Проект "Жизнь" 2- этап. Перебирая вехи времени. Портрет отца.


Его фотографии аккуратной стопкой сложены в шкафу. Люблю иной раз достать их и вспомнить, каким замечательным был мой отец Александр.

Он был лётчиком и очень часто отсутствовал дома, поэтому для меня временное возвращение папы со службы всегда было радостью. И я с удовольствием слушал его рассказы о полётах, об ощущениях, о полученных травмах и неисправностях летательных аппаратов. Каждый раз он привозил только одну новую фотографию из рабочей жизни.

 Это самолёт "МИГ - 24" заснятый в полёте.

 А это фото снято непосредственно после полёта. Получение благодарности за службу и показательное мастерство.

Он был штурманом, прокладывал маршруты. Этот планшет штурмана хранится у меня по сей день.

Папа был весёлым человеком, даже озорником. Его глаза часто лукаво и заразительно блестели. Это значило, что отец готовит какую-то шутку или игру. Когда просматриваю его детские фотографии, то всегда улыбаюсь, мне кажется, что много шишек он набил будучи 10-летним юнцом. Возможно выхватывал от взрослых по первое число за свои проказы. В деревенском детстве шалости какие, разбросать сено из общего стога по всему огороду, выпустить корову из сарая и гонять её по полям, вырвать красивое перо из петушиного хвоста, изваляться в грязной луже. Весело.

Если папа не был на работе, то в нашем доме царило торжество, были гости, незнакомые мне люди, включали пластинки, слушали Бродского. Потом уходили гулять по городу, слонялись по переулкам и дворам вместе со мной, а иногда и без, оставив меня на досмотр бабушке.

На этом фото мой отец слева и сталинградская шпана...

Папа много рассказывал про деда, которого я увидеть при жизни не успел. Дед был местным художественным реставратором с негромким именем, но ему в руки иногда попадали очень ценные картины. А ещё, на войне дед потерял ногу, но зато стал настоящим ремесленником в творчестве в мирное время.

На этом фото отцу 3 года. Справа мой дед за работой.

И дед крупным планом в годы молодые.

И вот, последняя ценность моих воспоминаний - это часы, подаренные отцу в последний год его службы и в память о ней.

Когда папа умер, было ему 37 лет. Рано, слишком рано для талантливого штурмана. Для меня удивительно то, что в нашей родове отцы никогда не видели своих внуков. Они не доживают. Мой сын Миша часто просит рассказать про лётчиков, про деда, сетует, что я не офицер. А мне достаточно того, что в наше семье уже есть имена героев, заботливо охранявших границы страны от врагов.


Comments 0