Бывший следователь Андрей Зыков о деле №144128


Двадцать лет назад Генеральная прокуратура Российской Федерации закрыла уголовное дело № 144128 – о корпорации "Двадцатый трест", тесно связанной с руководством Санкт-Петербурга, в том числе с Владимиром Путиным.

Андрей Зыков, подполковник юстиции в отставке, бывший старший следователь по особо важным делам отдела по расследованию преступлений в сфере коррупции и экономики следственного управления Следственного комитета МВД РФ по Северо-Западному федеральному округу, в интервью "Настоящему Времени" рассказал о том, как возникло дело номер 144128, или "дело Путина", что удалось выяснить следователям и как дело закрыли.

Дело это в 1999-2000 годах вела следственно-оперативная группа, в которую и входил Андрей Зыков. После закрытия дела его уволили и пытались привлечь к уголовной ответственности, якобы, за воровство материалов расследования, но "украденные" документы нашлись, и к счастью Зыков остался на свободе.


Андрей Зыков
"Дело номерр 144128"
— В997 году Контрольно-ревизионное управление Санкт-Петербурга, которое подчинялось Министерству финансов России, провело проверку корпорации "Двадцатый трест". Итогом проверки был акт на 52 страницах. Его разослали по 19 адресам: в Генеральную прокуратуру, на имя министра внутренних дел, на имя начальника главного управления внутренних дел, на имя прокурора Санкт-Петербурга, в Контрольное управление администрации президента – тогда еще Бориса Ельцина. Как раз в этом управлении заместителем тогда был Путин. Ему же и поступали эти бумаги. Мы потом уже проанализировали, кто возглавлял все эти силовые структуры. В основном это были лица, так или иначе связанные с Путиным, которые так или иначе получали взятки от корпорации "Двадцатый трест".
Василий Васильевич Кабачинов, возглавлявший тогда Контрольно-ревизионное управление [КРУ министерства финансов Российской Федерации по Санкт-Петербургу], выделил туда лучших специалистов. Проверка была проведена, обнаружили многочисленные финансовые нарушения. Потребовалось два года настоятельной борьбы для того, чтобы это дело наконец-то возбудили.
Мы обратили внимание, что "Двадцатый трест" – это такая своеобразная компания-спрут. Она непонятным образом получала кредиты.
Что такое было получить кредиты в 90-х годах? Чтобы платить заработную плату, Центробанк выделял для государственных предприятий кредитную линию финансирования. Разрешалось финансировать и другие структуры, но при условии, если доля государства в этих частных структурах бывает 50% и более.
Корпорация "Двадцатый трест" была на 100% частным предприятием. На нее это постановление правительства Российской Федерации вообще не распространялось. Но мы брали документы – то, что было докладом Кабачинова Василия Васильевича "О проверке корпораций" в 52 страницы, – и было установлено, что хотя бы за 1994 год 80% всех сумм, которые были выделены на все предприятия Санкт-Петербурга, достались корпорации "Двадцатый трест". То есть всем государственным предприятиям Санкт-Петербурга досталось всего 20%, а частное предприятие, которое не имело никакого права на получение данной кредитной линии, получило около 4 млрд за тот год – 80% от указанных сумм. Явно, что была коррупция.
В корпорацию "Двадцатый трест" вливались огромные финансы, и для того чтобы этот механизм коррупции в городе действовал благополучно, необходимо было подмазать или коррумпировать все органы: санэпидстанцию, пожарных, таможню, валютно-экспортный контроль. И самое идеальное было – предложить квартиру вот этим руководителям. Квартиры предлагались родственникам, членам семей, отцу, матери – улучшалось их жилищное положение.

– Это было единственное уголовное дело, доклады по которому проходили непосредственно министру внутренних дел. На тот момент это был Рушайло (Владимир Рушайло, министр внутренних дел РФ в 1999-2001 годах – НВ)."

Видимо, опасаясь за свою жизнь, Андрей Зыков постарался максимально оповестить прессу об этом деле, и отдал в СМИ ту информацию, которая у него была.
Когда в "Новой газете" вышла статья от 23 марта, она вышла как "Дело Путина".
После этой публикации уголовное дело № 144128 и стало называться "делом Путина" . Здесь по этой ссылке вы сможете прочитать о всех деталях этого расследования.

"Как связаны "Двадцатый трест", чиновники Санкт-Петербурга и Путин"

– Когда корпорацию "Двадцатый трест" закрывали, у нее было долгов свыше 28 млрд рублей – их она не вернула до сих пор. Все это прощено. А роль Путина – везде его разрешения, везде его виза.

В 1994-1995 годах ведется корпорацией "Двадцатый трест" строительство в Испании (в Торревьехе и Аликанте) ряда вилл: для Собчака, для Путина, для председателя Промстройбанка Когана, для самого Никешина (Сергей Никешин – глава строительной корпорации "Двадцатый трест", депутат питерского Законодательного собрания – НВ). Потом строится гостиница. Деньги берутся откуда? Корпорация их таким образом ворует и потом переводит в Испанию.

В корпорации от Никешина есть письмо на имя Путина: "Уважаемый Владимир Владимирович, нами, корпорацией "Двадцатый трест", на протяжении ряда лет с 1993 года производится реконструкция женского Горненского монастыря в Израиле. Просим вас оказать помощь нашей корпорации для продолжения реставрационных работ". При этом "мы благодарим вас за выделение кредитов на эту линию". Тогда шел разговор о выделении 415 млн рублей, и Никешин даже указывает, из какого фонда, из какой статьи бюджета можно эти деньги взять. Путин на этом письме пишет свою резолюцию: выделить деньги. Деньги выделяются – поступает 415 млн на счета корпорации. Но они идут не на реконструкцию Горненского монастыря, а конвертируются и на следующий же день идут в Испанию на строительство особняков для господина Путина и для господина Никешина.

На строительстве этих домов и гостиницы работало порядка 40 рабочих. Мы наперегонки вели допрос этих лиц. Они так или иначе приезжали в Россию, мы узнавали, что лица находятся в Санкт-Петербурге, мы их вызывали к себе для допросов. Некоторые давали нам показания, а другие говорили: "Знаете, поздно. К нам уже обратились сотрудники ФСБ, и мы дали расписку, что не можем разгласить какие-то сведения по поводу того, какие строительные работы, где и для кого мы вели в Испании". То есть как раз работала ФСБ, которая брала расписки о неразглашении у этих рабочих, а мы спешили точно так же зафиксировать.

В общем-то, люди подтверждали, что они действительно неоднократно видели в Торревьехе господина Путина, который приезжал, осматривал этот участок. Для Никешина дом первым был построен – там собирались останавливаться.

"Как умер глава Контрольно-ревизионного управления Кабачинов"

– Когда мы занялись расследованием, возник ряд вопросов. Необходимо было продолжать проведение проверки корпорации "Двадцатый трест", требовались пояснения по ряду финансовых документов, по ряду проводок. И Василий Васильевич Кабачинов своих лучших специалистов прикрепил к нашей следственно-оперативной группе. Они нам очень активно помогали. И так или иначе все понимали, что без участия Василия Васильевича этот акт не мог появиться.

И вдруг через два-три месяца после того, как он нам выделил людей, мы узнаем, что он сгорел в своей бане на даче - в ноябре 1999 года. Как он мог сгореть? Сразу пошли версии, что напился. Но он не пил. Сердце у него тоже было здоровое – его прихватить не могло. Человек был достаточно разумный и рассудительный, баней пользоваться умел. Мы сразу предположили, что его, мягко говоря, сожгли. Тем более что это был не один такой случай в те года, когда такие важные лица, свидетели так или иначе умирали. И почему-то очень много было случаев, связанных именно с пожарами в бане.

Это видео было выложено десять месяцев назад. А в декабре 2020 года президент подписывает УКАЗ, который гарантирует ему полную неприкосновенность...


Comments 1


@irchen, @lllll1ll, как думаете, наговаривают сатрапы? Не может такого быть?

15.02.2021 11:17
0