Профсоюзы почти мертвы, но у них есть шанс воскреснуть. Как минимум в одной отрасли – в логистике


Ни для кого не секрет, что роль профсоюзов на рынке труда уже далеко не такая, как раньше. Однако и в новых условиях у работников появляются эффективные способы отстаивать свои права.

За последние десятилетия профсоюзы растеряли значительную часть своей силы, рассказывает The Conversation. Например, в США в 1954 году в профсоюзах состояло 35% всех работников, а в 2016 году всего 11%.

Снижение роли профсоюзов в США началось сразу после Второй мировой войны, когда корпорации стали массово перемещать производства в южные штаты – подальше от городов вроде Детройта, Чикаго и Лос-Анджелеса, где профсоюзы чувствовали себя чересчур уверенно.

Очередной удар по профсоюзам нанесла волна слияний и поглощений, прокатившаяся по американской экономике в 1960-х годах. В результате этой волны на рынке появилось множество гигантских конгломератов, выпускавших широкую линейку самых разных (часто не связанных друг с другом) товаров. В таких компаниях профсоюзам стало намного сложнее давить на руководство. Ряды профсоюзов начали постепенно таять.

Рецессия 1979-1982-х годов и последовавшая за ней глобализация тоже ослабили позиции профсоюзов – многие их члены просто-напросто потеряли работу.

Примерно в то же время многие западные компании взяли на вооружение концепцию так называемого «бережливого производства» и стали активно оптимизировать расходы: сокращать количество работников, отдавать процессы на аутсорсинг и внедрять логистическую модель «точно в срок» (организацию поставок, при которой все материалы поступают в нужное время в нужном количестве, без необходимости «замораживать» деньги в товарных запасах).

Повысив свою доходность, корпорации вновь принялись поглощать конкурентов: в 1990 году американские компании провели 4239 поглощений на общую сумму $206 млрд, а в 2000 году – 11169 поглощений на сумму $3,4 трлн.

В это же время огромные изменения стали происходить в логистике. Получила массовое распространение модель «точно в срок», стремительными темпами стали расти объёмы интернет-торговли; одновременно с ростом загруженности транспортные компании стали вынуждены постоянно повышать скорость доставки.

В результате на окраинах крупных городов как грибы стали расти огромные логистические кластеры. В 2017 году в США работало уже 17 тыс. складских комплексов – в 1,5 раза больше, чем в 1998 году.

Несмотря на всеобщую автоматизацию, склады по-прежнему нуждаются в рабочих руках: число складских сотрудников возросло с 356,8 тыс. в 1990 году до 830,7 тыс. в 2017 году. Всего в сфере логистики работает около 4 млн американцев, при этом расходы на зарплату составляют 65% всех затрат логистических компаний.

От этих водителей, кладовщиков и грузчиков сегодня зависят практически все корпорации. В ключевых логистических хабах могут запросто работать по 100 тыс. человек, а, к примеру, в кластере FedEx в Мемфисе трудится около 235 тыс. работников (если учитывать сотрудников смежных транспортных и складских компаний).

Такие масштабы делают логистические кластеры крайне уязвимыми к забастовкам – даже кратковременный сбой в их работе может нанести огромный ущерб множеству компаний по всему миру. И в случае создания на таких предприятиях профсоюзов они запросто смогут разговаривать с работодателями с позиции силы.

Впрочем, пока не заметно, чтобы профсоюзы стремились этим воспользоваться. Возможно, за последние десятилетия они успели привыкнуть находиться на вторых ролях, а возможно, сами складские работники пока не осознали своей силы. Но рано или поздно это наверняка произойдёт.


Comments 0