Право на долгую счастливую жизнь. Действие второе. Явление третье


ЯВЛЕНИЕ ТРЕТЬЕ

М а н ь к а  Д ж е й н побледнела-остолбенела. Парней накрыло "яйцещемящее", как бы выразился Джеймс Джойс, ощущение.  

   Молчание.  
  Долгое молчание.  
  Мучительно долгое молчание.  
  Стук настойчиво повторяется.  


Ф р е д. Не нравится мне этот стук. 

Ч и к и т и н. Свои так не стучат.  Тишина.  


  Все синхронно закурили.  
  Стук повторяется всё сильнее и сильнее.  


М а н ь к а  Д ж е й н (нервно). Может, это соседи... За солью. 

Н и р о (резко). Ко мне соседи за солью не ходят. 

А л е к с (роняет сигарету на пол). Только за яйцами. (пауза; дурацкая улыбка) "Забавные игры". 


Друзья смотрят на него как на идиота.  
Тихое, едва слышное постукивание.  


М а н ь к а  Д ж е й н (прижимаясь к Фреду). Вот сейчас стучали или мне послышалось? 


Такой же стук. 


М а н ь к а  Д ж е й н. А? Я подгоняюсь? (умоляюще) Скажите, что я подгоняюсь. 


Все из последних сил прислушиваются. 


Ч и к и т и н. Мэри Джейн, ради Бога... 

Н и р о. Всё ребята, приплыли. Давайте прощаться. 

Ф р е д. Эй, Ниро, ты чего? 

Н и р о. Я их недооценил. Я во всём виноват. Простите меня. (нервно жестикулирует). 

А л е к с. Даже если это они, у нас всё равно ничего нет. 

Ч и к и т и н. Ну нет, значит будет. Они уж позаботятся, не сомневайся. Устроят над нами показательный процесс как над Сакко и Ванцетти. Мэри Джейн, ты готова стать раста-мученицей, пасть жертвой системы?   

М а н ь к а  Д ж е й н. Неуместное красноречие. 


Громкий продолжительный стук. Друзей трясёт уже в прямом смысле. Н и р о закуривает третью подряд. 

 
А л е к с. Вам не кажется, что если бы это были они, они бы уже взломали дверь? 

Н и р о. Они хотят всё сделать без шума. Ха-ха, выкурить нас отсюда.   

Ф р е д (заливает остатками чая пепельницу). Терпеть не могу профессионалов. 

А л е к с (неожиданно-решительно). Вот я сейчас пойду, возьму нирову биту и посмотрим, насколько они подготовлены. 

Н и р о (с чувством неотвратимости). Что же, друзья, попрощаемся с Алексом, которого отряд СОБРА затопчет как дикие кабаны в период  миграции. И нас заодно. 

М а н ь к а  Д ж е й н (в ужасе). Отряд СОБРА?! 

Н и р о. А ты думала? (не без гордости). Особо опасную киберрастаманскую группировку, выслеживаемую годами, пошлют  обезвреживать бестолковый отряд ОМОНА или двух-трёх агентов ФСБ с ГНК?! Нет, агенты там, конечно, тоже есть... 

Ф р е д. Какую, прости, группировку? 

Н и р о (пожимает плечами). В "Экспресс-газете" напишут именно так. Нет, может, конечно, будет ГРУ, - у них спецназ лучше... 

Ч и к и т и н (траурно-неотвратимо). Эх, жаль выпить нечего. Проститься.   

Н и р о (таким же тоном). Есть бутылка водки в морозилке и три банки "Burna". 

Ч и к и т и н (оживляясь). А говорил, ничего нет. 

Н и р о. Так, Burn – не RedBull, а про водку я только сейчас вспомнил. Ты же знаешь, я водку не пью, мне приносил кто-то... 


Всё это время стук не прекращается, лишь меняется частота и сила ударов.  Далее - будут короткие ритмичные постукивания.  


М а н ь к а  Д ж е й н (отрешённо). Пить-пить-пить... (кричит) Ну должен же быть какой-то выход?! 

Ф р е д (достаёт из шкафа рюмки, стаканы). Тише. Не нужно показывать им слабость. 

А л е к с (воинственно). Я сейчас покажу им слабость! Мы пока ещё живём в свободной стране! 

Н и р о. Тоже мне Мартин Лютер-Кинг. (пафосно) У меня есть мечта... 

Ч и к и т и н (предостерегающе). Алексидзе, давай с начала все выпьем. А потом никто не будет тебе препятствовать. Можешь как Матросов... Лютером-Кингом ты, ха-ха... ну, при всём желании... (беззаботно смеётся) 

А л е к с (успокаиваясь). Хорошо. Пусть будет такая последовательность действий. Хотя, я подумал, может нам забаррикадироваться... 

Ф р е д. Долго не протянем. Я, например, не ел три дня. А здесь шаром покати, одни приправы на полу... Н и р о. Да, Алекс, твоя первая идея как-то веселей... 


Ф р е д виртуозно наливает водку по рюмкам, из них по стаканам, всё это заливает Burn`ом и, зажимая ладонью, взбалтывает.  


М а н ь к а  Д ж е й н (так же отрешённо). Выход – это когда ты выходишь во сне в открытую дверь, проваливаясь в пустоту, падая туда, куда ещё никто до тебя не падал, но падали лишь тысячи ярчайших звёзд, исполняя последние желания тех.., кто остановился на черте, на пороге... меж зыбких границ Добра и Зла, Пространства и Времени.., тех, кто лунной походкой спиной и вверх тормашками неотвратимо ползёт в чёртову Вечность... 

Ч и к и т и н. Мэри Джейн, не нагнетай. 

М а н ь к а  Д ж е й н (в сердцах). Да идите вы все к чёрту! Я ухожу. 

Ф р е д. Куда?! 

М а н ь к а  Д ж е й н. В комнату... Подальше от вас. 

Н и р о (серьёзно). Манька, комната простреливается. Что, если они решат, что ты хочешь убежать. 

А л е к с. У тебя же решётки. 

Н и р о. Ты думаешь они уловят разницу? 


М а н ь к а  Д ж е й н садится на пол и начинает бесшумно плакать. Ф р е д обнимает её за плечи, пытается успокоить. Все застыли в безмолвном обескураживающем бессилии. Обескураживающем их самих: таких сильных и свободных.  


М а н ь к а  Д ж е й н (на мгновение закрывает глаза,открывает, подушечками пальцев промокает слёзы). Фредди, дай мне что-нибудь тёплое, я так замёрзла... 


Ф р е д порывается пойти в комнату за её кофтой. Н и р о жестом показывает – "не надо". Тогда Ф р е д снимает свой свитер с абстрактными оленями, нарисованными чукотскими поклонниками "Челси", обнажая аполлонский торс, украшенный  многочисленными амулетами. М а н ь к а   Д ж е й н снимает фартук, как в своём беззаботно-далёком-святом детстве поднимает вверх  руки, и Ф р е д нежно одевает на неё свитер.  


Ч и к и т и н (прерывая молчание). Ну, Мэри Джейн, милая, выпьешь с нами? 

М а н ь к а  Д ж е й н (прежняя Манька Джейн). А что мне ещё остаётся? Раз в комнате теперь живой тир (улыбается синепламенеющей улыбкой) 

Н и р о. Узнаю прежнюю Маньку. (пытается петь)   

 Только вечер с Манькой Джейн    Может унять эту бо-о-оль!..  


 Звучит Tom Petty & The Heartbreakers - "Mary Jane's Last Dance".mp3 


М а н ь к а  Д ж е й н. Ладно, наливай уже.
Н и р о. Фред уже всем налил (передаёт стакан Чикитину, тот протягивает Маньке Джейн). 

А л е к с (грустно). Так, похоже у нас всего один, последний тост. (пауза) Больше просто водки нет. 

Н и р о. Ну, предлагаю за легалайз! 

Ф р е д. "За легалайз!" – наш традиционный третий и не хочется как-то... 

А л е к с. Выпьем за Джа. Он дал нам всё, у нас больше нет проблем. (грустно улыбается) 


Звучит Аквариум - [Концерт в Кремле, 31 октября 2003] - "Джа даст нам все".mp3


М а н ь к а  Д ж е й н (подхватывает). Чтобы он забрал нас куда-нибудь... туда, к нему (показывая на огромный постер Боба Марли на стене) 

Ч и к и т и н. Не знаю, как с чем-то другим, а вот с радостью, камрады, у нас всегда было всё в порядке. Давайте выпьем за Светлую Мятежную Радость, Неомрачённую Ничем! 

Н и р о. Мне нравится.   

А л е к с (с иронией). Очень своевременно. 

М а н ь к а  Д ж е й н. Да ладно тебе, блестящий тост для данного момента. 


Все чокаются окончательно и залпом выпивают. Н и р о пытается сыскать что-нибудь съестное. Ничего, естественно, нет.  


А л е к с (шёпотом). Где твоя бита? 

Н и р о (удивляясь его настойчивости). Да вроде в ванной, у батареи стоит. 

Ф р е д (с сомнением). Ты всё-таки?.. 

А л е к с (боевито). А тебя не задолбал этот стук?! В конце концов, за кого они нас принимают?! За сидящих на измене торчков?! 


А л е к с на цыпочках проходит в ванную. Слышно, как он берёт биту. Достаёт сотовый телефон, звонит. 


Параллельное действие (на кухне и ванной): 

М а н ь к а  Д ж е й н (пьяно). Фред, вот смотри. Викинги с мечом в руке – в Вальхаллу, готов и эмо-самоубийц забирает сам Аццкий Сотона (смеётся), панки – not dead... А куда попадают мёртвые растаманы?.. Обратно в глубинку? 

А л е к с (по телефону, тихо – друзья его не слышат). Не сейчас.  Н е  н а д о. 


Прячет в карман телефон, идёт открывать дверь.  

А л е к с (открывает первую дверь, смотрит в глазок; грозно). Кто там?

 
 Г о л о с  из-за д в е р и. Роберт Самуэлс-младший, сэр. 


А л е к с поспешно закрывает вторую дверь. Вслед раздаётся пара сильных ударов. 

 
Ч и к и т и н. Ну, кто там? 

А л е к с. Странный какой-то мужик в старом военном мундире. Говорит, что Роберт Самуэлс-младший. Ф р е д. Так, похоже мы тут не при чём. У кого-то проблемы с Интерполом. 

Н и р о (взвешенно). Исключено. 

М а н ь к а  Д ж е й н. Он один? 

А л е к с. Да, совсем уже дед... Ну, и что делать? 

Ч и к и т и н. Подожди, я иду к тебе. Вместе откроем. 

М а н ь к а  Д ж е й н. Может, всё-таки, не надо? 


Ч и к и т и н, взял пустую бутылку водки, подходит к двери и жестом показывает   А л е к с у, чтобы он открыл внутреннюю дверь. А л е к с открывает.  Ч и к и т и н долго всматривается в глазок. Стук, тем временем, продолжается.  


Ч и к и т и н. Кто вы и что вам нужно? 

Г о л о с  из-за д в е р и. Сэр, меня зовут Роберт Самуэлс-младший, пришёл рассказать, кто победил в войне. 

Ч и к и т и н. В войне... В какой войне... мистер? 

Г о л о с  из-за д в е р и. В войне Севера с Югом. 


Ч и к и т и н открывает дверь. С кухни все смотрят на них, как поставившие на зеро, - магнитизируют волчок рулетки.  Перед ними: спина-струна - пожилой джентльмен в американской форме времён гражданской войны. В одной руке початая бутылка "Maker`s Mark"*, в другой пехотный рожок.  


Р о б е р т  Самуэлс-младший. Я пришел рассказать вам настоящую правду о великой войне, хотя правда всегда одна... И разделить радость победы и сладкий героизм поражения. (Трубит в горн, так что у Алекса и Чикитина закладывает уши) 

Ч и к и т и н (громко, не слыша себя). Добро пожаловать. 


Р о б е р т  Самуэлс-младший как ни в чём не бывало проходит на кухню и садится  на скамейку. Друзья оставляют своё оружие у дверей и идут за ним.  


Р о б е р т  Самуэлс-младший (протягивая бутылку Маньке Джейн). Прелестная леди, наполни же скорее наши серебряные кубки. 

М а н ь к а  Д ж е й н. Э... Ниро, где твои замечательные бокалы под виски? 

Н и р о. Должны быть в нижнем ящике. 

М а н ь к а  Д ж е й н. Посмотри, пожалуйста, есть ли лёд. 


Контейнер для льда полностью заполнен. 


Р о б е р т  Самуэлс-младший. Нет-нет, без льда. (вопросительно смотрит на Маньку Джейн) Только, если мисс... 

М а н ь к а  Д ж е й н (игриво). Мисс Джейн собирается пить. 

Р о б е р т  Самуэлс-младший. (в восторге). Это просто прекрасно.

 
Когда все бокалы наполнены, Р о б е р т  Самуэлс-младший берёт бутылку и допивает остатки из горла. Друзья слегка удивлены, но в целом всё идёт как нельзя  лучше.
 
 
Р о б е р т  Самуэлс-младший. (встаёт; торжественно-парадно). За Север! За победу американского народа! Американской мечты и фермерского пути! 

М а н ь к а  Д ж е й н. (тихо). Oh, american life, american dream... 


Мужчины залпом выпивают чистый виски. У М а н ь к и  Д ж е й н в бокале остаётся нерастаявший шэронстоуновский кубик. Она зажимает его на сгибе локтя, приглаживая растрепавшиеся волосы.  


Р о б е р т  Самуэлс-младший. (очарован). А сейчас я расскажу, как всё было на самом деле... Нет, лучше я поведаю вам в чём секрет моего виски...  

А л е к с (уже изрядно пьян(?)). Этот виски потягивая, только прямо для обратного подъезда поздно днём"... (пауза) Так бы сказал Mark Vaughan.*  

Р о б е р т  Самуэлс-младший. Бурбон имеет богатый букет дымной специи и полного сладкого аромата сожжённой карамели и дубовой ванили... На самом деле, ни Линкольн, ни Кеннеди, не смогли изменить главного: Стремления создавать эти закрытые клубы. От поколения к поколению они передают образование, слуг (которые теперь называются "обслуживающим персоналом"), работу, положение, немного филантропии и благотворительности и, главное, - доступ в эти самые клубы, открывающийся после определённого количества нулей на счету. Никто не афиширует того, что происходит в клубах, - лучше не нарушать эту негласную договоренность. А там, тем временем, происходят государственные перевороты и определяются победители футбольного чемпионата, обрушиваются акции трансконтинентальных корпораций и присуждается "Оскар" с "Грэмми", зажигаются и навсегда гаснут звёзды. Клубы представляют собой государство в государстве, и Юг и Север тут ни при чём.  При этом, "Америка до сих пор страна безграничных возможностей даже для индейцев и нелегальных мигрантов, которые в войне не участвовали"... С этих самых возможностей всё и начинается уже при рождении. А с чего для вас, господа, начинается Родина? 

А л е к с (разудало поёт).    

С картинки в твоём букваре,    

С весёлых и дружных товарищей,    

Живущих в соседнем дворе.    

А может она начинается    

С той песни что пела нам мать...  

  
У вас в Америке есть такая песня? 

Р о б е р т  Самуэлс-младший пристально смотрит на них. Все погружены в тяжёлое раздумье.  


А л е к с. Для меня с парада на День Победы. 

Н и р о. С мата.  

Ч и к и т и н. С ностальгии. Не могу отсюда уехать. Три дня за границей и это захлёстывающее через все возможные края и  города, моря и реки, чувство ностальгии, невыносимой тоски...  

Ф р е д. ...С воспоминаний о славном прошлом, продолжая твою мысль.  

М а н ь к а  Д ж е й н (неожиданно протрезвев). С бабушек и дедушек.  

Ч и к и т и н (закуривает последнюю сигарету). Фред, а ты не думаешь, что кроме славного прошлого нам ничего и не осталось?  

Ф р е д. Я думаю, что просто для России история – наука государственной важности и основной вопрос национальной безопасности...    

Н и р о (прерывая). История – это кошмар, от которого я пытаюсь проснуться.

  
Р о б е р т  Самуэлс-младший исчезает. Никто этого не замечает.  


Ф р е д (продолжает). ...Не было бы её такой, основательно-противоречивой, давно бы страна развалилась ко всем чертям. Нигде в мире с таким маниакальным усердием и постоянством не переписывают страницы прошлого...  

А л е к с. ...А то и вовсе меняют все даты в летописи безвременных лет.  

М а н ь к а  Д ж е й н. Чикитин, а ты любишь Родину?  

Ч и к и т и н. Люблю. Да не так, как должен. Люблю, как больного родственника любишь. Плохо мне от этого...  

Ф р е д. А людей, людей наших любишь?  

Ч и к и т и н. Людей люблю. Правда.  

Ф р е д. Давай за них выпьем.  

А л е к с. И за нас, – мы ведь тоже немного Россия.  

Н и р о. Теперь точно нечего.  

М а н ь к а  Д ж е й н (тряхнув бутылку виски). Ребят, да она полная.  

А л е к с. Может, это вторая...  

М а н ь к а  Д ж е й н. Да нет же, та самая!.. А где Роберт?  

Н и р о. И правда, где Самуэлс?  

Ч и к и т и н. Как испарился... 

______________

* - Самый старый кентукксий виски**. ** - По крайней мере, по версии автора. Прим. перев. 

* - Mark Vaughan – довольно известный дегустатор и "историк виски", автор нескольких сайтов, посвященных бурбону. 

Право на долгую счастливую жизнь. Действие первое. Явление первое

Право на долгую счастливую жизнь. Действие первое. Явление второе

Право на долгую счастливую жизнь. Действие первое. Явление третье

Право на долгую счастливую жизнь. Действие первое. Явление четвёртое

Право на долгую счастливую жизнь. Действие первое. Явление пятое

Право на долгую счастливую жизнь. Действие первое. Явление шестое

Право на долгую счастливую жизнь. Действие первое. Явление седьмое
Право на долгую счастливую жизнь. Действие первое. Явление восьмое

Право на долгую счастливую жизнь. Действие второе. Явление первое

Право на долгую счастливую жизнь. Действие второе. Явление второе

Продолжение следует



Comments 1