Право на долгую счастливую жизнь. Действие первое. Явление третье.


ЯВЛЕНИЕ ТРЕТЬЕ

В меру раздолбанная флэт, смешавшая в себе все неизвестные стили дизайна. Чувствуется, что всякий когда-нибудь здесь очутившийся, считал своим долгом принять посильное участие в её оформлении. В комнате, кроме залитого пивом-вином-каркаде-коктейлями-глинтвейном-портвейном-манагой-мартини-чёртзнаетчем пола, имеется: прожжённый китайский матрас, на котором спит М а н ь к а       Д ж е й н, бутылки, приспособленные под пепельницы и высокие индийские пепельницы, используемые под бутылки. На одной стене то ли кровью, то ли дерьмом две огромные надписи: «ХУЙ — СЛОВО ИЗ ЧЕТЫРЁХ БУКВ» и «ЛЮБОВЬ — ВИЗАНТИЙСКАЯ ИГРА». На противоположной изображена светящаяся в темноте лсдэшная летающая тарелка и приветливый десятирукий чучмек с плакатом «Монгол Шуудан». Аутсайдер-арт комнаты венчает выглядывающая в окно нарядно украшенная ёлка. Она стоит с прошлого года, но ко всеобщему удивлению-восторгу, не осыпается. Двойные двери с выбитыми стёклами, напоминающие врата чистилища, раскрыты одна вовнутрь, другая наружу. Прихожая упутана проводами. На одной стене висит китайский календарь, на другой — плакат клиники Маршака «Мы победили наркотики» с изображением сказочно счастливого семейства (явная Photoshop-склейка из лучших представителей стран всеобщего благоденствия). В [на контрасте] шикарной ванной комнате, Ф р е д перед умывальником, отражаясь во всех зеркалах сразу (а они решительно везде)
читает смску Ч и к и т и н а.

Ф р е д (смотрит в зеркало перед собой).

Тому, кто ложится под вечер спать
Тому, кто у ирландских духов ищет ответа
Нет, ни за что никогда не понять
Как нелегко преломлять себя
У молчащего света.
Куда вслед за дымом уходит любовь,
И как горяча обида брошенного безумца,
Зачем в трубу войны люди-слоны
Трубят вновь и вновь
И как тот мотылёк не могут проснуться.

Лихорадочно подёргивает свои кустарно-крашенные дреды, наматывает их себе на уши словно спагетти; постоянно моргает.

Ф р е д (что-то припоминая).

На что чаевые разменял официант

(хитрюще улыбается и продолжает быстрее).

И куда убегают от детей ручьи их вёсен
Скольки каратный из-под водки стакан
И сколько граней в душе уснувших на зиму сосен.

(длинная пауза) ЧИКИТИН!..

Просыпается М а н ь к а Д ж е й н. Недовольная мускулистая девушка в чёрном нижнем белье с грязными, как танцы прошлой ночи, волосами. Её подташнивает, а от легкой «Lucia» едва не вырывает. Услышав имя друга, она делает у[на]силие над собой, поднимается с матраса и бредёт в ванную. Ф р е д не замечает М а н ь к у и продолжает бормотать что-то бессвязное. Пару минут она напряжённо на него смотрит, пытаясь оценить меру удолбанности этой секс-машины.

М а н ь к а Д ж е й н (теряя терпение; спокойно). Слушай, это всё очень серьёзно. Надо это всё обкурить.
Ф р е д (пытаясь её поцеловать). Я всегда знал, что ты самая умная женщина.

Они проходят на кухню, заставленную деревянными афишами местного кинотеатра: «Страх и ненависть в Лас-Вегасе», «Сломанные цветы», «Константин», «Незваные гости», «Человек без прошлого» и т.д. На грязном столе: через край заполненные пепельницы, полупустые бутылки, остатки еды и ещё какой-то гадости. Слева — чёрный холодильник. Две табуретки: одна уже потеряла конечность в бою, другая сдаётся невидимому врагу — ножками вверх. М а н ь к а             Д ж е й н привычным движением, но не без некоторой скорби, эвакуирует всё это безобразие по мусорным пакетам. Затем включает потёртый сидюк. Звучит Rasta Orchestra — "Лигалайз Ит".mp3.  Ф р е д у наконец удаётся найти на столе маленький запечатанный пакетик, и вот он уже сноровисто мастерит себе косячок.

Косячок приводит Фреда в чувство, а главное, в относительно разумное сознание.

Ф р е д (передавая косяк; созерцательно-мечтательно). Я весь в сомнениях смуты... Быть может, это всего лишь дружеская шутка, шарж, шарада... (пауза до трёх, риторически) Осталась ли ещё травка?

Настойчивый Д ж а всё ещё влечёт Ф р е д а к своему благу, разумное же сознание показывает ему невозможность личного блага и указывает, что уже пора сделать благо для друга. Ф р е д вглядывается в это, в отдалении указываемое ему благо и, не в силах видеть его, сначала не верит этому благу и пытается ржавым швейцарским ножом собирать по столу оставшуюся травку; но разумное сознание, которое указывает так неопределенно свое благо, так несомненно и убедительно показывает невозможность личного блага, что Ф р е д всё ж таки плюёт на эту затею и опять вглядывается в это новое, указываемое ему благо.

М а н ь к а Д ж е й н (благо_разумно). Если б он прикалывался, он бы не указывал номер и район больницы. (Допивая из кастрюли остатки глинтвейна) Надо звонить Алексу и Ниро. Звони ты. Эти сволочи из СТМ опять украли мой неснижаемый остаток.
Ф р е д. Да, ты права.

Начинает беспорядочно нажимать кнопки на своём мобильном.

__________________

Трек "Лигалайз Ит" в исполнении Rasta Orchestra не нашёл. Храните саундтреки своих пьес на противотеряемых флэшках. 

Право на долгую счастливую жизнь. Действие первое. Явление первое.

Право на долгую счастливую жизнь. Действие первое. Явление второе.



Comments 2