Наблюдение в ювелирном салоне








С мелодичным звоном «музыки ветра» распахнулась дверь.

Ювелирный салон встречал, ослепляя блеском шикарных витрин и сиянием вышколенных продавцов.

Сюда меня привело исключительно желание выбрать для внучки крестик. Непременно золотой, чтобы осталась память, чтобы берегла, даже не понимая его истинной ценности…

Опять звон колокольчиков…

К витрине «подплыла» пара – мужчина, лет 55 и девушка, лет 18.

«Дочке подарок выбирать, дорогой, чтобы осталась память. Ну, это понятно» - подумала я. Но в тишине салона вдруг прозвучало: «Папусик, я хочу вот это. Мне подойдёт только это. Я должна быть сегодня лучше всех!» И костлявый пальчик, с ноготком ископаемой птицы, указал на бриллиантовое ожерелье с ценой не похожей даже на телефонный номер.







«Папусик», судя по всему, такого размаха не ожидал. Через секунду к голосу «дочки» прибавилось раздражённое цоканье каблучка (если эту вышку под пяткой вообще можно было назвать каблучком).

  • Я хочу! Ты говорил, что всё сделаешь для меня!

    «Папусик» умоляюще глянул на продавца. Казалось, только тот сможет помочь справиться со сложившейся ситуацией.
  • Девушка, это колье на вашей изящной шейке будет выглядеть громоздко. Позвольте мне предложить вам великолепную цепочку с подвеской. Только сегодня получили. Эксклюзив!

    … «Изящная шея!» - Право, продавцы в этих салонах выдрессированы так, что и Дурову не снилось. Девушка могла бы быть живым пособием в анатомичке или ходячей рекламой таблеток для похудения. Если быть совсем откровенной, то самый безобидный диагноз, который ей можно было поставить без дополнительного обследования - это «анорексия».

    Подкорми эту «красавицу», чтоб прибавила килограмм двадцать, может и получилась бы женщина. А так – вечный подросток с ногами «от коренного зуба», нарощенными при помощи «ходуль» от знаменитого башмачника, мутными моргалками, разрисованными под Зиту и волосёнками, как у только что осмаленной кошки! Да и голосок ещё тот. Пила, у которой каждый третий зуб сломан. Звенит, скрипит, пищит.

    Тоже мне, салон! Могли бы хоть музыку включить… И вообще, подобных клиентов нужно обслуживать в отдельных залах для защиты покупателей от негативных эмоций.

    Первый раз в жизни я увидела то, что называется «искры из глаз» (если не считать собственных, когда врезалась, катаясь на велосипеде, в столб. Но это было сто лет назад)

    Продавец, мне показалось, стал ниже сантиметров на сорок и меньше на два размера.
  • Вы мне ещё колечко предложите! С фианитиком! Я себе цену знаю!


    Скоро сказка сказывается. Правда, всё это происходило не больше двух минут…

    Ах, вот в чём дело. Цену она себе знает. Та ещё «дочка» - товар, да к тому ж явно подпорченный и внешне и внутренне. И никакой гарантии на период эксплуатации.





    «Папусик»… Это отдельный разговор. Подбородок, плавно переходящий в девятимесячный живот беременной слонихи, зеркальная лысина в стиле «гуляет с умом», глазки «ежика в тумане», пухлые женоподобные ручки – мечта Рубенса и ножки, изогнувшиеся в разные стороны под тяжестью бренного тельца. Зато костюмчик! Уж он-то точно сидел! Не влитой – вросший! Текстильная промышленность себя превзошла. Не ткань, не резина, с блеском, не мнется, а главное, что все достоинства фигурки «Хоттея» как на ладони. Тут уж не строение человека, а схему разделки туши показывать надо – всё есть. И грудинка, и окорок, а уж шеи столько! – особо ценный экземпляр. Правда с ливером, кажется, напряжёнка, но для этого есть другая порода. У этой, другой, ни жира, ни сала, мясо в отдельных местах, кости да ещё этот самый ливер.

    Простите, отвлеклась. Живу долго, наблюдаю часто…

    «Папусик», взяв под локоть «дочурку», наклонился и прошипел ей в лицо: «Я для тебя всё сделаю, всё, вплоть до гроба! Я просил не разговаривать. Меня полстолицы знает. Здесь видеонаблюдение! Смотреть будут, пальцем показывать! Говорил, давай на дом ювелира вызову! Так тебе повыпендриваться захотелось!» и т.д. и т.п.

    У юной Фурии подогнулись колени. В мгновение ока она поняла, что переборщила с капризами и еле слышно сказала: «Прости, папусик. Ой, извини, дорогой. Я больше не буду.!»

    Куда делась спесь?! Судя по её говору, можно было предположить, что самые близкие родственники где-то в Тьмутаракани, а тут ещё плечики поникли, головушка на грудь пала, ручонки обвисли и остались гордыми только каблучки.

    Ошеломлённый продавец стоял, как манекен, преданно глядя в глаза экстравагантных посетителей салона.

    «Музыка ветра» не прозвенела. Она, кажется, била в набат, когда дверь за этой парочкой закрылась.

    Почему-то стало очень грустно…


    PS. Крестик я в тот день так и не купила. В салоне не было маленьких крестиков для детей «до года». Что ж, поищу в другом месте


     

Comments 2