Тизер романа "Сова"


Редактирую книгу, решил поделиться отрывком. Если нравится - кидайте донаты, чтобы автор быстрее и активнее редактировал и поскорее опубликовал.

"С чашкой крепкого чёрного чая в руке Алмаз подошёл к окну кухни. Хм-м… необычно.
Подруга была права насчёт Саратова – город и в самом деле оказался очень милым. Алмаз здесь всего несколько дней, но у него уже проснулось любопытство вместо унылой апатии, прихода которой он опасался. Город был непохож на столицы – шикарную Москву и странный Петербург, который Алмазу никогда не нравился. Было мало общего и с тем городком, где прошло его детство. Здесь всё… непривычное.
С одной стороны, стандартный набор российской провинции. Много хрущёвок, местами – полуразвалившиеся старинные деревянные дома, несколько новейших жилых комплексов для местной элиты. И всё же, что-то в Саратове было не так. Отличалось от шаблонного представления о глубоком Замкадье.
Например, хостел, в котором Алмаз провёл три дня, располагался на первом этаже нового жилого комплекса. Там был удивительный уют – евроремонт, современная кухня, приветливые девушки-администраторы. Алмаз, ожидавший увидеть останки советской гостиницы со старой газовой плитой в конце коридора и хамоватую бабку на ресепшне, обалдел от уровня сервиса. После автобуса он крепко проспал четырнадцать часов, принял душ, долго завтракал и наконец, почувствовал себя превосходно.
Довольно быстро удалось арендовать подходящую квартиру в кирпичной хрущёвке. Всё рядом – вокзал, центр города, магазины, университеты. Можно за 10-20 минут дойти пешком до любой точки, которая, в принципе, может ему понадобиться. В Москве снять подобную квартиру даже на окраине было бы, как минимум, в четыре раза дороже. А цены на всё остальное… зайдя в кафе у вокзала, Алмаз не поверил своим глазам:
– Это реально цены? То есть, вот за эту сумму я могу здесь реально поесть, вот серьёзно? Эти пирожки вот действительно вот столько стоят?
Словом, жить в Саратове было дёшево и даже вполне комфортно. А главное… у Алмаза проснулся интерес к этому городу.

Вот, к примеру, вид из окна. Перед окнами хрущёвки был маленький кусок деревни, будто вырезанный с фотографии в графическом редакторе и аккуратно вставленный в квадрат между кирпичными домами. Очень странная застройка.
В другом городе во дворе была бы парковка или хоккейная коробка, на худой конец – просто пустырь. А здесь – кусок старины, аккуратно обнесённый домами двадцатого века, будто защитным забором. В десятке деревенских домов шла какая-то параллельная жизнь в ином ритме. Там топили печи, судя по дымку из труб. Пройдя несколько метров от хрущёвки, можно было буквально попасть в другое измерение с иным ритмом жизни, своими порядками и правилами, специфичеким сознанием жителей. Самое удивительное, что для местных подобные вставки деревни среди города были привычным явлением. Похоже, никого это не напрягало – ни «городских», ни «деревенских». Пространство было так организовано и отгорожено, что одни просто не пересекались с другими. Разве что на трамвайной остановке.
О да – мимо древних хибарок и кирпичных хрущёвок ходил трамвай. Сначала Алмаз думал, что грохот старых вагонов по рельсам станет его сильно раздражать, но… здесь всё время было так тихо, что грохот редкого трамвая был чем-то вроде звука башенных часов в старинном городе.
Эта обстановка удивляла и вызывала интерес. Словом, ему захотелось остаться здесь и понять. Понять этот город. Понять, что делать теперь со своей жизнью.

Сегодня Алмазу снилось, что он – королева Испании, вынужденная временно подметать полы в торговом центре на Цветном бульваре. По сути, именно так он себя и чувствовал. Привычный ему мир рухнул. Дело было не в том, что лично его откуда-то прогнали или заставили чувствовать себя неудачником. Вовсе нет. Просто само пространство, в котором он привык жить и действовать, как-то схлопнулось до размеров микроскопического «белого карлика» – и исчезло. Правила этого пространства – официальные и негласные – он давно уже выучил назубок и скользил по жизни, как опытный сёрфер в трубе. А теперь – будто океан куда-то делся, и он сидит посреди пустыни со своей доской для серфинга. В пустыни доска не слишком полезна. Конечно, можно весело скатиться на ней с бархана, но… предназначение доски совсем не в этом.
В конце года ему исполнится тридцать. Последние месяцы в Москве он подрабатывал в одной фирме неполный день – коллеги мягко намекнули, что он старый. А совсем недавно все вокруг говорили: «Какой же ты ещё молодой!» Алмаз впервые ощутил себя старым рядом с этими офисными парнишками. Им 23-25… и он без усилий видит насквозь каждого из этих парней. Знает всё, что у них в голове, знает наперёд, какие косяки каждый из них сделает, в какой момент надо подойти и поправить, какие правильные слова найти.
Знает – потому что всё это уже было с ним и друзьями.
Друзья… Амир-джан вернулся в свой Нальчик, Шамиль – в Уфу. Вадима уволили из крутого универа за свободомыслие, теперь он преподаёт информатику в школе на окраине. Многие уехали из Москвы, когда зарплаты стали меньше, а расходы больше. Алмаз продержался дольше всех. Он же лучше всех знал старые правила игры – и сёрфил по туннелю на своей доске, уверенный в том, что океан не может исчезнуть. Но пришлось пересмотреть свои представления о нормальности и убедиться, что невозможное – возможно. Особенно в плохом смысле.

Вчера он полтора часа простоял возле остановки трамвая недалеко от дома. Ему не нужно было никуда ехать. Он никуда не спешил. Просто смотрел, как подъезжает старый вагон КТМ-5, собранный давным-давно в далёкой Галактике (так шутили про советские времена), на Урале. Удивительно, что это ведро с болтами до сих пор на ходу – срок эксплуатации трамвая истёк лет двадцать назад. Видимо, в Саратове очень бережно относятся к транспорту, если такой антиквариат до сих пор бодро бегает, гремя каждым листом обшивки, как диковинное животное с металлической чешуёй.
Алмаз смотрел, как люди забираются в этот старый вагон. У каждого из них есть цель, за которой нужно гнаться. А ему спешить незачем и некуда. Он – просто призрак теперь. И созерцает это пространство «живых» людей, у которых свои цели, заботы, хлопоты. Созерцает, как невидимый гость из другого мира. Отчасти – так и было. Привычного ему мира больше нет, поэтому Алмаз с осторожным удивлением изучает эту необычную реальность, возникшую на месте прежней. Всё – вроде знакомое (вот пункт выдачи заказов «Озона» через дорогу), но в то же время – совершенно другое.
Например, никто не обращает на него внимания. Ни один из прохожих даже не стрельнул у Алмаза сигарету.

Вернувшись из потока воспоминаний в мягкую реальность кухни с её нежными зелёными обоями на стенах, он на автомате допил чай одним большим глотком. Так, что на сегодня – прогулка, зайти в магазин за хлебом, приготовить ужин, покушать под детективный сериал (мордобой и секс на экране успокаивают нервы) – и долго-долго спать".


Comments 3


@eldar-adov чуть поменьше скобок бы. в литературе они не очень. можно их заменить на тире или зпт, например?

29.12.2020 09:50
0

@liga.avtorov да? Разве много? Вообще, в тексте этих скобок ещё больше, это я сейчас редактирую потихоньку. Кое-где меняю, а где-то, кажется, можно и так оставить.
Сильно напрягают?
Скорее всего, скобки всё равно останутся - но благодарю за пристальное внимание к тексту)

29.12.2020 21:01
0