Мандельброт: человек, поменявший представления ученых о мире


photo_2017-10-18_03-38-03.jpg
Как мог человек, не окончивший даже среднюю школу, поступить в элитное учебное учреждение в Париже? Самый вероятный ответ – никак. Но не в случае с Бенуа Мандельбротом!


***

Напомню, что в школу мальчик все же был определен, где удивил всех слабым знанием таблицы умножения (только до пяти) и грамматики. Однако уже к 1942-му году он догнал и даже перегнал сверстников практически по всем предметам.

Он по-прежнему удивлял всех, и особенно преподавателей, нестандартным мышлением. Например, алгебраические задачки он решал с помощью геометрии, да и чтобы успевать по другим предметам, применял визуализацию, формировал образы. Эту школу юному Мандельброту так и не удалось закончить в полном объеме. Мотивы были прежние – политическая обстановка тех лет. Семья какое-то время оставалась незамеченной в тихом городке Тюле, но постоянно находилась под угрозой депортации.

Под завершение 1943-го года Бенуа пришлось скрываться со сторонниками французского Сопротивления. Когда пребывание молодого человека в Тюле стало совсем опасно, его друзья из Сопротивления помогли ему перебраться в Лион и «для отвода глаз» определить на подготовительный факультет лицея. И хотя Бенуа пришлось взять себе вымышленное имя и проживать в многолюдном общежитии, выходить за стены лицея было для него очень рискованно. (Не забываем, что Лион в те годы представлял собой достаточно опасный город на юге Франции и для евреев, и для бойцов Сопротивления. Мандельброт был и тем, и другим...). Одним словом, положение Бенуа в Лионе можно описать коротко: студент и пленник. Не случайно сам он не любил распространяться об этом времени, называя его «очень трудным» и вспоминая, что неоднократно находился «на грани катастрофы».

Чтобы быть неприметным для режима, Бенуа прилежно посещал занятия курсов. А ходили на них, надо сказать, в большинстве своем одаренные ученики, которых готовили к сложным экзаменам, необходимым для поступления в высшую школу Эколь Нормаль. На курсах все было серьезно, можно говорить и сложной учебной программе, и о конкурентной составляющей. Поскольку Бенуа практически не учился (или учился бессистемно) с весны 1942-го до 1944-го года, было заметно его отставание от сверстников. Поэтому ничего не понимающий Мандельброт просто тихо сидел на уроках, всем своим видом показывая, что учится.

Но его пытливый ум и нестандартное мышление жаждали выхода. Бенуа вслушивался в слова преподавателей, догадывался о сути задачек, но не мог подобрать «ключ» к их успешному решению. И однажды произошло невероятное! – при очередном задании Мандельброт «увидел» некий образ, и решение задачи мгновенно пришло. Когда он рассказал о нем учителю, тот признал правильность решения, но при этом попенял, что учащиеся должны научиться быстро решать задачки, а не трактовать их с точки зрения геометрии.

Но Бенуа уже все последующие задачи, озвученные преподавателем, представлял себе пространственно, т.е. в виде фигур, о которых говорилось в задании. И тут к нему пришло понимание: он может находить правильные решения! Только необычным способом – способом визуализации и геометрической интерпретации алгебраических задач! Радость его омрачало лишь напоминание преподавателя о том, что его способности не помогут ему при тестировании.

Лето 1944-го года было для Франции освободительным. В августе семья Мандельбротов вернулась в Париж. Бенуа с благодарностью вспоминал короткое время учебы в Лионе, ведь полученный там опыт оказался бесценным. Да этот период просто изменил его жизнь! Он много чему научился, его уровень образования заметно вырос, а главное, он открыл в себе наличие необычного дара в геометрии. А потому продолжил подготовку к экзаменам на престижном в Париже факультете. Шел 1944-й год.

…И вот успешная сдача экзаменов и – право на обучение в нескольких элитных учебных заведениях на выбор, включая высшую школу Эколь Нормаль. На ней Мандельброт и остановился. Но посидел на занятиях 2 дня и решил, что это совершенно не то, что ему нужно. А потому тут же перевелся и продолжил обучение в Политехническом институте – учебном заведении с практической направленностью. Благодаря этому выбору, был предопределен его путь в науке: при выборе между чистой наукой (т.е. свободной научной мыслью, оторванной от жизненных запросов) или наукой прикладной, Мандельброт всегда выбирал вторую.

Иначе говоря, уникальный в своем роде геометрический талант он направил на прикладные проблемы, которые другие математики обходили стороной или которые казались им очень сложными. Бенуа задавался вопросами, которые до него никто в науке не ставил. Более того, он давал на них потрясающие ответы. И они, не больше не меньше, меняли все представления ученых о мире!

Пост подготовила @bovary для сообщества Fractal

TEXT.RU - 100.00%


Дизайн: @dasarts


Comments 1