают от… о...
    Останавливаются, тут и догоняют их проблемы с вопросами: «Куда бежим? Зачем? И что дальше?»
    А всё почему? – а потому, что дети могут лепить только пасочки в песочнице. Дети.
  • Больше детей я ненавижу Автора, – застонал Змий. Продолжай.
  • И вот они выросли, – продолжил я, – выросли, вылезли из песочниц… еще подросли… слепили гормоны в бенгальский огонь и зажглись! Горят, сверкают, зажигают… Праздник, страсть, электричество. Кто кого схватил, тот того и… Свидания.

    Тут, дабы превратить свидания в вечный праздник, нужно жениться, – пишет Автор, – дальше: свадьба, регистрация, водка, песня. Еще, что б навечно, нужно обложить всё это смыслами, обрядами и ритуалами, клятвами и росписями, печатями и гарантиями, цветами, слезами, рушныками – теми на который молодежь не знает какой ногой стать. Свадьба. Какая свадьба?
    Любой мужчина знает, чем пьяная свадьба отличается он трезвой, брак от бракосочетания, брако-обрезание от брако-пришивания и брако-плетения. Знает. Но ни один мужчина не знает, чем серебряная свадьба отличается от золотой? Ситцевая от фарфоровой. Деревянная от жемчужной.
    Резиновая от железной – вечной. Думаю, каждый мужчина поменял бы свадьбу на отдых с зозулькой своей на багамских кроватях, кипрских шезлонгах, или мальдивских гамаках лежала и посасывала.
    Что посасывала? – ну коктейль и посасывала. Или на реке, речке, на берегу. Она на берегу, он в лодке и сумасшедший клёв что б.
  • Лучший праздник когда клюет! – поддержали Автора все, – и здесь клюет, и на берегу.
  • Свадьбы, даты и часы придумали женщины, трали-вали и нули придумали мужики, – продолжил я, в смысле, Автор. – После свадьбы снова продолжается игра в «кто кого схватил, тот и сверху».
    Ох, эти рывки… Ах эти вспышки, насосы, качи – а не подкачать ли друг другу радости и бодрости? Но ни что не вечно. Кончился салют, кончается… темнеет, холодает… Потянул ветер. Осень. Листья кружат прощальный вальс. Опадают с написанными на них обещаниями, клятвами и стихами. Холодно. Похолодало. И оказываются они трезвые на скамеечке, острове, съемной квартире. Тулятся друг к другу, – греются, греют… Не помогает. Задувает. Тогда они заваливают себя барахлом. Шкафы заканчиваются, квартиры… Покупают дома и снова по кругу... Барахло. Люди-барахло. Вечное – значит толстое – большое – много, – думают они. Купи. Купить. Продать и снова купить.
    А листья всё кружат, заметают, устилают...
  • Красиво пишет, – вздохнули все, – правильно.

Comments 0