Server sync... Block time in database: 1633603350, server time: 1653219590, offset: 19616240

Когда все умрут [ Глава 1]


Автор: Я Дмитрий Стаин

МОЯ Группа: Вконтакте

Глава 1

1970 год.
— Эван, Эван проснись, пора в школу, - почему моя мама должна своим приятным голосом начинать утро с такой отравляющей фразой? Поворачиваюсь на другой бок и накрываюсь одеялом с головой. Желания вставать ровным счетом никакого.
— Я знаю, что ты проснулся, - отвечает она, - у тебя есть несколько минут на то, чтобы поднять свой зад, прежде чем тосты окажутся в твоей тарелке, и из горячего завтрака превратятся в холодное невкусное нечто.
Она уходит, а теплая кровать так и манит остаться в ней на все оставшееся утро. Не люблю школу. Да кто её вообще любит?! Учителя задают много домашки, Гайлс – главный рыжеволосый хулиган со своими прихвостнями, снова отберут деньги, а может опять запрут где-нибудь. Лучше, конечно, посидеть в тесном ящике, чем тебя изобьют на глазах у девчонок, и потом придется стыдливо прятать глаза.
— Ты же знаешь, что так или иначе тебе придется вставать, - уже другой знакомый голос берет ситуацию в свои руки.
Я сбрасываю одеяло и встаю.
— Вот, Эви! Я встал, доволен? – Спрашиваю, и выискиваю свои тапочки после вчерашнего футбола ими перед сном. Мой друг полная копия меня, близнец. Проблема лишь только в том, что его вижу только я, а родители и сестра нет. Хотя мой психолог назвал это редким случаем, тем не менее, вполне естественным для моего возраста.
— Молодец, а теперь оденься, а то эта пижама с медведями мне не нравится, - отвечает он.
Достаю из-под кровати свою обувку, которая с течением времени покрылась паутиной.
— Как думаешь, внутри паук? – Спрашиваю я, но Эви уже пропал. Он всегда любит приходить и исчезать, как и когда ему вздумается. Пожалуй, тапочки надо выкинуть, а то там, наверное, паук спит или даже паучата ждут маму. Брр, надо вернуть это на место.

Чищу зубы и, сев на пол, открываю черный ящик с оранжевыми ручками. Кажется, Эмми снова была тут, а иначе не знаю, как объяснить наличие какой-то продольной белой штуки с одной полоской. Я видел, как она пару раз заходила в туалет с упаковкой таких, и потом почему-то прячет в ящике с инструментами, который когда-то принадлежал моему отцу. Лично я тут прячу свой игрушечный магнум, пару бейсбольных карточек с игроками “Бостон Рэд Сокс” питчером Джимом Лонборгом и Кэтчером Карлтон Фиск. Они весьма ценны для меня.
Достаю следом пару гильз, что я нашел в лесу, когда моего воздушного змея унесло прочь. Сегодня обменяю их на карточку с Карлом Ястрземски у своего нового знакомого в классе. Новичок оказался не таким уж тихоней. Сразу зарекомендовал себя как превосходного бьющего в бейсболе. Тренер даже сам подошел к нему и попросил вступить в нашу команду, которая является просто середнячком в городской школьной лиге.
Спускаюсь вниз, уже одевшись в потертые, но любимые джинсы и белую футболку, которую мама постирала и погладила с вечера. Всегда любил этот цвет, ибо он идеально сочетается с моими черными кедами в белую полоску, которые я смог купить сам, продавая печенье скаутов.
— Ты вовремя, - отвечает мама, ставя тарелку на стол, где уже лежат вкусные, запеченные тосты. Осталась только одна вещь, которая сделает этот день еще чуточку лучше.
— А где шоколадный сироп? – Спрашиваю я. Тут же на стол ставится пластиковая бутылка с изображением рыженького паренька, лицо которого измазано пастой. Хорошо, наверное, быть популярным. Твое имя на этикетках, наверняка вся комната заставлена игровыми автоматами, а еще, наверное, есть почти все биты и мячи, подписанные лучшими игроками бейсбола в мире.
— Фантазер, о чем задумался? – Эмми пришла, тем самым прервав мысли о том, как живут богатые дети. Лично у меня одежда от сына маминой подруги, который старше меня на два года. Немного стыдно первое время, но потом одежда как-то роднится, и можно носить спокойно.
— Да ни о чем, - отвечаю я. Я как-то рассказал ей, что у меня есть оружие против пришельцев, так она не отнеслась к этому серьезно. Поэтому, больше Эмми я ничего и никогда не скажу, пусть её изжарят инопланетяне своими бластерами.
— Мам, мне нужно два бакса, - заявляет сестра. Два доллара. За такие деньги у мистера Брауна можно купить вкусные тянучки. Мама, конечно же, даст ей эти деньги, ибо как мне объяснили: “так как она уже взрослая девушка и у неё есть свои потребности”. Скорее бы мне тоже пятнадцать, чтобы у меня была своя машина, деньги.

Выхожу на улицу. Рюкзак на спине, где лежат завтрак, пара учебников и те самые две гильзы охотничьего ружья. Живем мы в тихом районе, где шум мотора отдаленно можно услышать за пару кварталов отсюда.
Вдруг до меня доносится рычащий звук автомобиля, из-за угла выворачивает красная машина. За рулем сидит Стив в своих новомодных черных очках. Ветер развевает Стивены каштановые волосы и ворот клетчатой рубашки. Его автомобиль “Ford Falcon” был подарен отцом на день рождения. Все, что я знаю – это то, что он очень, безумно богатый. Будет классно, если Эмми выйдет за него, и нас заберут жить в большой особняк.
— Привет Эван, - он остановился напротив меня, и протягивает руку, с которой свисают часы на кожаном ремешке. Наверняка эти часы стоят дороже меня.
— Здорова, - бодро отвечаю я, и пожимаю его руку. Он снимает очки, его карие глаза смотрят мне за спину. Оборачиваюсь. Из дома выходит Эмми. Мне кажется, что почти вся существующая у нее одежда – это короткие шорты, футболка и кеды, ибо только в них я ее всегда и вижу.
— Давай малый, не скучай, - отвечает Стив, снова надевая свои очки и улыбнувшись своей белоснежной улыбкой, заводит двигатель.
— До вечера братец, - с этими словами сестрица прыгает в машину. Они уезжают, а мое внимание приковывает школьный автобус, который, как желтая черепашка, плетется не спеша к моему дому.
Наконец он останавливается дверьми напротив меня, и те с грохотом открылись, донося до меня искрящийся смех детей, едущих в школу. Видимо, это мой персональный ад.
Я поднимаюсь в салон автобуса. Десятки глаз смотрят на меня, и мне не особо приятна такая популярность. Направляюсь в самую заднюю часть автобуса, где как раз заприметил свободное место.
— Привет Эван, - отвечает Николь, отвлекшись от беседы со сплетницей Викторией. Она красивая, но странная. Девочки все странные.
Неожиданно чувствую препятствие, ибо шаг дается с трудом. Падаю и ощущаю, как больно моему подбородку. Волна смеха охватила весь автобус, но главный смех исходит от зачинщика – Гайлса.
Быстро поднимаюсь и сажусь на свободное место. Футболка, которая была идеально белой, стала теперь грязной, с продольными полосками от пола. День окончательно испорчен.
— Встань и врежь ему, - голос Эви доносится откуда-то из автобуса, но я его не замечаю. С ним лучше не разговаривать при посторонних, ибо его никто не видит, кроме меня конечно.
Смотрю на свое отражение в окне, откуда Эви смотрит на меня неодобрительным взглядом.
Делаю вид, что не хочу замечать его.
— А ну встал. Подошел. Ударил, - настойчиво требует он. Ему-то проще говорить, сдачи получу я, а не он, да и страх физической боли меня как-то угнетает.
Эви растворился также внезапно, как и появился. В отражении был трусливый кролик, который любит бейсбол и белый цвет одежды.

Автобус останавливается у школы. Обитель знаний, спорта, невкусной еды в столовой и хороших игр на переменке. Я не спеша волочусь в потоке желающих покинуть автобус.
— Прости Гай, - ответила Николь, которая вышла из автобуса.
— Ты совсем что ли? Ты наступила на мои новые кроссовки, - кричит на неё этот рыжеволосый ублюдок.
Я выхожу из автобуса, и вижу, что бугай перегородил дорогу Николь, а рядом стоят его прихвостни и лыбятся.
— Сколько еще раз мне извиняться? – Спрашивает девочка дрожащим голосом, чуть ли не со слезами на глазах.
Сердцебиение учащается, комок страха подкатывает к горлу. Ладно, время вспомнить какие-то фильмы. Главное мне первым ударить, а дальше нас должны разнять.
Кладу рюкзак на газон и подхожу к парню со спины. Он выше меня на голову и крупнее тоже. Говорят, что он копия своего отца, который сидит где-то в тюрьме за убийство.
— Г…Гайлс, - обращаюсь я к нему. Но то ли у меня голос тихий, то ли он увлекся.
— Гайлс! – Произношу его имя так громко, что даже испугал сам себя.
Тот оборачивается и улыбается.
— Смотрю, новый стиль пришелся нашему другу по вкусу. Тебе идет, Эван- отвечает он, и его дружки оценили шутку одобрительными смешками.
Сжимаю кулак и резко бью его по лицу. Он падает, а я начинаю махать рукой от неимоверной боли. Наверное, я её сломал.
— Ты покойник! - орет он мне. Николь тем временем стремительно бежит в школу, и оглядывается, не убили ли меня еще.
Хватаю рюкзак, срываюсь с места и бегу, куда глаза глядят. Бейсбольные тренировки приносят свои плоды, тем тварям будет непросто меня догнать, но плохо, что он не учит избивать этих гадов.
Я бегу так быстро, как только могу. Позади доносятся крики Гайлса и его друзей. Мне кажется, что с моей скоростью мне место в легкой атлетике. Но, возможно, просто желание не быть убитым сейчас всё решает.
Сворачиваю на пустынную дорогу, где никто не проезжает бог знает сколько лет после того, как закрыли мясницкую фабрику из-за нарушений. Вижу забор, который открыт. Надеюсь, что охранник меня укроет. Во дворе замечаю машину. Господи, это же тачка Стива. Надеюсь, что драться он умеет.
— Стив! – Кричу я, но только тишина и мои шаги отдаются эхом в ответ.
Множество помещений с навесными замками. Куда же он с Эмми ушел то? Выхода нет, и будет мое тело тут лежать. А я еще не целовался с девочкой, не обвинил их во всех грехах, не стал звездой бейсбола. Господи, за что?
Замечаю дым из трубы со стороны одного производственного здания.
Забегаю в цех, ибо только там была открыта дверь. Внутри темно, но тусклая лампочка впереди дает понять, что здесь работают, да и слышно, что где-то гудит какое-то устройство. Вдоль стены расположены различные мусорные контейнера и прочее тряпье.
Поворачиваю за угол, здесь железная дверь с окном.
Внутри кто-то есть. Ставлю под дверь, два красных сломанных кирпича, которые то и дело крошатся, осыпая все вокруг красноватой крошкой. Поднимаюсь.
Обезглавленные тела Эмми и Стива висят на мощных крюках. Человек в фартуке и с противогазом пытается снять часы с тела парня моей сестры. Двое других начинают раздевать их и зачем-то смазывают тело каким-то раствором. Огромный мясницкий нож, какой только можно увидеть в фильмах ужасов, окончательно добивает во мне всякие зачатки смелости. Делаю шаг назад, но забываю, что стою на кирпичах. Падаю, и весьма громко.
— Ты где, урод? – Гайлс уже кричит на улице, и видимо его дружки отстали.
Я ныряю в ближайший мусорный бак, и через трещину в ней, вижу, как рыжий хулиган мечется по двору. Вдруг по коридору на его крики выходят двое в противогазе. От них несет какой-то кислотой.
Странно, но один из них, куда-то нажимает, и ворота закрываются, отбив окончательный путь отхода.
— А вы еще кто? – Гайлс без страха стоит и пытается понять кто перед ним. Один хватает его за руки, но он пытается вырваться. Другой достает нож и засаживает ему в живот. Я окончательно забиваюсь в углу контейнера, и мне становится страшно. Эмми, Стив, теперь еще и Гайлс…
Наблюдаю через отверстие. Один волочит его по полу прямо в ту ужасную комнату, оставляя на земле огромный кровавый след, протянувшийся до самого места пыток.

ГЛАВА 2


Comments 0