Дивный новый мир для суверенных фондов 3


Представляем перевод очень большой и потрясающе интересной статьи из издания Institutional Investor о малоизвестном пока, но очень важном для современной экономики явлении — выходе суверенных фондов на рынок инвестирования в высокотехнологичные компании.

Государственные инвестфонды с сотнями миллиардов долларов под управлением до недавнего времени вкладывали деньги только в надёжные облигации и акции крупных компаний, торгующиеся на бирже. Но падение доходов от вложений заставило их искать новое применение народным миллиардам. И мега-инвесторы начали присматриваться к Кремниевой долине…

(Часть 1, часть 2)

Прибыль или влияние?

Крупные управляющие активами, которые хотят чуть больше доходности, обычно ищут себе в партнёры компании, инвестирующие в венчуры или частные предприятия, но выстраивание репутации в этом изолированном сообществе – не прогулка по Менло-Парку. Даже подобные GIC фонды с сотнями миллиардов долларов считают представительство в Кремниевой долине необходимым. Малайзийский Khazanah Nasional открыл здесь офис в 2013, а сингапурский государственный инвестор Temasek с активами на $180 млрд в феврале открыл офис в Сан-Франциско.

«Несмотря на то, что наши инвестиции в основном сосредоточены в Азии, мы признаём, что Северная Америка предоставляет хорошие возможности, в частности, в области технологий, здравоохранения и наук о жизни, – сообщил Institutional Investor представитель Temasek. В январе компания приобрела за $800 млн миноритарный пакет акций медтех-компании из Маунтин-Вью Verily Life Sciences (бывшей Google Life Sciences) у родительской Alphabet. «Новый офис делает эти возможности доступнее и дополняет нашу команду в Нью-Йорке, повышая связность и охват нашей деятельности в США», – добавил представитель.

Россия использует похожий подход. Государственная инвестиционная компания «Роснано», созданная в 2011 году, тогда же открыла офис за углом от Стэнфордского университета. Её миссия: «развивать российскую нанотехнологическую индустрию через соинвестирование в нанотехнологические проекты, обладающие существенным экономическим потенциалом или несущие общественную пользу».

Несмотря на то, что суверенные фонды представляют финансовые интересы иностранных правительств, эти акционеры известны своей пассивностью и, как правило, не преследуют политических целей, если подобные задачи не ставятся перед ними явно, обычно в рамках экономического развития. «Я думаю, более крупные, глобальные суверенные фонды больше всего заботятся о прибыли, а стратегические цели в их деятельности проявляются редко, – утверждает Стив МакЛафлин, основатель и CEO инвестиционного банка из Сан-Франциско Financial Technology Partners. – «С другой стороны, у некоторых таких фондов – например, сингапурского EDBI – есть вполне определённые предписания налаживать деловые связи».

EDBI, инвестиционное подразделение Комитета экономического развития Сингапура, в июле принял участие в раунде инвестиций в Sprinklr на $105 млн, где ведущим инвестором был Temasek. Оцениваемый в $1,8 млрд разработчик SMM-приложений из Нью-Йорка собирался направить собранные средства на расширение в Сингапуре.

Саудовский PIF в 2016 году может лидировать среди суверенных фондов по общему объёму инвестиций благодаря единственному вложению в Uber, но сингапурские государственные фонды ведут по количеству сделок: по данным SWC, Temasek заключил 22 сделки на $1,3 млрд, а GIC – 12 сделок на $2,2 млрд. Khanazan Nasional замыкает тройку лидеров с 6 инвестициями на сумму $380 млн.

За последнее десятилетие Temasek осуществил 143 прямые инвестиции в технологические компании – и неплохо на этом подзаработал. К примеру, в 2011 году он инвестировал около $37 млн в китайскую площадку интернет-торговли Alibaba, и очень своевременно: сейчас его доля стоит в девять раз больше. Поэтому неудивительно, что в 2016 году, когда впервые с момента окончания финансового кризиса Temasek отчитался об убытках, его решением было удвоить инвестиции в технологический сектор. В прошлом году телекоммуникации, медиа и технологии составили 25% портфеля Temasek и стали крупнейшим сектором в его составе, а корнями интерес фонда к этому сектору уходит в 1974 год, когда правительство Сингапура учредило Temasek как холдинг, управляющий государственными компаниями, среди которых была и Singapore Telecommunications.

Инвестиции в Alibaba оказались выигрышными и для других суверенных фондов, включая GIC, Khazanah и China Investment Corp. Однако и здесь, как в случае с Uber и многими другими технологическими гигантами, ведутся жаркие споры о справедливости рыночной стоимости компании. Её IPO в 2014 году стало крупнейшим в истории, заставив многих технологических медведей выйти из спячки и рассказывать по кабельному ТВ о пузыре на рынке. Пузырь это или нет, но прошлогодний отчёт SharesPost, проводящего исследования частных инвестиций, показывает, что приблизительно каждого третьего «единорога» в США ждёт падение оценки стоимости после продажи или выхода на публичный рынок.

Именно это и произошло со Square. Сперва могло показаться, что GIC сыграл роль ведущего инвестора в раунде инвестиций в американского производителя мобильных кард-ридеров на $150 млн только для того, чтобы стоимость компании упала вдвое после IPO, проведённого в следующем году. Однако инвесторы того раунда обладали защитой от IPO, обещавшей им дополнительные акции в том случае, если цена на них упадёт ниже $18,56 за акцию, чтобы при проведении IPO обеспечить гарантированную доходность в 20%. Более того, с тех пор акции Square выросли на 40%.

В этом свете GIC кажется крайне проницательным – отнюдь не профаном с бездонным кошельком, бездумно швыряющим деньги первому попавшемуся «единорогу». В самом деле, по мнению некоторых экспертов, государственные фонды хоть и опоздали на пиршество венчурных капиталистов, но уже показали себя довольно изощрёнными инвесторами. Как считает МакЛафлин из FT Partners, суверенные фонды распоряжаются деньгами далеко не бездумно. «Мы очень уважаем эти фирмы, – говорит он. – По способностям и старательности они могут соперничать с некоторыми авторитетными фондами».

Окончание следует


Comments 2


@econmag, Поздравляю!
Ваш пост был упомянут в моем хит-параде в следующей категории:

  • Выплаты - 7 позицию - 2288,6900 GBG
15.06.2017 06:43
0