Server sync... Block time in database: 1633605039, server time: 1653219696, offset: 19614657

Когда все умрут [ АЛЬТЕРНАТИВНЫЙ ФИНАЛ ]


Автор: Я Дмитрий Стаин

МОЯ Группа: Вконтакте

ГЛАВА 1

ГЛАВА 2

ГЛАВА 3 Часть 1

ГЛАВА 3 Часть 2

ГЛАВА 4

ГЛАВА 5

ГЛАВА 6

ГЛАВА 7

ГЛАВА 8

ГЛАВА 8 Часть 2

ГЛАВА 9

ГЛАВА 10

ГЛАВА 11

ГЛАВА 12


⚠⛔Уважаемые читатели. Прежде, чем вы приступите к чтению, администрация группы предупреждает вас о сценах насилия, особого садизма. Данная глава не рекомендована для лиц младше шестнадцати (16) лет, впечатлительных людей, лиц с неустойчивой психикой. Если вы не относите себя ни к одной из выше указанных категорий, то милости просим. С этого момента мы не несем никакой ответственности за любое воздействие данной главы на вас, или вашу психику. Выбор, читать или нет, исключительно в ваших руках. ⛔⚠

АЛЬТЕРНАТИВНЫЙ ФИНАЛ

Сквозь затуманенный разум чувствую, как меня куда-то тащат, держа за ворот одежды. Открываю глаза, но вижу лишь чью-то спину. От мелькающих деревьев начинает рябить в глазах, и я снова проваливаюсь в небытие.
Кто-то шлепками по лицу пытается привести меня в чувство. С трудом разлепляю глаза. Все мутно, но я понимаю, что напротив меня кто-то стоит. До меня доносятся его слова, но трудно разобрать, чей это голос. Я словно в вакууме, лишь улавливаю запах чего-то жаренного и явно подгоревшего.
— Эй! - лицо склонившегося ко мне Ведущего, как в замедленной съемке, появилось у меня перед глазами. Я сразу вспоминаю последние события и, как подтверждение, рана в животе взрывается вспышкой боли. На мгновение я снова теряю сознание, но пощечина от Ведущего снова возвращает меня в реальность. Понимаю, что не связан. Я силюсь понять, где мы все находимся. Вдоль стен стоят многочисленные пластиковые контейнеры, в углу железная дверь с окном. Меня бросает в дрожь, а по спине стекает ледяной пот. Мы на том самом мясокомбинате.
— Ты чуть не пропустил все самое интересное. Посмотри, Эван - он распрямляется и обводит рукой присутствующих - здесь все твои друзья. Или почти все, - он нахмуривает брови, в задумчивости чешет подбородок, но спустя мгновение хлопает громко в ладоши, от звона которых я вздрагиваю.
— К сожалению, нашу игру дерзко прервали, но мои мышки задержат их на часик уж точно. - Продолжает он, - а мы пока закончим начатое.
Я оглядываю присутствующих, увиденное полностью поглощает мое внимание: справа мама сидит, привязанная к железному стулу, голова ее опущена так, что волосы полностью закрывают лицо. Заметны дрожащие руки, ноги все в царапинах. Примерно в нескольких футах от мамы, подвязанная за руки к потолку, висит Эмма. Щиколотки ее, как и руки, плотно связаны и закреплены к крюку, торчащему из бетонного пола, кроме трусов на ней ничего, и я невольно заливаюсь краской. Недалеко от нее стоят противогазы с дубинами, на круглых концах которых острые шипы , рядом у их ног лежат двое полицейских, оба без сознания, и я думаю, что они уже мертвы. Слева от себя слышу детский плач. Поворачиваю голову и вижу Томми, он находится в какой-то клетке. Царапины на лбу покрылись коркой, личико измазано кровью, лишь часть щек почти чисты от бесконечного потока слез. Ребенок смотрит куда-то вдаль, в глазах его столько боли и непонимания. Пытаюсь отследить его взгляд... У противоположной от нас стены, двое противогазов явно кого-то разделывали, приличный ошметок мяса висел на вертеле над разгорающимся огнем.
— Мама - проговорил Томми, и слезы ручьями снова потекли по его щекам.
Осознание происходящего моментально приводит меня в чувство, запах мяса становится более насыщенным, звуки ломающихся костей Кристи, чей-то топот и разговоры Ведущего с девушками, все это разом вошло в мое сознание.
— Да, Эван, как видишь, Майка с нами нет. Надеюсь, он сдох, а твой дружок лежит без сознания, все там же, - и Ник рассмеялся, а вместе с ним захихикали подошедшие с двух сторон Джулия с Анастейшей. - ну, не будем терять время и закончим начатое, пока к нам опять не нагрянули незваные гости.
Джулия ехидно улыбнулась. На этот раз она не была в маске, ее лицо лишь растянулось в хищной улыбке. Вся троица, развернувшись, отправились к висящей Эмми. Сестра же, увидев это, пытается освободиться, но безуспешно. Вдруг раздался глухой стук, а затем стон, мы все смотрим в сторону источника шума. Один из полицейских лежит в неестественной позе, в руке зажат пистолет. Кажется, он пришел в себя и хотел выстрелить, но противогаз оказался быстрее, настолько, что острые шипы его дубины почти полностью впились в затылок несчастного.
— Мда... Минус один. Жаль. - Задумчиво проговаривает Ведущий. Джулия в это время скрывается за железной дверью, и почти сразу возвращается, держа в обеих руках нечто похожее на грабли. Одна палка заканчивается железной толстой полоской, от нее тянутся четыре согнутых на концах зубья, другая больше походила на куриную лапу, такая же железная, но с тремя более изогнутыми крюками.
— Не стану рассказывать, что это такое, сейчас сами все увидите. - Подал голос Ник - приступайте, дорогие мои.
Джулия передает одно из орудий Анастейше, и они вдвоем начинают калечить мою сестру.
Блондинка замахивается и одним ударом вонзает четыре штыря в бок Эмме. Дикий крик не заставляет себя долго ждать. Лоскут кожи, а с ним кусок мяса упали на пол. Тут же подбегает один из противогазов, жаривших тело Кристи, и подбирает этот кусок, на ходу пытаясь откусить.
— Вечно голодные, - вздыхает Ник.
Джулия не остается в стороне от «веселья», и наносит удар со спины. Хруст сломанных костей слышен даже мне, от запаха крови меня начинает тошнить. Чувствую, как к горлу подкатывает ком, боль в животе еще больше усиливается и меня скручивает спазмами.
— Оу. я думал, ты крепче. Даже восхитился твоей стойкостью. - с горечью произносит Ведущий. Но из-за истошных криков Эмми его толком не слышно.
Девушки в это время уже успели ободрать до костей руки и ноги моей сестры. Я перевожу взгляд на маму, которая сидит все так же, лишь изредка вздрагивая. Смотрю на Томми, который забился в угол своей клетки, и теперь закрывает уши ручками, лицом уткнувшись в коленки.
Эмми теряет сознание, и ее голова безвольно свисает на грудь. Кожа лоскутами свисает с рук, ног, боков, у ног валяются ободранные куски плоти. Чуть поодаль замечаю что-то белое, лишь приглядевшись, понимаю, что это часть ребра. Меня снова мутит, от спазмов открылось кровотечение, подо мной образовалась лужа крови. Чувствую, как снова теряю сознание.
В чувство меня приводит вопль Эмми. Открываю глаза. Вижу, как Джулия всаживает свое орудие в левое бедро моей сестры и медленно ведет его вниз, тем самым снимая как можно больше плоти. Довольно крупный шмат мяса падает, прям на ногу Джулии, заляпав кровью ее белые балетки и часть кожи. Но она, кажется, даже не обратила на это внимание. С интересом осмотрев открывшуюся кость, девушка подходит к Нику и что-то шепчет ему на ухо. Его брови сразу взметаются вверх, и он одобряюще кивает. Рыжая маньячка разворачивается и направляется обратно, но теперь просто встает рядом с Анастейшей, которая зубьями проводит по ранам Эммы, тем самым доставляя ей еще большую боль. Ник подходит к противогазам и дает указание принести покрышку от колеса с канистрой, полной бензина, и те сразу удаляются через железную дверь. Они решили здесь все сжечь? Тем лучше.
— Эван, ты любишь мясо? - как-то обыденно спрашивает Ведущий.
— Н-нет, не очень - от одной мысли, чем меня здесь могут накормить, желудок снова свело спазмами, но я понимаю, что это от голода. Сколько я не ел? Дня два точно.
— Жаль, ты же не протянешь долго. Посмотри, какая в тебе дырень, сквозь которую, наверное, можно смотреть, как сквозь бинокль. - Говорит он и начинает смеяться.
В цех возвращаются двое противогазов, одни катит перед собой шину от машины, довольно крупную, а второй несет в руках зеленую канистру. Они подходят к Эмме, и пока один освобождает ее ноги, второй обливает резину бензином, заливая его также вовнутрь. Когда ноги моей сестры освободили, их приподняли, от чего она стонет, а кровь из ран начинает хлестать еще сильнее. И откуда ее столько. Шину продевают через ноги и поднимают до груди, где она застряла и уже не падала вниз. Ник, сложив руки на груди, заворожено смотрит на их действия, а Джулия с Анастейшей обходят Эмми с двух сторон и, достав зажигалки из карманов, чиркают колесико, сразу же кидая вспыхнувшие устройства на облитую бензином резину. Она моментально вспыхивает ярким алым пламенем, а две девушки едва успевают отскочить в сторону от огня, который начинает пожирать мою сестру. От ее крика закладывает в ушах. Но я продолжаю смотреть, как кожа начинает плавиться, стекая вниз. Она пузырится, лопается, оголяя сначала мышцы, а потом кости. Странное ощущение, но я уже перестаю чувствовать страх, а мое тело, …будто мне не принадлежит. Помещение наполняется тошнотворным запахом жареного мяса, паленых волос и бензина. От едкого дыма начинают слезиться глаза.
Когда пламя гаснет, а на обугленном скелете остаются только недогоревший обод, да почерневшие остатки плоти,, в цех влетает несколько людей в масках и с автоматами. Противогаз, принесший канистру с бензином, резко дергается, но его тут же убивает автоматной очередью. Он падает на живот, а под головой начинает растекаться лужа крови, выливающейся из осколков черепа. На его светлой рубашке так же появились пять дырок от пуль. Снайперы на миг замирают, смотря на то, что осталось от Эмми. Воспользовавшись моментом, Ведущий хватает Джулию и утягивает ее куда-то за клетку с Томми, который от испуга снова начинает реветь. Я решаю, как можно незаметнее, проследовать за ними, может мне удастся спастись. Выжидаю момент, когда пара противогазов начинает идти прямо на этих людей в форме и кидаюсь к клетке. От резкого движения живот опять взорвался болью, и я оставляю за собой кровавый след. Не знаю, может у меня выработался адреналин, но я смог подняться на ноги и, разглядев еще одну дверь, направляюсь к ней.
Открываю дверь, передо мной образовался коридор в десяток футов, может меньше, а в конце справа вижу два прохода, один открыт, другой закрыт такой же железной дверью, через которую я зашел сюда. Делаю выбор и направляюсь к дальней. Захожу, сзади открывается дверь и, обернувшись, вижу Ника.
— О, какая встреча. - Скалясь, говорит Ник и достает пистолет - теперь ты, маленький любопытный ублюдок, от меня не уйдешь. Я пытаюсь найти пути отступления, но сзади только голые обшарпанные стены. Делаю шаг назад, спотыкаюсь и падаю, больно ударившись копчиком. Ведущий направляется ко мне, наставляя оружие на меня, стреляет, но кто-то набросился на него со спины, от чего пуля попадает мне в ногу. Боль, еще сильнее чем та, что я чувствую в животе, словно парализует мое сознание. Чтобы хоть как-то ее убавить, зажимаю рану рукой. Сквозь пелену слез различаю Майка. Он сидит на Нике и бьет его по лицу.
Замечаю, что кто-то стоит рядом, поднимаю глаза и вижу Эви.
— Эван, ты должен взять пистолет и убить его.
— Что? Я не умею стрелять. Я промахнусь. Могу попасть в Майка.
— Ты сможешь. Другого выхода нет. - говорит Эви и указывает на пистолет, лежащий почти рядом со мной. Он выпал из рук Ведущего при нападении Майка. Трясущимися руками беру пистолет, направляю вниз на него, человека, который превратил мою жизнь в ад. Руки дрожат так, что дуло ходит ходуном, и я не могу прицелиться как надо. Ведущий освобождает одну руку и, дотянувшись до лица Майка, начинает выдавливать ему глаз. Тот теряет хватку и Ник сразу пользуется этим, скидывая противника. Теперь они поменялись местами. Ведущий начинает душить Майка, тот лишь хрипит и пытается дотянуться до Ника, но с каждой секундой попытки слабее и голова Майка безвольно наклоняется в бок. Его глаза закрыты.
— Неужели. Так и знал, что с ним будут проблемы. – Сплюнув кровь, Ник поднимается на ноги, после чего, приоткрыв ворот куртки, он достает из кожаных ножен огромный охотничий нож.
— На чем мы там остановились? Малец, можешь не стараться, в пистолете была всего одна пуля. - говорит он и делает шаг ко мне. Смотрю на Майка, мне кажется, он пошевелил рукой.... Да, точно. Он поворачивает голову и смотрит на меня.
— Кинь ему пистолет! - прям над ухом кричит Эви. Я вздрагиваю, но слушаюсь и быстрым движением запускаю пистолет по полу в сторону Майка, тот быстро реагирует и, не медля, хватает его.
Ведущий изумленно замирает. Гремит выстрел, голова этого человека дергается назад, и он падает прямо на меня. В этот момент в дверях показывается Джулия и, видя мертвого Ника, начинает кричать.
— Ах ты тварь! – Джулия стремительно движется к Майку, но выстрел заставляет её упасть замертво.
Сталкиваю с себя тело и пытаюсь подняться на ноги. Майк весь запачкан кровью.
— Эван, - окликает Эви. Смотрю на своего друга. Он стоит рядом, но взгляд направлен куда-то в сторону. Оглядываюсь.
Я лежу рядом с Ведущим. Глаза широко распахнуты, рот слегка приоткрыт.
— Как это возможно? – Спрашиваю я, смотря на себя. Все также запачкан кровью, только вот рана не болит и дышать не больно.
— Ты умер, Эван.
— Что? Я не могу умереть! Я еще не вырос, еще не поцеловал свою первую девушку! Да я даже маму не могу оставить! – Не могу плакать, сложно, а может, даже невозможно.
— Наш отец постарался не разлучить нас. Однако ты умер, а я привязан к тебе, но я не исчез. Не испарился как пар, - говорит странно, но вот слово “отец”…мама неохотно рассказывала о нем.
— Отец? То есть ты мой…
Полиция стремительно пересекает коридор и бежит к горстке тел.
— Эван, мало времени, - Эви подходит ко мне и обнимает.
— Я стану заменой тебе, но мы все обязательно увидимся, Эван, обещаю.
— Когда?
— Когда все умрут.
Эван растворился. Полицейские через тела пробираются к мальчику, чье тело лежит рядом с ведущим.
Эви подходит к телу и касается его.
— Здесь мальчик, у него открытая рана. Срочно скорую.


Открываю глаза.
— А ты везунчик, Эван, - Сэм сидит передо мной в инвалидном кресле с перебинтованным коленом. На лице видны царапины, которые только начинают заживать. Эван…пора привыкнуть к этому имени.
— Говорят, чудо, что ты не умер от большой потери крови.
Ночь была тяжелой, кровавой. Мне пришлось занять место Эвана, иначе мы бы исчезли оба.
— Что случилось ночью? Как все закончилось, - спрашиваю я.
— Погибло девятнадцать полицейских, прежде чем приехало подкрепление. Ведущего убили, как и Джулию с Анастейшей.
— Одними тварями меньше. А что с отцом Николь?
— Ну, многие сбежали, но в город больше никто не вернется. У нас смена власти, а по улицам катается бронетехника. С ногой вот проблемы, - он потирает больное место.
— Не сможешь ходить?
— Смогу, но не ходить, а хромать. Но это лучше, чем вообще лишиться ноги, - вздыхает он - Николь тебе просила передать привет. Сам я, кстати, познакомился с Инниной. Милая девушка. Правда, уже успели поспорить на тему сериалов, после чего она назвала меня придурком. Но, как я понял, она меня хочет.
— Хочет тебя? Это в смысле убить?
— Не знаю, Эван, так в фильмах говорят крутые ребята. Кстати, мама скоро придет к тебе.
— Спасибо, Сэм. А теперь, можешь оставить меня одного, пожалуйста. Мне нужно немного отдохнуть.
Парень виновато улыбается и укатывается в коридор. Я встаю с постели. Спина адски ноет после многих часов лежания в кровати, но мне удается пересилить боль и встать. Подхожу к окну. Возле больницы ходят полицейские. Некоторых больных пришли навестить родственники. Замечаю одноклассников и знакомых ребят со школы, среди которых виднеется голова Николь. Сэма выкатывает на улицу медсестра и друга тут же, с заботой и вниманием, окружают наши приятели.
Сэм что-то говорит им. Они все смотрят в окно и, видя меня, дружно начинают махать. Николь даже послала воздушный поцелуй. Но эту девушку любил Эван. А я не могу любить, ведь, как призрак, лишен эмоций. Хотя вот, когда брат умирал, несколько слез все-таки потекли из моих глаз. Придется девочке влюбиться в другого парня. Кстати об Эване. В конце концов, смерть – это ведь только начало. На том свете нас ожидает столько всего, чего мы никогда не увидим здесь, на земле. А таким людям, как мой погибший брат, будет обеспечен и достойный прием. Однако не стоит забывать и про жизнь, как не стоит переживать и о смерти. Просто живите, наслаждайтесь каждым мгновением. Дарите улыбки, оставьте после себя яркий след в этом мире. А кто ушел от нас, будут ждать, наблюдая за нами. Когда состоится наша с ними встреча? Ну конечно же, когда все умрут.

Конец.


Comments 2