О «Матильде», Ходынке и не только


Надеюсь, что страсти улеглись, а те, кто, ещё не увидев ленты, с блистающими фанатизмом очами объявили фильм ересью и, размахивая гербовым флагом и распевая гимн Жуковского, с броневика кричали «Не пущать!», «Позор!», «Руки прочь от царя-батюшки!», уже посмотрели фильм и получили удовольствие.
Фильм красивый, глубокий, многослойный и с достаточно деликатной подачей. Сочетание шекспировской страстной трагедийности с романтическим диснеевским фэнтези. Фильм о любви. А ещё фильм – о раскаянии (наступившем и грядущем).
Есть маленькая надежда, что хотя бы некоторым из этой воющей анафему толпы стало неловко…
На 31-ой церемонии национальной кинопремии «Ника» картина «Матильда» А.Учителя получила премию в номинациях "Лучшая работа художника-постановщика" (Вера Зелинская и Елена Жукова) и "Лучшая работа художника по костюмам" (Надежда Васильева и Ольга Михайлова).
Показы фильма «Матильда» в Лондоне на Russian Film Week прошли при полном аншлаге. Результат – премия (хрустальный единорог) за вклад в мировое искусство. Торт-корона тоже никого не оставил равнодушным)
Самый страшный эпизод фильма – Ходынская трагедия 18 мая 1896г., когда от 500 тыс. до полутора миллиона человек пришли на поле за обещанными подарками по случаю коронацию Николая II и Александры Федоровны, которая произошла 14 мая. Люди толком ещё не знали, что будет в этих царских гостинцах, но шли и шли на Ходынское поле, толпа начала собираться ещё 17 мая…
А для бесплатной раздачи гуляющим 18 мая было выделено 30 000 ведер пива, 10 000 ведер мёда + 400 000 подарочных кульков, в которых были:

  1. памятная коронационная эмалированная кружка с вензелями Их Величеств, высота 102 мм;
  2. Вяземский пряник с гербом.
  3. Памятный ситцевый платок, выполненный на Прохоровской мануфактуре, на котором были напечатаны с одной стороны вид Кремля и Москва-реки, с другой стороны — портреты императорской четы.
  4. фунтовая сайка из крупитчатой муки, изготовленная «Поставщиком двора Его Императорского Величества» булочником Д. И. Филипповым;
  5. полфунта колбасы
  6. вяземский пряник с гербом в 1/3 фунта;
  7. мешочек с 3/4 фунта сластей (6 золотников карамели, 12 золотников грецких орехов, 12 золотников простых орехов, 6 золотников кедровых орехов, 18 золотников александровских рожков, 6 золотников винных ягод, 3 золотника изюма, 9 золотников чернослива)
  8. бумажный мешок для сластей с изображениями Николая II и Александры Федоровны.
    «Артельщики баловали, стали выдавать своим знакомым и по несколько узелков. Когда же народ это увидел, то начал протестовать и лезть в окна палаток и угрожать артельщикам. Те испугались и начали выдавать (подарки)» (со слов очевидца журналист Алексей Сергеевич Суворин 1834-1912)
    «Толпа вскочила вдруг как один человек и бросилась вперёд с такой стремительностью, как если бы за нею гнался огонь. Задние ряды напирали на передние: кто падал, того топтали, потеряв способность ощущать, что ходят по живым еще телам, как по камням или брёвнам. Катастрофа продолжалась всего 10-15 минут» (историк Сергей Ольденбург 1888-1940)
    По официальной версии - 1389 погибших, 1500 раненых. По неофициальным версиям погибших было около 6000, 1000 рублей велел заплатить Николай II каждой семье, где были погибшие.
    Царская чета посетила Ходынское поле в 14.00 (к этому времени трупы и раненые были увезены), а на следующий день навестила в больнице искалеченных.
    Московского градоначальника великого князя Сергея Александровича была объявлена благодарность «за образцовую подготовку и проведение торжеств», а москвичи дали ему прозвище «Князь Ходынский».
    Обер-полицмейстера Москвы Власовского наказали, отправив на заслуженный отдых с пенсией 3 тыс. рублей в год.
    «Я был хорошо осведомлен о всех деталях того, что происходило в Кремлёвском дворце в связи с катастрофой. Ввиду этого я могу засвидетельствовать, что Николай II был опечален происшедшим, и первым его порывом было приказать прекратить празднества и удалиться в один из монастырей в окрестностях Москвы, чтобы выразить своё горе. Этот план был предметом горячего обсуждения в кругах царской свиты, причём граф Пален поддерживал этот план и советовал Императору строго наказать виновников, не считаясь с положением, занимаемым лицами, ответственными за происшедшее, и прежде всего великого князя Сергея, дядю Императора и московского генерал-губернатора, в то время как другие, особенно Победоносцев и его друзья указывали, что это может смутить умы и произведёт дурное впечатление на принцев и иностранных представителей, собравшихся в Москве», «Посланник маркиз де Монтебелло и его жена, пользовавшиеся большой любовью в русском обществе, зная, что происходит в Кремле, ожидали, что императорская чета не будет присутствовать на празднестве и предполагали отложить бал. Однако он состоялся, и я отчетливо вспоминаю напряженность атмосферы на этом празднестве» (воспоминания Александра Петровича Извольского 1856-1919)
    «Катастрофа произошла только на небольшом пространстве, всё остальное необъятное пространство Ходынского поля было полно народа, его было до миллиона, многие только под вечер узнали о катастрофе, народ этот пришёл издалека, и лишать его праздника вряд ли было бы правильным», «Вечером был бал во французском посольстве. Все были убеждены, что бал будет отменён. Увы! Опять была сделана непоправимая ошибка, бал не отменили, Их Величества приехали на бал» (генерал В.Ф.Джунковский 1865-1938)
    Из дневника Николая II:
    «До сих пор всё шло, слава Богу, как по маслу, а сегодня случился великий грех. Толпа, ночевавшая на Ходынском поле, в ожидании начала раздачи обеда и кружки* напёрла на постройки, и тут произошла страшная давка, причём, ужасно прибавить, потоптано около 1300 человек!! Я об этом узнал в 10 1/2 ч. перед докладом Ванновского; отвратительное впечатление осталось от этого известия. В 12 1/2 завтракали, и затем Аликс и я отправились на Ходынку на присутствование при этом печальном "народном празднике". Собственно, там ничего не было; смотрели из павильона на громадную толпу, окружавшую эстраду, на которой музыка всё время играла гимн и "Славься". Переехали к Петровскому, где у ворот приняли несколько депутаций и затем вошли во двор. Здесь был накрыт обед под четырьмя палатками для всех волостных старшин. Пришлось сказать им речь, а потом и собравшимся предводителям дворянства. Обойдя столы, уехали в Кремль. Обедали у Мама в 8 ч. Поехали на бал к Montebello. Было очень красиво устроено, но жара стояла невыносимая. После ужина уехали в 2 ч», «Дай Бог, чтобы следующий 1897 г. прошел так же благополучно, как этот», «14-го мая. Суббота. Девятая годовщина этого знаменательного для нас обоих события. В 10 час. пошли к молебну. Затем имел три доклада. Завтракал гр. Гейден (деж.). Ещё принял Лобко. Гуляли и катались в шлюпке. Погода стояла чудная, безоблачная. После чая долго занимался. Обедали в 8 ч. и покатались.
    15-го мая. Воскресенье.Утро стояло великолепное. Были у обедни и завтракали со всеми. К 2 часам приехал Сандро на своём моторе. В 2 1/4 мы сели в него и ровно через час прибыли к финскому домику за Гатчиной. Мама с другими приехала туда. Был очень хороший пикник, несмотря на тёплый дождь. К 5 час. погода поправилась. Сделал большую прогулку пешком. Обед был вкусный из приготовленных только любителями блюд. В 9 3/4 Сандро отвёз нас на Балтийский вокзал. Приехали домой к 11 час»
    По неофициальным данным в давке на похоронах Сталина погибло от 2 до 3 тысяч человек.
    Толпа – не столь важно, хоронит ли она, ликует ли, «борется за справедливость» или требует мщения – охваченное массовым психозом стадо, пожирающее само себя.
    Ваша ЕК

Comments 1