Парадокс: при росте экономики растёт и безработица. Как так получилось? (Нет, дело вовсе не в роботах)


Вот уже почти два года как большинство стран Латинской Америки демонстрируют устойчивый экономический рост. Однако, вопреки привычным законам экономики он сопровождается не снижением, а увеличением безработицы. Почему же так происходит?

Во время предыдущего экономического подъёма, начало которого пришлось на 2004 год, безработица, как и «положено», снижалась, рассказывает экономист из Брукингского института Эрнесто Тальви в своей колонке на Project Syndicate. Тогда с каждым процентным пунктом роста ВВП снижение безработицы составляло 0,2 п.п., сейчас же мы наблюдаем её рост на 0,3 п.п.

Самое очевидное объяснение этому – автоматизация многих секторов экономики. Современным предприятиям нужно меньше работников, чем раньше, так что взаимосвязь между объёмом производства и числом рабочих мест попросту исчезает.

Но в данном случае это объяснение не работает. Дело в том, что внедрение новых технологий требует серьёзных инвестиций, а в современной латиноамериканской экономике их вовсе не наблюдается. Если раньше с ростом ВВП на 1 п.п. объём инвестиций увеличивался на 2,3 п.п., то сегодня он, наоборот, сокращается на 2,2 п.п.

В чём же тогда дело?

По мнению автора, одной из причин могут быть более низкие темпы экономического роста по сравнению с прошлым периодом. Во время предыдущего подъёма годовой рост экономики составлял в среднем 5,4%, тогда как сегодня всего лишь 1,4%. Так что, возможно, в наши дни в Латинской Америке просто создаётся недостаточно рабочих мест. Однако в этом случае остаётся неясным, почему мы наблюдаем такой низкий объём инвестиций.

А вот второе объяснение выглядит более реальным. В начале 2000-х годов экономики латиноамериканских стран росли бешеными темпами – их подстегивал возрастающий спрос на сырьё со стороны Китая. Стремясь удовлетворить этот спрос, большинство предприятий расширяли свои производства, и именно на это время пришёлся пик инвестиций.

Однако с 2013 года потребление сырья Китаем резко снизилось, а вместе с ними упали и мировые цены на ресурсы. Началась рецессия, и множество предприятий просто не могли уже использовать весь свой производственный потенциал. Оборудование встало, а оставшиеся на предприятиях люди работали вполсилы.

Так что сегодня, когда экономика Латинской Америки вновь начала расти, эти компании могут спокойно использовать уже имеющиеся, но простаивающие мощности без необходимости привлекать новые инвестиции и нанимать новый персонал.

Например, ситуация на рынке сои полностью подтверждает эту точку зрения. Во время прошлого подъёма производители соевых бобов смело набирали кредиты на расширение бизнеса – цены на мировых рынка были высоки как никогда. Вслед за ними активно инвестировали в развитие и смежные предприятия вроде логистических компаний.

С началом кризиса все эти предприятия оказались в крайне тяжёлом положении – с кучей долгов и с огромным объёмом невостребованных мощностей. Сегодня, когда и объёмы производства, и цены на соевые бобы вновь поползли вверх, эти компании с удовольствием используют ресурсы, за которые уже заплатили ранее. Никаких новых инвестиций в оборудование или персонал им не нужно.

Если эта теория верна, то ситуация на латиноамериканском рынке труда постепенно выправится. Накопленные бизнесом резервы не бесконечны, и рано или поздно предприятия опять подойдут к необходимости нанимать новых сотрудников и инвестировать в развитие.

В противном случае можно будет с уверенностью говорить, что мы становимся свидетелями глубоких структурных перемен во всей мировой экономике, где рост совершенно не означает новые рабочие места.


Comments 2


Проблема носит как и в России институциональный характер. Экстрактивные институты не позволяют созидательному разрушению разрушать неэффективные производства и создавать новые.
Отсюда проблема с наймом рабочей силы.

04.11.2017 06:54
0