Server sync... Block time in database: 1633492638, server time: 1653212973, offset: 19720335

В память о Михаиле Горшенёве. Кукла колдуна.


Автор: Я Дмитрий Стаин

Автор: Антон Рид

МОЯ Группа: Вконтакте

Тошнота волнами подкатывает к горлу. Как я не пытался смягчить удары, досталось знатно. Разум все еще, как в тумане, однако соображать более-менее могу. Руки словно налиты свинцом, как ни пытайся пошевелить их, силы уходят впустую. Немного холодно. Глаза слепит яркий свет. Различить получается лишь немногое: стальной стол, в кромешном мраке, освещаемый мощным источником света. От запаха штукатурки плохо. Нужно осмотреться. Вижу обшарпанные серые стены, окутанные полумраком, да огромное, вытянутое по горизонтали зеркало. Это сильно напоминает то, что я видел в детективных сериалах по телевизору.
Внезапно шум. По телу пробегают мурашки, от неожиданности. Передо мной на столе папка. Напротив, кто-то садится. Не вижу лица, мешает свет.
— Неважно себя чувствуете? – басовым тоном произнёс он. В голосе чувствовалась жёсткость.
— Тошнит…
— Не понял. Что вы говорите? – Его голос отдался звоном в ушах.
— Тошнит. – Сказал я чуть громче, сквозь боль. Отбитые мышцы живота пульсировали при каждом вдохе.
— Ну, ничего. Ничего. Ваша боль тут, - мужик поднёс руку к голове и приложил палец к виску.
— Боль можно контролировать и игнорировать.
В этот момент я осознал, что церемониться со мной они не собираются.
Крупная рука взяла папку и открыла первую страницу. Слышно лишь его сопение, сменяемое мычанием, складывающимся в напевание какой-то смутно знакомой мелодии.
— Гражданин Алексей Фирсов. Учитесь в престижном университете. Кафедра философии… Хм… Что же за философии такой вас учат, что вы такое вытворяете.
— Я этого не делал…
— Что?
— Я этого не делал! – из груди вырвался крик.
— А кто же это сделал? Отпечатки ваши. Орудие убийства есть. Алиби у вас отсутствует.
— Я этого не хотел. Она была дорога мне…. Я всеми силами пытался её остановить.
— Ну, я вас поздравляю. Удалось. Остановили. Да ещё как… С пристрастием.
— ЭТО НЕ Я!!!
— А КТО!? – Мужик со всей дури долбанул кулаком по столу, от чего папка подлетела, а гулкий стук отозвался резкой болью в висках.
Всё тело дрожало. От боли, гнева, страха и осознания ситуации.
«Если бы я не протупил и сделал тот несчастный звонок, всё могло обойтись…»


«Привет Анют. Ты как сегодня?»
«Немного лучше. Но всё ещё знобит»
«Ты в последнее время совсем никакая»
«Какое-то недомогание. Не знаю. Надо записаться к врачу. Меня больше беспокоят провалы в памяти»
«Блин, Ань. Тебе нужно перестать встречаться с этим…»
«Ты опять за своё? Лёш, ты мой друг. Я понимаю твою заботу, но какое к этому имеет отношение Ян?»
«Ты действительно не понимаешь? Всё это началось, когда ты стала встречаться с ним. Что ж тебя тянет вечно на подобных индивидуумов?»
«Лёш, перестань. Ты его совсем не знаешь. Это он в своей компании себя так ведёт. На самом деле, Ян хороший человек»
«Что в твоём понимании - хороший? Быть бабником? Пользоваться положением родных? Вести себя, как мудак?»
«Хватит! Я не хочу с тобой ругаться. Ты его совершенно не знаешь!»
«А что таких знать? Он пользуется тобой, а ты и рада»
«Лёш, иди нахрен. Я больше не хочу вести этот разговор»
«Вы добавлены в чёрный список и больше не можете писать этому пользователю»

  • Ну, класс.

    Следующий день в универе пролетел быстро. Но Аня не появилась на занятиях. В сети нет, на звонки не отвечает. И родителей её в стране нет, как на зло. Волнение всё росло. Под конец учебного дня я не выдержал и ушёл с последней пары.
    Небо тяжелело от мрачных грозовых туч. Вот она, расплата за пару дней тепла. Оно настолько тёмное и массивное, что вот-вот похоронит под собой весь город. Жутковатое зрелище. Порывы ветра стараются сделать то, на что никак не способны городские службы. Быстра чистка улиц от всякого мусора. Так и хочется процитировать судный день.
    С каждым шагом, всё сложнее сопротивляться ветру. Если сейчас ливанёт, то будет совсем не весело.
    Подходя к метро, я мельком увидел знакомую фигуру. Толстовка, джинсы, белые кроссовки. Голова закрыта капюшоном.
    «Аня? Стиль её. И по комплекции подходит»
    Очередной порыв ветра сорвал с её головы капюшон, развевая золотые волосы.
    — Аня? Аня!
    Но девушка не обернулась. Отсюда, её кожа казалась совсем бледной. Словно живой труп.
    Быстро накинув капюшон на голову, она направилась к мосту, что вёл к территории заброшек. По крайней мере, так это место с детства рисовалось в моей голове. Недолго думая, я пошёл за ней, держась на расстоянии. Чутьё подсказывало, что она пошла на встречу с Яном. Слишком много они проводили время вместе. И каждый раз возвращаясь, она выглядела хуже прежнего.


    Изрисованные наркоманскими граффити дома, с которых уже исчезла краска, а голый кирпич медленно осыпался и превращался в бурый песок. Загаженные улицы, разбитые окна, затянутые разноцветной плёнкой. При такой погоде – идеальный пост апокалипсис. Что она забыла здесь?
    Поворачивает, протискивается через железный забор и идёт в подъезд. Чёрт, как тут пролезть? Ладно, попробуем перепрыгнуть. Раз, два, прыжок. Блин, зацепился. Часть куртки осталась на заборе. Хорошо так продрал рукав. Нет, это сейчас не важно. Нужно найти Аню.
    Ноги понесли к подъезду.
    Боже… Что за запах? Дверь в подвал открыта. Кажется, мне туда, в кромешную тьму. Стоп. Впереди свет. Слышу чьи-то голоса. Нужно быть тише. По тону, эти ребята шутить не будут.
    Добравшись до пола, Алексей увидел перед собой подобие ширмы из исполосованной полупрозрачной плёнки. За ней находились несколько человек. Разговор вёлся тихо. Спрятавшись в выемке одной из стен, он стал вслушиваться в беседу:
    — Чел, ты уверен? Они же никакие. – Сказал один. Курит явно много, голос уже хрипит.
    — Это надежный препарат, не беспокойся. Главное, не перебарщивать с дозой. – Произнёс второй. Этот был более уверен и прям в своих высказываниях.
    — Да, по-моему, мы уже. Глянь на эту. Похожа на зомби. – Вновь высказался хриплый.
    — Слушайте, а они точно хомячки? Если они хоть кому-то расскажут, нам звезда. – Этот был слегка визглявый и на понтах.
    — Не кипишуй, всё пучком. У меня семья, потомственных магов. Никто ничего не вспомнит.
    — Чё, правда что-ли? – спросил третий. Судя по гонору, явно гопник.
    — Да нет, конечно, дебил. Дед по материнской линии был иллюзионистом и гипнотизёром. Правда его предков считали колдунами, за то, что они начали изучать психологию человека, и как можно влиять на неё.
    — Чё?
    — Да ни чё. Всё океюшки будет. Коли этой препарат. Через пять минут будет, как новенькая. Потом ловкость рук и она сделает всё, что ей скажем. А на утро проснётся, как с похмелья. Ей не в первой.
    «Они про Аню?»
    — Не чел, чёт стрёмно мне. – Сказал хриплый. – Она совсем хреново выглядит. Не хочу потом сесть. Давай сам.
    — Господи, ну ты и нытик.
    Звуки шагов.
    — Иди ко мне, дорогая.
    — Ай!
    — А теперь…
    — Апчхи!
    — Какого хрена! Это ещё кто!
    «Твою ж мать! Долбаная пыль! Нужно валить от сюда!»
    Не думая ни о чём, пулей сорвался на лестницу и спустя несколько секунд был на улице. Без остановки понёсся к забору, который теперь с лёгкостью перепрыгнул и на всех парах помчался прочь.


    Уже вечереет. Погода устаканилась, правда, буря теперь в душе. Чувствую себя слабаком и трусом, что кинулся сломя голову, не подумав об Ане. Правда останься я там, чувствую, родители бы меня нашли спустя сутки в больнице, с проломленной головой. Если бы, конечно, вообще нашли. Но от этого не легче.
    Огни ночного города украшают улицы: сияющие вывески магазинов, переливающиеся разными цветами, подсветка дороги, гирлянды, протянутые от фонаря к фонарю через дорогу. Это удивительное зрелище. Как бы я не ненавидел центр, за его шум днём, ночью он – прекрасен.
    Встав со скамейки, я, наконец, принял решение дойти до дома. Мысли от произошедшего грузили голову. На душе было противное ощущение тлена и тлеющей злобы на самого себя. Поднявшийся ветер, слегка остудил пыл, но звук разбившегося стекла, смахнул все раздумья. Это было буквально за поворотом. Немного пробежавшись, я оказался перед магазином ювелирных украшений. Тот, кто это сделал, уже вовсю чистил витрины. Сигнализация сработала, и гул был слышен на всю округу. Не знаю, что меня побудило на это, но через минуту, я уже был внутри. Несколько силуэтов в темноте быстро прошмыгнули мимо меня, не дав опомниться, и скрылись из виду. Но один замешкался. Тихо подкравшись, я схватил грабителя, сжав руки на его груди. Но никакого сопротивления не последовало. Не думая, быстро сорвал с лица маску и оторопел. Передо мной стояла Анюта. Но на ней лица не было: бледная кожа. Вены отчётливо проступали по всей поверхности лица. А зрачки на столько расширились, что глаза казались чёрными.
    — Бог ты мой… Что с тобой… Ань?
    Ответа не последовало.
    В руке она держала большой крест, разукрашенный бриллиантами. Такие обычно носят рэперы. Сорвав украшение с руки, я выкинул его, куда глаза глядят. Что-то громко звякнуло, и Аня моментально обмякла в руках.
    — Что этот ублюдок с тобой сотворил?
    Понимая, что сейчас приедет полиция, я взял её на руки и что было сил, побежал домой окольными путями, стараясь не попадаться на даже едва освещаемые участки дороги.


    — Что происходит? Где я?
    — Очнулась… слава богу…
    Аня лежала на кровати. Я сидел рядом, последние полчаса, смачивая полотенце и прикладывая его ко лбу подруги. Её внешний вид уже относительно пришёл в норму. Но бледность и болезненный вид всё так и намекали мне вызвать-таки скорую.
    — Как ты себя чувствуешь?
    — Плохо. Голова болит. Тошнит.
    — Сейчас принесу воды.
    Встав с кровати, я отправился на кухню. Найдя стакан и наполнив его водой, я немного задержался у раковины. Взгляд упал на окно. Глубокая ночь. Мысли метались в голове. Что делать? Как быть? Как ей помочь? Нужно звонить в скорую. Она совсем плоха. Но если я это сделаю… Мы же были на месте преступления. Там стопроцентно были камеры. Нас сразу повяжут и будут большие проблемы. Но если не сделать звонок, она может и не дожить до утра. Я понятия не имею, чем её накачали, но эта штука… её лицо тогда. Что с ней стало от этого препарата…
    Рука потянулась в карман, сжав телефон. Палец разблокировал экран.
    «Что мне делать?»
    Стон Ани привёл меня в чувства. Рука сама сунула телефон обратно в левый карман, а ноги быстро понесли непослушное тело в комнату.
    — Вот, попей немного.
    Рукой, я помог Ане приподнять голову. Тут же заметил на шее кучу маленьких круглых отметин. Немного отпив, она оторопела. Я наклонился так, что крест, подаренный родителями, вывалился из-под футболки, повиснув у неё перед глазами. Зрачки Ани расширились. Она оттолкнула стакан и схватилась за голову.
    — Что с тобой? – спросил я испуганно.
    — Не знаю. Какие-то вспышки и образы. Голова раскалывается.
    — Постарайся поспать. Я буду рядом.
    Кивнув, Аня повернулась на бок. Я уселся в кресло и стал наблюдать за ней. Мысли превратились в кашу из ужаса, поиска решений и беспокойства. Усталость давала о себе знать, а мысль о необходимости звонка, с каждой минутой все более сверлила мозг, не давая покоя. И тут наступила тьма…


    Повсюду играли скрипки, эхом отдаваясь от каменных стен. Очень знакомый мотив. Нужно пробираться осторожно. Очень темно, но я кого-то ощущаю. Дыхание перехватывает от страха. Боюсь спугнуть здешних обитателей. Живы они, или мертвы – не имею понятия. Но нужно спешить.
    Башня затянута туманом. Плохо различаю предметы даже на пару метров вперёд. Он появляется ниоткуда. Тёмная ряса скрывает его тело. Но эта зловещая улыбка, оголяющая зубы. Руки поднимаются вверх и из туманя появляется Аня. Её лицо… прямо как в тот раз. Парень снимает капюшон. Могу различить его лицо. Это Ян. Сжимает кулаки. Глаза Ани наполняются кровью. Протягивает руки ко мне, и подруга бросается на меня…


    Открываю глаза. Уже светает. Бросаю взгляд на кровать. Её нет. Вскакиваю с дивана и протираю глаза. Нет, не мерещится. Её нет. На кровати остался только её мобильник. Беру его в руки. На экране отработанное напоминание. Включаю его. Все вокруг пронизывает странный ультразвук, эхом отдающийся в голове.
    «Мои предки иллюзионисты и гипнотизёры…»
    — Только не это…


    Ранним утром это место выглядит не лучше. Всё так же зловеще мертво. Опять этот забор. Я надеялся, что более не придется лицезреть его.
    Вот и подвал. На этот раз тут тихо. Но запах ещё сильнее. Что это? Захожу за ширму. Ступор…
    Это место ещё больше. Чем кажется. Настоящая лаборатория, или склад… Не могу определить. Ещё темно. Иду к единственному светлому участку. Ноги всё время обо что-то спотыкаются. Слышу мычание.
    «Это люди!?»
    Уже чуть ли не бегу к цели. Секунда, и я на твёрдой поверхности.
    — Что это за место?
    Недалеко вижу девушку. Она лежит на полу, не двигаясь. Бегу к ней.
    «Аня… Твою мать…»
    Девушка бела, как снег. Рядом лежит шприц. Взяв её на руки, я начал её трясти.
    — Аня… Анют.
    Но девушка не подавала признаков жизни. Взяв в руки шприц, я осмотрел его. Внутри ещё была странная синеватая жидкость. Бросив его на пол, я посмотрел на Аню.
    Пальцами начал прощупывать пульс на шее. Ничего…
    — НЕТ! АНЯ! ОЧНИСЬ! ЧЁРТ!
    Удар в голову, всё померкло.


    — Хватит! Завязывайте его бить! – Ян подошёл к парням, в самом разгаре веселья.
    — Надо его изукрасить хорошенько. Нехрен тут нас палить.
    — Он и так синий. Хватит с него.
    — Что делать то будем?
    — Ничего. Он оставил кучу своих отпечатков здесь. Дядя прикроет.
    — А что с девчонкой?
    — Свалим на него. Жалко конечно. Классная была…


    — Красивая история, Фирсов. Но, увы, все улики против вас. Камера зафиксировала ваше лицо во время ограбления. На шприце ваши отпечатки. Есть свидетели, видевшие, как вы шли за Пруновой Анной. Вам предъявлено 2 обвинения по статье проникновения на чужую территорию, хищению имущества и убийству человека. Моли господа, чтобы не сесть тебе лет на 30.
    — Я! НЕ! ДЕЛАЛ! ЭТОГО!
    — Расскажешь об этом в суде.
    Кулаки сжались до предела. Слышен был даже треск костей. Внутри всё горело.
    «Если бы я не протупил и сделал тот несчастный звонок…»


Comments 0