Мёртвый класс


Сегодня будет много постов посвященных началу Великой Отечественной войны, хочу тоже затронуть эту тему, и рассказать про мемориал, посвященный детям, погибшим в этой войне. Этот мемориал находится в деревне Красный Берег Жлобинского района в Беларуси. Именно здесь во время Второй мировой войны нацисты создали сборный пункт для детей, которых насильно отнимали у родителей.

День открытия концентрационного лагеря неизвестен. В 1943 году этот концлагерь был официально объявлен, как донорский. Здесь находились дети от 8 до 14 лет только славянской национальности из Беларуси, России и Украины. На территории было как бы два детских донорских накопителя для детей с первой группой крови, резус фактор положительный. В первом у детей забирали всю кровь полностью, во втором, расположенном на территории воинской части, за 7 недель дети сдавали кровь от 8 до 19 раз.

Фигурка девочки в начале мемориала не случайна: большинство сюда попадавших были именно девочки. У них чаще всего встречались первая группа крови и положительный резус-фактор. Тети и дяди в белых халатах вели себя с жертвами без особой строгости, но кровь забирали до последней капли. Здесь, в Красном Береге, был апробирован новый "научный" метод забора крови. Детей подвешивали под мышки, сжимали грудь. Для того чтобы кровь не сворачивалась, делали специальный укол. Кожа на ступнях отрезалась, или в них делались глубокие надрезы. Вся кровь стекала в герметичные ванночки. Тела ребятишек увозили и сжигали.

Далее в три ряда стоят выполненные из прочного бетона белые школьные парты, всего 21.

Они символизируют обычный по тем временам большой школьный класс. Ясно, что за эти парты дети никогда не сядут.

На доске текст письма белорусской девочки Кати Сусаниной, которое она написала родителям из немецкой неволи:

«Дорогой папенька! Пишу тебе письмо с немецкой каторги. Когда ты, папенька, будешь читать это письмо, меня в живых уже не будет. Моя просьба к тебе, отец, покарай немецких кровопивцев. Это завещание твоей умирающей дочери. Несколько слов о матери. Когда вернешься, маму не ищи, ее расстреляли немцы. Когда допытывались о тебе, офицер бил ее плеткой по лицу. Мама не стерпела и гордо сказала, вот ее последние слова: " Вы не запугаете меня битьем. Я уверена, что муж вернется и вышвырнет вас, подлых захватчиков, вон». И офицер выстрелил маме в рот. Дорогой папенька, мне сегодня исполнилось 15 лет. Если бы сейчас встретил меня, то не узнал бы свою дочь. Я стала очень худенькой. Мои глаза впали, косички мне остригли наголо, руки высохли, похожи на грабли. Когда я кашляю, изо рта идет кровь. Мне отбили легкие. А помнишь, папа, два года тому назад мне исполнилось 13, какие хорошие были именины. Ты мне тогда сказал: " Расти, доченька, на радость большой». Играл патефон, подруги поздравляли меня с днем рождения, и мы пели нашу любимую пионерскую песню. А теперь, когда я взгляну на себя в зеркало, - платье рваное, номер, как у преступника, сама худая, как скелет, и соленые слезы в глазах. Что толку, что мне исполнилось 15 лет. Я никому не нужна. Здесь многие люди никому не нужны. Бродят, затравленные голодными овчарками. Я работаю рабыней у немца Ширлина, работаю прачкой, стираю белье, мою полы. Работы много, а кушать два раза в день, в корыте с Розой и Кларой. Так хозяйка зовет свиней. Так приказал барон. «Русы были и есть свиньи». Я боюсь Клары, это большая жадная свинья. Она мне один раз чуть палец не откусила, когда я доставала из корыта картошку. Живу в сарае. В комнаты мне входить нельзя. Один раз горничная полька Юзефа дала мне кусочек хлеба. Хозяйка увидела и долго била Юзефу плеткой по голове и спине. Два раза я убегала. Меня находил их дворник. Тогда сам барон срывал с меня платье и бил ногами. Когда теряла сознание, на меня выливали ведро воды и бросали в подвал. Новость. Сказала Юзефа. Хозяева уезжают в Германию с большой партией невольников и берут меня с собой. Я не поеду в эту трижды проклятую Германию. Я решила, что лучше умереть в родной сторонушке, чем быть втоптанной в проклятую немецкую землю. Я не хочу больше мучиться рабыней у проклятых жестоких немцев, не дававших мне жить. Завещаю, папа, отомстить за маму и за меня. Прощай, добрый папенька. Ухожу умирать. Твоя дочь Катя Сусанина. Мое сердце верит - письмо дойдет. 12 марта 1943 года...»

С обратной стороны школьной доски разломанная карта Беларуси. На ней обозначены лишь места, где находились детские лагеря, подобные "Красному Берегу".

За школьной доской белый "бумажный кораблик" с детскими славянскими именами, взятыми из немецких отчетов. Сейчас молодежены часто приходят сюда, чтобы выбрать имя своему ребенку.

За корабликом – 24 витража с рисунками детей нескольких послевоенных лет. Вокруг мемориала молодой яблоневый сад.

Мемориал в Красном Береге должен был появиться еще в 1990-х, – писал автор проекта, лауреат Ленинской премии (за скульптурный ансамбль «Хатынь») Леонид Левин – Но работу по разным причинам, в том числе и из-за нехватки финансовых средств, заморозили. Лишь благодаря вмешательству Президента страны нашли деньги на этот памятник и 28 июня 2007 год он был открыт.

Пост впервые был опубликован в 2016 году.

Всё самое оперативное можно смотреть у меня в Facebook, VKontakte и Инстаграм. Не стесняйтесь, добавляйтесь в друзья и подписчики.


Комментарии 5


Чтобы читать и оставлять комментарии вам необходимо зарегистрироваться и авторизоваться на сайте.

Моя страницаНастройкиВыход
Отмена Подтверждаю
100%
Отмена Подтверждаю
Отмена Подтверждаю