Server sync... Block time in database: 1610684937, server time: 1610821420, offset: 136483

50 оттенков Мистера Гы


Искусство. Что понимаем мы под этим словом? Любой результат творчества можно назвать «произведением искусства», или он должен сначала пройти жёсткий отбор по принципам определения Качественного Контента? И, как мы любим вопрошать в потолок на Голосе – а судьи кто? (киты)
Такой же вопрос примерно 8 лет назад активно волновал московскую общественность – от профессоров лингвистики до юной Сашечки Спилберг.

Ответ мы, разумеется, так и не нашли – но я сделал себе пометку, что если хочешь привлечь внимание читателя к книге, в ней должен быть секс. Обязательно много секса. Очень много секса. Ещё больше секса. Пошлого тупого секса. Чем пошлее и тупее, тем лучше. По одному акту на страницу как минимум. Лучше больше. Наверно, я плохой писатель. В моих произведениях слишком мало спариваний.

Как ни странно, я услышал об этом «произведении искусства» именно в присутствии Мистера Гы, за несколько месяцев до того, как «50 оттенков» вообще появились на российских прилавках.
Судьба никогда не была особо благосклонна к Мистеру Гы. Несмотря на то, что университет он как-то окончил, из «Макдональдса» его быстро уволили, а через какое-то время уволили и из книжного магазина, где произошла наша с ним судьбоносная встреча. Мы успели многое. Например, я научил его работать на кассе. Нас двоих на какое-то время перевели в очень маленький магазинчик этой сети – минимальная проходимость, никакой тебе выручки и премий, да и добираться неудобно: далеко от метро, на отшибе.

Мои дела к тому времени пошли в гору – сумел интересно так подсуетиться и много лет подряд совершенно бесплатно жил в просторной квартире, в одном из «элитных» районов столицы… а вторую комнату сдавал за копейки одному из бывших коллег. В обмен на это жильё я время от времени помогал решать определённые проблемы… но это совсем другая история.
Словом, сложился такой парадокс – шикарная крыша над головой есть, а кушать на что-то надо. Поэтому я продолжал заниматься воспитанием дрессировкой Гы.
Мы многого добились. Нет, успехи в изучении алфавита он не делал… но перестал пугать людей своим громогласным «Гы-ы!», научился адекватно приветствовать посетителей и даже делал продажи иногда. А в маленьком магазине, где мы работали вдвоём, я учил его работать на кассе – потому что мне иногда нужно было уходить покушать, и Он оставался в магазине совсем один. Растерянный, напуганный, громко трубящий в потолок. В те смены, когда мы были только вдвоём, я очень громко включал в магазине флэшку с расслабляющей музыкой Karunesh, чтобы гармонизировать моё внутреннее бешенство и гнев на всю эту проклятую жизнь… Один пожилой охранник к нам часто заходил. Спрашивал меня, где взять «эту божественную музыку». Я объяснил ему, как скачивать с интернета, какой купить плеер… долгая история, в общем.

А Мистер Гы учился сканировать товары, выбивать чеки и отсчитывать сдачу. Процедура, в общем, нехитрая. Но с учётом его умственных способностей – почти невыполнимая. Однако лекции по бихевиоризму, которые я слушал в универе, не прошли даром. У меня были кнут и… пряники. В прямом смысле. Я кормил его пряниками, если день проходил без косяков. Мистер Гы был совсем ручной, всегда радовался кормёжке… но я с этого тоже имел свой профит, окупавший пряники)

Помню, как проходил процесс дрессировки. Сначала я заставлял Его стоять рядом со мной и смотреть, как я пробиваю покупки на кассе. После заставил законспектировать, запомнить и рассказать мне своими словами всю последовательность действий. Наконец, разрешил ему пробивать самому – под моим присмотром. А в качестве кнута у меня была длинная металлическая линейка. Мистер Гы не раз убеждался, что она очень больно бьёт по пальцам, если он пытается сделать что-то не то. Поэтому, когда его рука направляла мышку в неверную часть экрана… организм вспоминал, что «линейка – это больно», мозг внезапно коннектился с остальным телом – и руки сами проводили продажу правильно.

Со временем стало достаточно просто сказать ему: «Линейка!» – этого слова хватало, чтобы целых полдня Мистер Гы не тупил. Но до изучения правил выкладки книг на полки мы так и не дошли…
Прикол был в том, как Он отсчитывал сдачу. Чтобы не ошибиться, Гы старался делать всё очень медленно, и это было так:
– Ваша сдача девять рублей. Один… два… три…
Очень часто покупатель просто забирал пакет с товаром, не дожидаясь сдачи. Мистер Гы недоумённо смотрел на эту мелочь, не понимая, что с ней делать.
– Складывай в коробку под кассой, – сказал я. – Если вечером немного не досчитаемся, вложим в кассу из коробки.
Сдачу ему оставляли часто. У меня всегда были чаевые. Вечером, посчитав кассу, я обычно объявлял ему:
– Не хватает сто рублей. Хорошо, что тебе сегодня сдачу оставляли. Я вложил из коробки.
Наивный Гы не подозревал, что эти деньги я всегда забирал себе – в качестве платы за обучение. Ему просто не приходило в голову, что я способен его надуть. Но… он получал дешёвые пряники из «Пятёрочки»)

В конце концов, я из той сети уволился – зарплата маленькая и вообще задолбали. Вскоре Мистера Гы тоже уволили – никто не смог с ним сработаться. Я счёл своим долгом найти ему новую работу. Однако – в другую сеть, куда быстро устроился я, Гы не взяли. Не прошёл «тест на дебила» в отделе кадров. К слову – после он ещё много раз пытался устроиться в ту сеть, но Гы там запомнили и внесли в чёрный список. Однажды он даже договорился с директором магазина в Измайлово, приехал в отдел кадров с рекомендательным письмом… но – извини, д’Артаньян, не мушкетёр ты, ох, не мушкетёр!

Наконец, удалось пристроить Его в магазин, где работали мои друзья. В самом центре Москвы, на Садовом кольце, стоял огромный трёхэтажный книжный магазин. Весь верхний этаж занимал отдел иностранной литературы – издания «Властелина колец» на языке оригинала и узбекско-бразильские разговорники. И на кассе этого третьего этажа теперь почти каждый день сидел Мистер Гы… возможно, вы даже встречали его там. А если он вас напугал – можете винить в этом меня) Это я помог запихнуть прекрасное гыкающее божье создание в тот отдел.
Руководство магазина впечатлилось познаниями Мистера Гы в иностранных языках (он быстро бегло проговорил что-то на армянском, татарском и фарси). И – на случай важных переговоров с представителями неведомых нацменьшинств – его всё-таки взяли на эту работу.
Меня даже поблагодарили, потому что Гы оказался очень дисциплинированным. Магазин открывался в 9 утра, а Он приезжал на работу к восьми и будил ночного охранника.

– Ты чего так рано?
– Это я чтобы точно не опоздать, гы-ы!

Действительно, в его положении лучше было не опаздывать. Никогда. Это мне могли простить, если я приезжал утром, мучаясь похмельем и часок отлёживался в подсобке. А вот Гы такого себе позволить не мог.
Он действительно консультировал покупателей на всех языках, какие знал. Познакомил меня с чеченскими охранниками и выучил несколько основных фраз на их языке. Чеченские ребята вообще прикольные. Очень гордые и маскулинные. В общении с ними самое главное – проявлять взаимное уважение. И смотреть в глаза. Мне всегда с ними было легко, хотя обычно не люблю смотреть в глаза людям. Но с чеченцами – это необходимо. И вот почему-то с ними у меня – никаких сложностей. Ну да – сарказм и стёб они не терпят. Однако при виде труЪ чеченца, у любого нормального чувака напрочь исчезает желание его стебать или троллить. Только чётко и по делу всё. Эх… вот бы со всеми людьми так. Всегда...
Мистер Гы научил одного из охранников армянским ругательствам – а кто-то из руководства услышал и понял. Ему влетело. В другой раз Гы уронил стеллаж на директрису магазина. А когда вытаскивал её из-под стеллажа, нечаянно совершил то, что сейчас называется «харрасментом» – за попу её подержал. Но его не уволили. Потому что нельзя обвинить в «харрасменте» божье создание, не понимающее, куда нечаянно попали его руки.

Возвращаясь к «50 оттенкам». Однажды летним днём я гулял по центру и зашёл проведать Гы. Третий этаж был пуст, Он сидел за кассой и пил кофе. Поприветствовал меня радостным:
– Гы! Эльдар!
Я попросил у него чаю, но у него не оказалось чайных пакетиков, только кипяток и растворимый кофе. Так мы сидели, я ждал, пока остынет кипяток в чашке… и тут в отдел зашли две девушки. Московские красавицы модельной внешности, «одетые» в пару лоскутков ткани (летняя жара же!). При взгляде на них у меня первым делом возникло желание сняться в порно с этими юными девами – желательно, в очень длинном порнофильме со множеством сиквелов. Чтобы все-все позы перепробовать. О чём думал Гы, сказать сложно. Вероятно, о том же самом, только его мысли думались в slowmo.

И вот, значит, подходит к нам это накрашенное, загорелое, протюнингованное тело дивной красоты, обёрнутое в очень элитные дизайнерские лоскуты ткани… и спрашивает:
– У вас есть книга на английском, она сейчас очень популярна в Штатах… «Fifty shades of Grey»? На русском просто ещё не выпустили.
Не зная, о чём книга, я подумал – наверно, студентка-филолог. Судя по очень чистому произношению. Я, в отличие от неё, говорю по-английски с наитопорнейшим русским акцентом. И в тот момент я даже не понял, что эта прекрасная дева, на самом деле, думала точно о том же, о чём и я. О сотне способов, которыми Грэй употреблял свою Настеньку.
На свой вопрос девушка получила стандартный ответ:
– Гы-ы?..
– Посмотри в компьютере по базе, – скомандовал я, и Мистер Гы послушно склонился над монитором. – Ещё раз, как называется? – спросил я прекрасную деву, стараясь не пожирать глазами её почти неприкрытую грудь.

Странное это дело – спаривание. Вот что мешало нам с этой девицей в тот же день уединиться где-нибудь и воплотить все мечты Грэя и Настеньки, не дожидаясь выхода книги? Увы – в нищей России «секс становится предметом торга» (с). Протюнингованная московская леди просто не имела права позволить какому-то понаехавшему нищеброду дотронуться до её элитного товара, предлагаемого исключительно обеспеченным мужичкам за очень большие деньги. В то лето я много читал посты «Мужского движения» о том, что «современная женщина позиционирует себя как предмет роскоши – поэтому нафиг она нужна в хозяйстве».

Той вожделенной книги у нас в наличии, естественно, не было. Мы с Мистером Гы проводили долгим взглядом прекрасных юных дев, всем своим видом демонстрирующих окружающему пространству «Я стою дорого. Очень!»
Сейчас думаю – интересно, а как сложилась судьба той прелестницы? Возможно, она вытащила счастливый билет – и, например, вышла замуж за прописку Евросоюза, подобно одной знакомой, за которой я тогда ухаживал. Или у неё сложилась карьера фотомодели – и московская красавица стала «вьетнамским солнышком» где-то на пляжах юго-восточной Азии... (а заодно – мегазвездой блокчейна Golos).
Но, если верить статистике, судьба её, скорее всего печальна – сейчас той красавице чуть за тридцать, она одиноко воет на Луну в тесной квартирке в Бибирево, работая в унылом офисе за мелкий прайс… переводит какие-нибудь контракты на строительство газопроводов – знание английского очень пригодилось.
Может быть, с ней произошло даже самое худшее – и красавица стала феминисткой. Такие трагедии тоже случаются с теми, кто в молодости вешал на своё тело слишком высокие ценники.
Но давайте верить в лучшее – и представим себе, что эта милая брюнетка, с которой мне так и не удалось покувыркаться, загорает сейчас где-нибудь на Лазурном берегу, выполняя все прихоти своего щедрого и обеспеченного европейского мужа-доминанта… Всё лучше, чем быть «одинокой и свободной» в Бибирево, понимая, что самцы считают тебя «порченым товаром».

Какое отношение вся эта история Мистера Гы имеет к искусству? Навешать смыслы – несложно. Например, порассуждать о том, является ли искусством эротический ширпотреб вроде книги про «50 оттенков» и моих рассуждений о будущем той красотки, которую я лишь мельком видел в магазине и быстренько мысленно поимел.
Или задуматься о том, является ли доминирование искусством? Я не прочёл «50 оттенков», но листал книгу и оценивал некоторые сцены. Сложилось впечатление, что Грэй был весьма грубым доминантом – любил все эти плётки, связывания и прочее. Моё доминирование над Мистером Гы, начисто лишённое сексуального подтекста, тоже было, в какой-то мере, утончённым произведением искусства, от которого выигрывали оба. Он развивался, я ловил кайф… а гостей столицы в магазине на Садовом кольце всегда встречал консультант, способный объяснить им на фарси, что «бразильский разговорник привезут завтра».
Искусство.

ПС. Купи мою книгу.


Comments 0