Server sync... Block time in database: 1633613349, server time: 1653220288, offset: 19606939

Когда все умрут [ Глава 2 ч2 ]


Автор: Я Дмитрий Стаин

МОЯ Группа: Вконтакте

⛔Рассказ содержит жестокие сцены насилия и садизма. Эмоционально восприимчивым людям читать не рекомендуется⛔

ЧАСТЬ 1

Глава 1 ч2

2 глава: тучи сгущаются

Их повешенные тела висят и раскачиваются, словно новогодние игрушки на праздничной ёлке. Закрываю глаза и начинаю глубоко дышать. Сердцебиение замедляется, дыхание ровное. Я спокоен. Вряд ли в семейные развлечения входит массово заканчивать жизнь самоубийством. Особенно при лежащей в хосписе родственнице. Нет, тут явно что-то не чисто.
Судя по деловому костюму и начищенным туфлям, это был отец Джейн. Еще трое? Глядя на одежду представительниц слабого пола, можно предположить, что это мать и тётушки. Пятый был подросток – младший брат Джейн. Она всегда говорила, что Оливер любит носить всё белое, но к вечеру одежда меняет свой цвет, покрываясь грязью, так как он постоянно где-то ошивается. Что же, смерть всех объединила. Только кто это организовал?
Пистолет, к сожалению, у меня дома, так что на случай, если убийцы решат вернуться или, что хуже, еще где-то в доме, я абсолютно беззащитен. Нужно срочно вызвать полицию.
Замечаю на кухне телефон, прикрепленный к стене. Нужно срочно с этим разобраться. Подхожу, снимаю трубку и подношу к уху. Гудки есть. Вероятно, убийцы, грабители, ну или те, кто тут побывал, не продумали такой простой момент. Набираю номер “911” которые должны сами со всем разобраться.
— Это девять-один-один. Что у вас случилось? – Спрашивает женский голос.
Замечаю на стене газетную вырезку в стеклянной рамке. “На местном мясокомбинате были убиты люди, напрочь лишенные рассудка. Доподлинно неизвестно, что находилось в головах людей, убивавших и похищавших мирных граждан, которые потом числились пропавшими без вести на протяжении нескольких лет.”
— Вы меня слышите? Что произошло? Вы можете говорить? Алло! – Голос девушки сделался тревожным. Я слышу, как она начала стучать по клавиатуре. Вешаю трубку на место, чтобы она не успела вычислить местоположение. В статье упоминаются лица, которые получили благодарность от самого мэра. Странно, что не упомянули Майка, который держался до последнего и даже смог спасти тело Эвана, на период нашего с ним обмена. Столько фамилий –Эдвардс, Тёрнер, Грин, Филипс, Дэвис, Браун, Тейлор…
Квентин Эллиотт Тейлор. Неужели отец Джейн был причастен к истреблению тех тварей в роковую ночь? Девушка рассказывала, что отец несколько лет назад, оставил службу после того, как её бабушка слегла, так как ноги отказали. Отец решил больше уделять заботы и внимания своей матери.
Стремительно выбегаю из кухни и бегу наверх, где вероятнее всего лежит старушка. Быть может, ей повезло больше, чем родственникам.
На втором этаже бардак в разы превосходящий тот, что этажом ниже. Такое чувство, что неизвестные крушили всё налево-направо. Вижу, что все двери распахнуты. Проходя по коридору, заглядываю внутрь. Всюду беспорядок. Неожиданно в одной из комнат замечаю сидячего человека на кровати, накрытого одеялом. На тумбочке, рядом со сложенным инвалидным креслом стоят, аккуратно разложенные медицинские препараты.
— Мисс? Вы меня слышите? Вы в безопасности, - отвечаю, хотя я сам не уверен в силе своих слов. Что-то не так. При любом раскладе было бы заметно любое движение, ведь у неё не работают только ноги. Резко сбрасываю одеяло. Вспоротое тело, кишки, которые тянулись от живота, были обмотаны вокруг шеи. Губы сжимали кровавый листок, где красовалась дата: 21.09.1970...дата кровавой ночи, когда безумный лидер, именуемый "ведущим" решил устроить анархию, убить моего брата близнеца Эвана – свидетеля тех кровавых событий. Такими людьми правит хищный, животный инстинкт, что преобладает, затмевая разум.
Возвращаюсь к телефону, висящему на кухне. Достаю из кармана кошелек. Что же, время обернуться к прошлому лицом. Достаю номер Томми и набираю его.
Гудок…еще один.
— Полиция штата Луизиана, чем могу помочь? – Обращается ко мне диспетчер полицейского департамента.
— Добрый день. Мне бы услышать Томми Вилсона.
— Соединяю, - голос девушки обрывается.
— Убойный отдел. Детектив Томми Вилсон, слушаю, - его голос напоминает мне его отца Майка. Такой же спокойный, готовый выслушать.
— Томми, привет. Это я, Эви…Эван, - поправляю себя я, - не знаю, как объяснить, но мне нужно, чтобы ты приехал и сам всё увидел.
— Привет. Что-то важное? А то путь до вашей дыры не очень-то и близкий, - с насмешкой отвечает он. Ладно, приведем убедительный довод.
— Кажется, это опять началось, - отвечаю я, - то, что сломало наши судьбы.
Повисло молчание, отчего мне показалось, что связь оборвалась.
— Томми?
— Продиктуй адрес, выезжаю.
Указываю ему нужные координаты, но что-то внутри меня подсказывает, что придется привлечь к этому и еще одного человека, чью психику и так здоровье изрядно покалечили.
— Я знаю, где этот дом, буду через несколько часов, - отвечает Томми.
— Окей, но просьба есть. Подъешь к старшей школе.
— Сэм? – Спрашивает он. Несложно было догадаться.
— Именно.
— Понял.
Достаю другой номер, и набираю номерстаршей школы, где работает Сэм.
Гудок, гудок, гудок.


— Так ребятки, сдаем листочки. На дом изучить следующие два параграфа и удачно оттянуться на выходных, - как только последний ученик покинул кабинет, Сэм облегченно плюхнулся в кресло. Следующие часы предстояло посвятить проверке контрольных, письменных работ и всему тому, чем занимаются преподаватели в школе. Впрочем, Сэм свою работу любил. Кабинет “401” был его зоной комфорта, его настоящим домом. В нем парень был хозяином. Частенько ночевал здесь, когда у супруги начинался период “Тысяча и одна мелочь для выедания мозга”, когда было проще спрятаться на другой планете, чем оправдаться за каждый сделанный вздох. Каждая вещица в этом кабинете находилась там, где было удобно Сэму. От фляжки с кукурузным виски в среднем ящике стола, до фотографии любимой жены в деревянной рамке, которая стояла на этом же столе. Подпись на фото гласила “С того самого дня”. Тот год врезался в память уничтоженным коленом и кошмаром, с которым ему пришлось столкнуться. Однако в этом кошмаре был единственный светлый момент, ведь именно больнице Сэм познакомился с ней. «Милая девушка». Правда, уже успели поспорить на тему сериалов, после чего она назвала меня придурком. “Но, как я понял, она меня хочет” – ответил он тогда Эвану.
— Иисус, больше 20 лет прошло, - пробежало у него в голове.
Однако, вместе с воспоминаниями об их первом походе в кино, первом сексе и заветном “Выходи за меня”, как бушующая стихия, как зверь, что томился взаперти долгие годы, нахлынули воспоминания той жуткой игры, из которой он не смог выйти победителем, или смог? Раз уж остался живым…
Сэм на мгновение замер в кресле, его взгляд потух, как догоревшая свеча.
“Мое число шесть. Кидай, котик” - его лицо побледнело, дрожащими руками он потянулся за таблетками.
“— Зачем? Пожалуйста! - парень паниковал, слезы текут по щекам, - дайте мне шанс!”- руки почти не слушались, он никак не мог справиться с крышкой.
Инструмент завизжал- спасительная капсула все-таки оказалась во рту, и Сэм тут же ее проглотил, облегченно рухнув назад в кресло. Руки успокоились, а на лицо потихоньку возвращалась краска. Голова раскалывалась, а визжание работающей дрели звенело в ушах. Боль в колене была настолько пронзительной, что Сэм отчетливо вспомнил, как сверло вошло в коленную чашечку.
Он понял, что еще чуть-чуть, и сойдет с ума, нужно было поговорить с живым человеком и неважно о чем, главное заглушить стук кубиков и рокот дрели в голове.
Не успел он до конца отойти от очередной панической атаки, как в дверь его кабинета раздался слабый стук.
— Войдите!
В кабинет вошла старушка, которая приходилась родственницей директору, а иначе кому она тут была нужна, когда мисс Уолш могла бы уже сидеть со своими одногодками в пансионате и играть в лото, стараясь закрыть нижние ряды.
— Здравствуйте мистер…, - она дрожащими руками полезла в карман. Сэм понял, что дело не быстрое.
— Здравствуйте мисс, Уолш. Чем могу помочь? Вы не спешите, сейчас я вам стул подам, - Сэм встал из-за стола, опершись на трость подошел к шкафчику, где на стуле лежали учебники по истории.
Пожилая женщина тем временем смогла надеть свои очки. Преподаватель переложил учебники на книжную полку и уже поставил стул к своему рабочему столу.
Пожилая женщина смотрела куда-то в сторону.
— Я забыла, зачем пришла, - призналась она, и начала мять листок в руках.
— Мисс Уолш, может чаю? Расскажете, как ваш дед охотился на мамонтов, или про мужа своего, - женщина не поняла шутки.
— Мой муж, будучи военным, погиб в аварии, - сурово ответила она, но все также продолжала мять листок и припоминать.
— А ну да…римский центурион погиб в гонках на колеснице при Цезаре, бывает, - сказал он и заметил листок в руках пожилой.
— Мисс Уолш, листок можно? – Женщина растерянно подала ему его.
— Эм…почерк как у моего врача, что выписывает мне рецепт.
Все-таки Сэм смог разобрать одно слово.
— Кто звонил? – Спросил он.
Старушка словно ожила.
— Трубка! Вас ждут! Мужчина какой-то…
Сэм хотел было громко пошутить про её почерк и что мама наверняка родом из Египта, когда писали иероглифами, но, уже опираясь на трость, поспешно выбежал из кабинета.


— Алло, это…старшая…школа города Растон, - голос старушки, произносит каждое слово так медленно, что я смог бы без труда десять раз сказать, кого хочу услышать.
— Мне бы, пожалуйста, Сэмюеля Стоуна
— Кого? – Переспросила она. Сколько же этой женщине лет?
— Учителя по истории!
— Сейчас позову…- ответила она. Думаю, что пока она дойдет до его класса, забудет вообще, зачем куда-то шла.
Присаживаюсь на пол, провод телефона растянулся до максимума. Надеюсь, что база трубки прочно закреплена, а иначе я получу хороший удар по голове.
Прошло минуты три, наверное, прежде, чем я услышал громкий стук, то наверняка был Сэм со своей тростью. Пожалуй, это подарок судьбы, что он не остался в инвалидном кресле.
— Эван, прости чувак. Пока этот мешок с пылью дошел до меня, промямлила что-то на древнегреческом, пока я смог это перевести, пока доковылял до трубки. В общем, я тут, - отвечает он, слегка задыхаясь.
— Привет. Не хочу тебя отвлекать от занятий, но у нас проблема. В общем, Томми за тобой заедет в течение нескольких часов, - отвечаю я.
— Томми? Но зачем? – Голос Сэма напрягся, - зачем он приедет сюда, мотаться в такую даль, для чего?
— Просто выйдешь и сядешь в машину, - я повесил трубку, во избежание лишних вопросов.

Выхожу из дома. Тучи сгущаются, вот-вот польется дождь. Подхожу к калитке, но…по пути думаю, что будет весьма опрометчиво оставлять отпечатки. Достаю платок из кармана. Он весь в крови Джейн. Чёрт, не получится. Ладно, потом вытрем полотенцем. Открываю дверь и подхожу к машине, откуда извлекаю маленький фотоаппарат, лежавший там с прошлого уикенда, когда я посетил морг для изучения анатомии, заплатив пару десятков долларов работнику.
Возвращаюсь назад. Важно запечатлеть всё, пока здесь нет ищеек из отдела убийств. Тела все также раскачиваются, медленно и по часовой стрелке с периодичным поскрипыванием. Странно, но как-то неизвестным удалось их туда подвесить, ведь высота то немаленькая, да и тела весили далеко не пару кило. Делаю несколько снимков и поднимаюсь наверх. Плоть старушки разбухла. Очевидно, что это произошло или вчера вечером или ночью. Подхожу к трупу, чей тошнотворный запах способен вывернуть наизнанку даже самых матёрых судмедэкспертов и делаю снимок послания из прошлого.
Выхожу из комнаты и фотографирую бардак, который оставили после себя неизвестные.


Два часа спустя.
Я запечатлел на аппарат все, что можно было. Теперь же сижу на улице и выкуриваю вот уже третью сигарету подряд. На меня эта дрянь не оказывает совершенно никакого влияния, разве что можно подымить, чтобы скоротать время. Достаю из кармана кошелек, чтобы убрать визитку Томми, которая после звонка лежала в одном кармане с зажигалкой. Открываю бумажник. Помимо кредитки, десяти долларов и двадцати пяти центов, я все зачем-то храню фото Николь. Быть может это как напоминание о брате? Скажи ей, что я Эви, в теле Эвана, прямиком бы оказался в психушке. Странно, что она единственная, кто долгое время после тех событий общалась со мной, словно ничего этого не было. Помню, как в старших классах, на выпускном, она поцеловала меня в губы, но я ничего не почувствовал. Она извинилась. Это был последний поцелуй и последний день, когда я её видел.
Эван и Николь точно бы сделали жизнь друг друга насыщенной, когда я вообще ничего не могу. С моим мировоззрением мне самое место быть в тени.
За воротами раздается гудок машины. Наконец-то.
Подхожу к забору и открываю дверь. Из машины выходит Томми. Кеды, синие джинсы, ветровка поверх черного джемпера. Сойдет за обычного студента, разве что на груди красуется полицейский жетон.
— Приехали быстро, как могли, - отвечает, - здорова Эван.
— Привет, - отвечаю я, и пожимаем друг другу руки.
Из машины аккуратно вылезает Сэм. Не зная, что лучше сначала вытащить наружу – трость или свою ногу.
Сделав, наконец, лучший выбор, друг вышел из машины.
— А теперь скажи, что столь важное произошло, что заставило меня покинуть класс и не проверять тесты всяких раздолбаев? – Сэм, протягивает руку. Очередное рукопожатие.
— Я ничего не рассказал, так как посчитал нужным, что вы сами должны увидеть, - оправдывается Томми, потирая лоб, где когда-то ему вырезали на лбу слово: «мама».
Молодой полицейский первым пошел вперед, Сэм неохотно плелся позади.
— Как нога? – Спрашиваю я, зная, что боли всегда возвращаются, как напоминание о той ночи.
— Порой жалею, что её вообще не отпилили, ибо препараты не всегда оказывают положительный эффект, — Сэм несмотря на те перемены, что произошли в теле Эвана, продолжает общаться со мной и всячески поддерживать. Однако он неоднократно спрашивал, почему я так сильно изменился. Я попытался ему объяснить, как всё обстояло на самом деле. Некоторую правду люди не могут понять или отказываются понимать. Мы не можем их за это винить.
Поднимаемся на порог дома. Надеюсь, что моральной выдержки хватит у обоих, ну или, во всяком случае, Сэму.
— Это полный...абзац, - громко крикнул Томми, задрав голову.
Сэм перешагнул через порог, но заткнул рот рукой. От трупов уже начал исходить запах.
— Колено начало болеть, стоило мне подойти к дому, - признается Сэм, - скажи, то, что там сверху - повергнет меня в шок?
— То, что сверху - нет, а вот этажом выше - даже меня задело, - отмечаю я.
Томми услышал мой ответ и стремительно побежал наверх.
— Ох, Эван, мне это уже не нравится.
Мы с Сэмом поднимаемся наверх. Стоит ли предупредить его заранее? Думаю, что нет. Он должен оценить всю серьезность ситуации целиком.
Томми стоит у входа в комнату, закусив кулак.
— Нет Эван, ну его нахер, - Сэм облокотился на стену и начал дышать тяжело.
Подхожу к Томми.
— Знаешь, я всегда выезжал на жуткие места преступлений, но такое…такое я видел только в архиве по делу “противогазов”
— Ребят, вы потом опишите мне словами, а я пойду пожалуй на улицу, - Сэм поплёлся к лестнице.
— Я уже запечатлел на фотоаппарат что мне нужно, можно, наверное подчищать следы и вызывать копов.
Резкий грохот со стороны холла заставляет нас с Томми обернуться и броситься в сторону шума.
Сэм лежит на полу, трость валяется рядом. На моем друге лежит тело мистера Тейлора с оборванной веревкой на шее.
Томми и я стремительно спускаемся вниз. Замечаю, что тела под весом покосили люстру. Нужно срочно валить отсюда.

Глава 3


Comments 1