Обвинение в клевете, шпионаже и разглашении государственной тайны за публикации об участниках расстрела прадеда


Жителя Томска Дениса Карагодина намерены обвинить в клевете, шпионаже и разглашении государственной тайны за его публикации об участниках расстрела его прадеда.

Ранее Денис заявлял о намерениях установить всю цепочку организаторов и исполнителей расстрела его прадеда Степана Карагодина, который был репрессирован в 1938 году по обвинению в организации шпионской группы и работе на японскую разведку. Впоследствии Степана Карагодина был посмертно реабилитирован.

В настоящее время полиция уже передала в СК материалы в отношении Дениса Карагодина, расследующего убийство прадеда в годы репрессий.

Как сообщает сам исследователь, его хотят привлечь по уголовным и административным делам за клевету, шпионаж, сбор и обработку персональных данных, разглашение государственной тайны и нарушение неприкосновенности частной жизни массовых убийц — сотрудников НКВД СССР.

Все это, как утверждается на сайте Карагодина, ему намерены инкриминировать за публикации об участниках расстрела его прадеда. Речь о сотрудниках НКВД СССР, которых житель Томска считает причастными к репрессиям в отношении его родственника. Также Карагодин сообщил, что его, а также его сайт в рамках проверки хотят признать «операторами персональных данных», распространяющими ложные сведения.

При этом отмечается, что заявление на томского исследователя подал житель Рязанской области. Как утверждается, он предпринимал такие попытки и в прошлом году, однако ФСБ, СК, полиция и Роскомнадзор оставляли их без внимания.

Это уже не первая подобная проверка, на которую пожаловался Карагодин. Ранее он рассказывал в эфире «Эхо Москвы», что на него поступила жалоба от сына сотрудника НКВД, поставившего подпись под постановлением о расстреле прадеда исследователя.

Официально в МВД и Следственном комитете сведения о проверке и возможном возбуждении уголовного дела против Карагодина пока не комментируют.
....
И тенденция к преследованию таких исследователей давно уже очевидна.

Карельский историк Юрий Дмитриев много лет возглавлял региональное отделение правозащитного общества "Мемориал" и исследовал захоронения жертв сталинских репрессий. Благодаря ему и "Мемориалу" стали известны имена нескольких тысяч человек, расстрелянных сотрудниками НКВД в урочище Сандармох во времена Большого террора.

Довольно мутная история с уголовными делами в отношении Дмитриева, в которой разобраться очень трудно. Но то, что правосудие прошло путь от приговора на 3, 5 года и далее оправдания к замене всего этого на 13(!) лет колонии строгого режима, говорит красноречивее всего о каком-то явном заказе и вмешательстве "сверху".

Из Википедии:
13 декабря 2016 года Юрий Дмитриев был задержан, а позднее арестован по обвинению в изготовлении детской порнографии по анонимному доносу.
Следствие утверждало, что Дмитриев неоднократно в период с 2012 года по 2015 год фотографировал обнажённой свою малолетнюю приёмную дочь «в целях изготовления порнографических материалов». Наталью, которой к тому времени исполнилось 11 лет, забрали органы опеки.
2 марта 2017 года ему также было официально предъявлено обвинение в совершении развратных действий в отношении несовершеннолетней и в незаконном хранении оружия, и его арест был продлён. По мнению следствия, «развратные действия» заключались в самом акте фотографирования голого ребёнка, то есть просто фотографируя девочку обнажённой, Дмитриев тем самым уже развращал её.

Но по словам адвоката подсудимого В. Ануфриева и члена СПЧ С. Кривенко, фотографии не печатались, по электронной почте не пересылались и не распространялись в Интернете. На фото отсутствуют посторонние люди и предметы, предполагающие эротический подтекст. А делались фотографии для так называемой папки или дневника здоровья и для отчёта перед органами опеки за состояние здоровья приёмного ребёнка (у которого был недостаточный вес).

Экспертиза, проведённая АНО «Центр социокультурных экспертиз», обнаружила признаки порнографии в 9 из 140 фотографий, собранных в папку «здоровье ребёнка» или «дневник здоровья». В качестве оружия, в незаконном хранении которого обвиняли Дмитриева (точнее, «основной части оружия»), фигурировал обрез старого ружья, которое экспертиза, проведённая после ареста, оружием не сочла, так как он был ржавым и его было невозможно использовать по назначению.

По первому делу суд его оправдал, но Верховный суд Карелии отменил оправдательный приговор и отправил дело на пересмотр. Уже после оправдательного приговора, в июне 2018 года в отношении Дмитриева завели новое уголовное дело по статье о насильственных действиях сексуального характера, совершенных в отношении лица, не достигшего 14-летнего возраста. С этого времени Дмитриев находился под арестом.
Из-за того, что потерпевшая по делу не достигла совершеннолетия, его материалы были засекречены. Как позже выяснила "Новая газета", обвинения были связаны с тем, что якобы Дмитриев касался дочери в паховой области, чтобы проверить сухость белья, так как девочка страдала энурезом. Наличие этого диагноза подтверждено медицинскими записями.

22 июля 2020 года суд огласил приговор историку Юрию Дмитриеву по обвинению в педофилии, и назначил наказание в виде 3,5 лет лишения свободы. А уже 29 сентября Верховный суд Карелии увеличил срок Дмитриеву с 3,5 до 13 лет колонии строгого режима. В ноябре 2020 года Дмитриев подал кассационную жалобу на приговор. 24 ноября Петрозаводский городской суд начал пересматривать дело главы Карельского Мемориала и продлил историку срок содержания под стражей до конца февраля 2021 года. 16 февраля 2021 года 3-й кассационный суд оставил приговор без изменения.

Ранее прокуратура запросила для него 15 лет лишения свободы. Дело Дмитриева длилось почти шесть лет. Вот за это время его и успели оправдать и завести еще одно дело по схожей статье, а сотни культурных деятелей и правозащитников требовали освободить историка и называли дело против него политическим.

Но вернемся к его исследовательской деятельности.
Газета "Настоящее Время" рассказывает историю Юрия Дмитриева. Во время раскопок в 1990-х и 2000-х среди убитых и похороненных в братских могилах обнаружили останки людей не только из Карелии, но и заключенных Соловецкого лагеря, строителей Беломорканала и ссыльных из других регионов бывшего СССР.
На сегодняшний день известны имена 6241 расстрелянного.

Руководитель центра "Возвращенные имена" при Российской национальной библиотеке Анатолий Разумов рассказывал газете "Настоящее Время", что никто, включая сотрудников архивов госбезопасности Петербурга, не знал, где расстреляли соловецкий этап, но в 1997-м именно экспедиция под руководством Дмитриева обнаружила останки.

Вскоре после обнаружения захоронений родственники убитых и правозащитники начали устанавливать на месте расстрелов мемориальные таблички. А в середине 2000-х комплекс получил статус исторического памятника и был взят под государственную охрану. Юрий Дмитриев также добился того, чтобы в годовщину начала Большого террора 7 августа в регионе ввели день траура.

Юрий Дмитриев нашел Сандармох в 1997 году. Это было безымянное глухое местечко возле Медвежьей горы в Карелии. На то, что здесь могут быть массовые захоронения времен Большого террора 1937-1938 годов, указывали показания чекистов, участвовавших в этапировании и расстрелах и вслед за своими жертвами попавших в жернова репрессивной машины.

На первой мемориальной табличке было указано, что тут покоятся 1112 человек — пропавший без вести первый этап Соловецкого лагеря. Эти события описывали так:
«Приговорённые к смерти заключённые партиями по 200-250 человек переправлялись морем с Соловецких островов в Кемь, далее по железной дороге в Медвежьегорск, где их размещали в деревянном здании следственного изолятора. В день расстрела приговорённых раздевали до нижнего белья, связывали веревками руки и ноги, затыкали кляпами рты и складывали штабелями в кузовы грузовиков, отвозивших их к месту казни. Там приговорённых ставили на колени на краю ямы и стреляли из револьвера (...) Подавляющее большинство выстрелов произвёл из своего личного табельного оружия заместитель начальника административно-хозяйственной части Управления НКВД по Ленинградской области капитан госбезопасности Михаил Матвеев. (...) Управлением НКВД по Ленинградской области за успешную борьбу с контрреволюцией товарищ Матвеев был награжден ценным подарком и путевкой в санаторий».

Затем выяснилось, что в больших братских могилах лежат останки до 10 тысяч тел. Усилиями Дмитриева и его сподвижников были установлены имена более 6200 из них. Ещё в 1999 году вышла первая книга историка-самоучки о Сандармохе, в котором закрепилось само это название: «Место расстрела — Сандармох». Так когда-то назывался тот самый заброшенный хутор...»

Источник .

Уже находясь в СИЗО, Дмитриев начал писать новую книгу об этом мемориальном комплексе.
Правозащитный центр "Мемориал" и другие организации считают дело Дмитриева сфабрикованным и политически мотивированным. Правозащитники высказывали мысль, что оно могло быть местью спецслужб за работу историка по обнаружению жертв сталинских репрессий.

Они также отмечали, что в 2016 году у Дмитриева был конфликт с другими историками и Российским военно-историческим обществом (РВИО). Тогда петрозаводские историки Юрий Килин и Сергей Веригин (последний – член РВИО; возглавляет общество бывший министр культуры РФ Владимир Мединский) высказали версию, что в Сандармохе могут быть захоронены не репрессированные в годы Большого террора, а военнопленные красноармейцы, расстрелянные финнами во время Второй мировой войны. Правозащитники отмечали, что российские власти неохотно говорят о массовых репрессиях сталинских времен и пытаются воспрепятствовать работе историков по увековечиванию памяти жертв.

За время расследования в поддержку Дмитриева выступали лауреаты Нобелевской премии Джонатал Литтелл и Светлана Алексиевич, а также лауреат Пулицеровской премии Энн Эпплбаум.
С открытым письмом в поддержку Дмитриева выступили и сотни российских деятелей культуры, среди них: актрисы Юлия Ауг и Лия Ахеджакова, музыканты Борис Гребенщиков и Андрей Макаревич, режиссеры Андрей Звягинцев, Александр Сокуров, Гарри Бардин, писатели Томас Венцлова, Юрий Быков, Людмила Улицкая, Александр Гельман, журналисты Владимир Познер, Александр Архангельский, Антон Долин, политики Григорий Явлинский и Борис Вишневский. Десятки правозащитников, среди которых Валерий Борщев, Нина Брагинская, Юрий Вдовин, Александр Даниэль, Владимир Шнитке, также подписали это письмо.

Дмитриев так и не выучился на историка, хотя так его называют. Его академией стали открывшиеся тогда архивы НКВД, где он нашёл и протоколы расстрельных троек:

Главным учителем и наставником Дмитриева был Иван Чухин, отставной полковник милиции, создавший карельское отделение общества «Мемориал» и возглавивший поиск мест массовых расстрелов заключенных в регионе.

Благодаря многолетнему труду не только в полях, но и в архивах Юрий завоевал доверие исследователей и звание правозащитника, так как занимался увековечиванием памяти о расстрелянных и обстоятельствах их гибели, руководил отделением карельского «Мемориала».

Авторы одного из последних открытых писем писали, что российские власти обеспечат обвинительный приговор, чтобы оправдать незаконное преследование историка, а все уголовное дело против Дмитриева – это попытка переписать историю России и СССР:

"Думается, что на выбор отвратительной уголовной статьи сильно повлиял укоренившийся в массовом сознании негативный стереотип: отец-одиночка – это потенциальный насильник. Судя по тому, что мы читали об этом деле, зиждется оно, как и первое, на желании заглушить память о репрессиях и расправиться с Дмитриевым, вытащившим наружу неоспоримые свидетельства черных страниц советской истории. Российские власти стремятся переписать историю Сандармоха, оклеветав его первооткрывателя и беспочвенно обвинив Дмитриева в отвратительном преступлении".

Что же сейчас происходит с Сандармохом?
В августе 2018 года РВИО по специальной просьбе карельских властей уточняло границы Сандармоха и проводило раскопки на территории кладбища. Тогда экспедиция обнаружила останки пяти человек, но эксперты не смогли определить, кем именно они являлись. Как позже рассказала депутат карельского заксобрания и председатель партии "Яблоко" Эмилия Слабунова, раскопки могли вестись незаконно: охранный статус мемориального комплекса запрещает вести подобные мероприятия без специальных разрешений, РВИО их не предоставило.

«...за последние годы отношение российской правящей верхушки к наследию сталинизма ощутимо изменилось. «Мемориал», организация, которая занимается восстановлением памяти о сталинских репрессиях, была объявлена иностранным агентом и оштрафована на миллионы рублей. Её активисты в разных регионах России были подвергнуты уголовному преследованию. Незадолго до ареста Дмитриева, в 2016 году «Мемориал» собрал и выложил в Интернет списки работников органов государственной безопасности Советского Союза во время Большого террора. Дмитриев и его коллеги провели большую работу по установлению имен, фамилий, званий, мест службы и прочих данных работников советской госбезопасности, действовавших в 1930-х годах. Вскоре, после обнародования базы, в адрес «Мемориала» начали поступать угрозы и недвусмысленные «рекомендации» свернуть проект...»
Источник

Источник
Источник


Comments 1


И вот что удивительно, Юрий Дмитриев не один такой "особенный", подвергнутый подобному уголовному преследованию. Педофилия у следствия нынче в "моде".
СМОТРИТЕ ТАКЖЕ:
"Нельзя просто сказать, что нет Сандармоха". Интервью арестованного краеведа Сергея Колтырина https://www.currenttime.tv/a/29526218.html
3 октября 2018 года в Карелии по обвинению в совершении развратных действий в отношении ребенка арестовали директора Медвежьегорского музея Сергея Колтырина и его знакомого Евгения Носова. Многим ранее, когда обвинения по той же статье были предъявлены в рамках второго уголовного дела историку-краеведу Юрию Дмитриеву, Колтырин не раз выступал в его поддержку.
"Настоящее Время" публикует интервью Сергея Колтырина, записанное незадолго до его ареста. Он рассказывает о строительстве Беломорско-Балтийского канала, сталинских репрессиях и задачах своего музея.
P.S.
Бывший директор Медвежьегорского музея 55-летний Сергей Колтырин, осужденный на 9 лет колонии строгого режима, умер в ночь с 1 на 2 апреля 2020 года в тюремной больнице в Медвежьегорске. Об этом сообщает РИА «Новости» со ссылкой на источники в правоохранительных органах.
По словам его друга, знавшего его последние 15 лет, Калтырин уже давно был болен раком. Трудно представить, чтобы такой больной человек занимался подобными преступлениями.

Изумительно, но Колтырина, кроме того, также, как и Дмитриева, обвиняли и в незаконном хранении оружия. Тот же самый "джентельменский" набор обвинений - как под копирку)))

30.03.2021 17:37
0